Все новости
Общество
19 Сентября 2013, 13:08

Спайс бойз в Башкирии никто не любит

Употребление спайса – само по себе дело очень рискованное. К тому же, помощь его потребителям, которые в этом нуждаются, тоже оказывать непросто.

Коллаж Ларисы Ветлугиной.
Мой приятель, частнопрактикующий врач, рассказал об одной своей производственной проблеме. Он работает, среди прочего, с теми, кто употребляет спайсы. Оказывается, их (потребителей) никто не любит. Нет, не в плане личных отношений. Хотя оно тоже, возможно, и так. Но здесь разговор о медицинской помощи.
Спайсы – штука новая, малоизученная. Соответственно, и употребление спайса – само по себе дело рискованное. А тут, выходит, и помощь его потребителям, которые в этом нуждаются, тоже несёт в себе большой риск столкновения с неизведанным. И плюс этот риск очень некстати накладывается на существующий у нас определённый антагонизм между наркологами и психиатрами.
Антагонизм этот, конечно, не такой острый, как легендарная взаимная неприязнь между ГРУ и КГБ в советские времена. Мы все прекрасно друг к другу относимся, общаемся, взаимодействуем и всё такое. Однако есть у нас отдельные пульсирующие точки несогласия. Одна из них – распознавание пациентов по принципу «свой-чужой».
Упрощённо так. Если у пациента бред, галлюцинация, проблемы с памятью, интеллектом, настроением – это к психиатру. Если пациент бухает, колется, курит, дышит чем-то непотребным, ест мухоморы или снотворное, запивая его пивом – это к наркологу.
А вот если у человека и то, и другое? Тут-то и возникает вопрос – чей он? Кто, в первую и в главную очередь должен им заниматься, и за него потом, если что, отвечать? Это сложный вопрос. Лишнего на себя никто брать не хочет. Вот на этой «поляне» и происходит порой профессиональный психо-наркологический футбол.
Отравление, опьянение, интоксикация спайсами – идеальный повод для такого «матча». Мало того, что клинические проявления такого опьянения в принципе знают пока очень немногие врачи, даже из числа опытных специалистов. Так иди, разберись ещё толком, что это за зрительные и слуховые глюки у человека, почему он бегает по крыше или забирается на козырёк подъезда, чтоб оттуда совершить публичное непотребство, а потом ничего не помнит и т.д. Обычный ли он сумасшедший (уж извините за грубый оборот) или же безумие у него развилось химическим путём? Пойди, поймай, опроси его, собери точный анамнез, прими верное решение. А решение, как правило, принимать надо быстро. Пока бедняга и сам не убился, и других не покалечил. Или не помер от острой сердечной недостаточности (и такое при спайсах описано; то есть, к психиатрам и наркологам ещё и терапевты могут присоединиться). А потом отвези его в «правильную» для него в данный момент больницу и убеди тамошний приёмный покой, что он «ихний».
Вот такие вот, оказывается, трудности с переводом. Точнее, с приёмом и госпитализацией.
Курить – не курить, что курить, а что – лучше не стоит, наши люди сами сейчас решают. Демократия, чай. Свобода. Наше дело – предупредить, довести инфу, так сказать, с передовой.
Всем счастливо, берегите себя и близких.
Автор:Артур Кудашев