Все новости
Общество
14 Мая 2014, 18:16

Белые моря в Башкирии неопасны

Жители Башкирии мало знают про «белые моря» рядом со Стерлитамаком — шламонакопители содового производства.

Фото автора.
Башкирия расположена в
глубине материка. Как-то считал, до ближайшего к нам, Каспийского, моря 1000
с лишним километров. Как до Москвы. В общем, с точки зрения географии, морей у
нас нет. Однако с точки зрения фактов есть. Есть, да не просто моря, а Белые!
Породил эти моря гигант
промышленности — объединение «Сода». Часто бывая на Шиханах, я, конечно же,
видел много раз издалека эти Белые моря, много про них слышал и вот наконец-то
представился случай побывать там. Руководство ОАО «Башкирская содовая компания»
решило устроить пресс-тур для журналистов на Белые моря. Что знают про них
люди? В общем-то, ничего хорошего. Говорят, что гадости в них аккумулировано
столько, что все живое в радиусе миллион километров хватит отравить. И еще
останется. Пахнут дурно, в ночи светятся, и в реке Белой из-за них вся рыба
пропала, поскольку сбрасывается вся отрава исключительно в реку.
Сначала была пресс
конференция, и там рассказывали о различных экологических программах. А потом
мы сели в автобус и поехали.
Промелькнуло «содовское»
кольцо, дальние проходные и воздух в автобусе стал сгущаться. Запахло так, что
хоть святых выноси.
— Чувствуете, — радостно
прокричал экскурсовод сквозь шум мотора, — запах чувствуете?
Запах мог почувствовать даже
человек с полностью атрофированным обонянием. И мы в ответ заголосили:
— А как же!
— Так вот, это пахнет не от
Белых морей. Это городские очистные сооружения, — с чувством глубокого
удовлетворения подытожил экскурсовод. — Белые моря дальше.
Я сразу вспомнил дни в
примыкающем к «Соде» районе, когда ветер тянул с севера. Пахло точно так же.
Мочевиной и прочими неаппетитными делами. Тогда я считал, что все проклятая
химия. А оказалось, биохимия. Населения второго по величине города республики,
Стерлитамака. Поскольку все стоки города сходятся именно сюда.
Между тем
автобус въехал в ворота. За окнами сквозь клубы пыли, подымаемой с ухабов, блеснула
вода. Автобус ехал будто бы по дамбе меж двух водоемов. Водоемы были квадратной
формы, и дамба была не дамбой, а обваловкой, разделяющей водоемы на равные
участки.
— А это и
есть Белые моря, — прокричал сквозь еще более сильный шум экскурсовод.
Вода в них
при этом была отнюдь не белой. Цвет ее был изумрудным, как в лагунах из
глянцевых журналов.
— А когда
остановимся?
— Скоро,
теперь уже скоро.
Действительно,
наше транспортное средство, покружив, выехало почти что к берегу Белой и
остановилось.
Мы вышли на
улицу. На горизонте расстилалась индустриальная панорама. Там были установки,
градирни и, конечно же, дымящие трубы. Но здесь все было мирно. Ничем не пахло.
В одном озере плескалась бирюзовая вода из глянцевого журнала, а в нее втекала по
трубе вода из соседнего абсолютно белого водоема.
Словно бы
продолжая мою мысль, экскурсовод показал на бирюзовую акваторию:
— Сюда у нас
лебеди приземляются весной. Красивые такие.
—А вам их не
жалко?
Но директор
по производству содовой компании, Юрий Иванов уверил, что в этих водоемах
ничего опасного нет. С производства сюда поступает так называемая дистиллерная
жидкость, в которой содержится взвесь гипса и известняка, а также рассол,
состоящий из хлорида кальция и хлорида натрия. Взвесь, шлам, известняк осаждаются
в шламонакопителе. А прозрачная вода поступает дальше. Потом в определенных
дозах, чтобы не навредить Белой, как водоему, имеющему рыбохозяйственное
значение, сливается в реку.
— То есть
опасности никакой для Белой нет?
— В тех
объемах, в каких сбрасываем, нет. Все, что берем из земли, туда и возвращаем:
вода, известь, поваренная соль и хлорид кальция. Кроме того, было принято
решение оставшиеся в работе шламонакопители, то есть вот эти «белые моря»
высушить естественным образом и потом так оставить или рекультивировать. А все
остальные стоки уже перерабатывать без сбросов. Оборудование монтируется на
базе цехов бывшего бариевого производства.
Вскоре мы
поехали обратно. Миф о страшных белых морях был развенчан. Но только для меня и
журналистов Стерлитамака, поскольку шламонакопители — так называются официально
Белые моря — зона охраняемая, и кого попало сюда не пустят.
Жаль, думалось
мне, чтобы было поменьше слухов, нужно чаще показывать людям, чего действительно
нужно бояться, а чего нет.
Автор:Кузнецов Валерий
Теги:сода