Все новости
Общество
4 Апреля 2014, 17:56

Разум животных сравним с человеческим — 2

Люди и крысы во многом схожи. Ведь не зря для опытов чаще всего используют крыс и мышей. Вообще, крысы считаются одними из самых умных животных.

Коллаж Ларисы Ветлугиной.
После выхода моей статьи «Разум животных сравним с человеческим» продолжал размышлять, и итогом стал ещё один материал.
Возникло сравнение людей с крысами. Скелет крыс, если его выпрямить, схож с человеческим. Ведь не зря для опытов чаще всего используют крыс и мышей. Вообще, крысы считаются одними из самых умных животных.
Профессор ветеринарной и сравнительной анатомии Вашингтонского университета, доктор Яак Панксепп утверждает, что крысы, подобно человеку, смеются, когда их щекочешь. Правда, для того чтобы услышать крысиный смех, надо использовать специальное оборудование, т.к. крысиный смех звучит на частоте, недоступной для человеческого уха.
Но между человеком и крысами есть и сходство в поведении, причем не всегда в пользу человека. Учёные провели следующий эксперимент. Устроили два идентичных лабиринта, разнящихся лишь в размерах. Один для крыс, а второй — для людей. В одном из коридоров первого постоянно помещали бесплатный сыр, а в одном из коридоров второго — 100 долларов. Человек и крыса натренировались быстро находить приманку. Но когда убрали приманку, то крыса после двух-трёх безрезультатных посещений этого коридора перестала туда бегать и стала исследовать новые места. Человек же с маниакальным упорством продолжал наведываться в то место, надеясь, что фортуна вновь повернётся к нему лицом.
Вспомнил передачу о крысах, показанную два-три года назад по НТВ. Решил напомнить читателям.
Дидье Дезор, французский исследователь лаборатории биологического поведения университета Нэнси, поместил в одну клетку шесть крыс, первоначально с целью изучения плавательных способностей крыс. Выход из клетки вёл в бассейн, который необходимо было переплыть, чтобы добраться до подвешенной пищи. Но результаты эксперимента привели к открытию в области психологии крыс.
В лабораторных условиях шесть крыс мужского пола помещались в клетку с выходом на бассейн. В другом конце бассейна находилась кормушка, пищу из которой необходимо было принести в клетку, чтобы съесть. В течение первых двух дней в бассейне не было воды, в последующие дни она постепенно прибывала. Дистанцию около одного метра крысе нужно было проплыть под водой. В ходе исследования выяснилось, что крысы не плыли вместе на поиски пищи. Среди них отыскались два эксплуататора, которые вообще не плавали, два эксплуатируемых пловца, один независимый пловец и ещё боязливый козёл отпущения.
Лишь когда эксплуататоры насыщались, эксплуатируемые имели право доесть остатки пищи. Независимая крыса была сильным пловцом, чтобы самому достать пищу и, не отдав ее эксплуататорам, самой же её и съесть. Козёл отпущения, которого били все, с одной стороны, боялся плавать. А с другой — не мог устрашать других, поэтому доедал крошки, оставшиеся после всех крыс.
То же разделение проявилось ещё в 20-ти случаях повторения эксперимента.
Чтобы лучше понять механизм крысиной иерархии, Дидье Дезор отобрал и поместил в одну клетку шесть эксплуататоров. Крысы дрались всю ночь. Наутро были распределены те же социальные роли, что и были раньше. Т.е. из эксплуататоров выделись более сильные эксплуататоры, эксплуатируемые, независимый и козёл отпущения. То же самое произошло, когда экспериментатор посадил в одну клетку вместе 6 эксплуатируемых. Выявилась та же иерархия. Единственное различие, в последнем случае это произошло быстрее, чем в клетке, где были собраны эксплуататоры.
Опыт был расширен в прямом и переносном смысле. В большую клетку посадили 200 крыс. Крысы также дрались всю ночь. Утром нашли трёх мёртвых крыс, с которых содрали шкуру, нашли распятыми на сетке. Эксплуататоры создали иерархию своих заместителей, чтобы с их помощью навязывать свою власть другим крысам и даже не утруждать себя непосредственно террором эксплуатируемых крыс и козлов отпущения.
Учёные исследовали мозг подопытных крыс. Они пришли к парадоксальному на первый взгляд выводу, что наибольший стресс испытывали крысы-эксплуататоры, а не козлы отпущения или эксплуатируемые крысы, как можно было бы предположить.
Выводы очевидны. Крысы похожи на людей не только биологически, но и психологически. Эксплуататоры панически боятся потерять свои привилегии и не хотят, чтобы их самих заставили работать. Чем выше численность особей, тем длиннее иерархическая пирамида и тем более жёстки правила игры.
Не могу не упомянуть широко известный в определённых кругах многократно повторенный эксперимент покойного доктора Джона Б. Калхуна под наименованием «Вселенная-25».
Учёный установив перекрытия в баке размерами два на два метра, проложив систему тоннелей с индивидуальными отсеками и поилками, запустил в этот искусственно созданный мышиный рай четыре пары здоровых, генетически безупречных мышей. В раю была постоянная температура +20 С, каждый месяц его чистили и набивали кормом и материалом для гнёзд. Через сто дней началось бешеное размножение мышей. Родители заботились о малышах. Однако уже в момент своего создания «мышиный рай» был обречён. Мышам, через десять месяцев размножившимся до 600 особей, уже не хватало пространства. Мышиный рай начал стремительно превращаться в нечто противоположное. Матери стали нападать на своих детей, рождаемость упала. Самцам стало труднее защищать свою территорию, по ходам теперь нужно было протискиваться, свободных социальных ролей почти не осталось, как и свободного места. Среди них сформировались любопытные классы: обыватели, пытающиеся любой ценой сохранить привычный уклад, революционные нигилисты, которые регулярно нападали на обывателей, нарциссы, не интересовавшиеся размножением и ухаживающие исключительно за собой. В конце концов 90 процентов самок репродуктивного возраста покинули популяцию и поселились в изолированных гнёздах в верхней части бака. Через 18 месяцев рост мышиной вселенной окончательно прекратился. Популяция достигла пика в 2200 особей, рождаемость упала, редкие беременности кончались убийством детёнышей. А через 20 месяцев с начала райской жизни, смертность молодняка достигла 100 процентов. Дольше всех в «мышином раю» выживали самые общительные, инновационные и хитрые мыши. Смертность не спасла рай, мыши умерли одна за другой, так и не вернувшись к привычным ролям и не пытаясь завести потомство.
Считается, что Калхун вместе со «Вселенной-25» похоронил и надежды человечества на счастливое будущее. Одним из его выводов было: «Еще до того, как нам перестанет хватать ресурсов, люди задохнутся в своих городах».
Автор:Радик Мухарямов