Все новости
Общество
20 Июня 2013, 15:33

В Уфе есть приют для горе-матерей и одиноких стариков

В центре социального обслуживания населения «Изгелек» оказывают социально-медицинскую, психологическую и юридическую помощь уфимцам.

Фото автора.

— Пока мне не исполнится 16 лет, я не могу нести ответственность за ребенка, — поясняет юная мама, держа четырехмесячного сынишку на руках.

По словам девочки, сейчас опекуном сына является ее мать. Но съемный ветхий дом, где обитает семья, не пригоден для проживания с грудным ребенком. Поэтому пятнадцатилетняя женщина с младенцем оказалась в приюте до разрешения жилищной проблемы.

Речь о центре социального обслуживания населения с доброжелательным названием «Изгелек». Здесь оказывают социально-медицинскую, психологическую и юридическую помощь всем нуждающимся жителям Кировского района Уфы.

Соцработники помогают престарелым людям и инвалидам на дому. Они убираются в квартирах, ходят в магазины за продуктами. Медицинские сестры выполняют назначения врача. Мастера салона социально-бытовых услуг за умеренную плату прихорашивают своих клиентов.


В 2008 году на базе центра «Изгелек» было открыто стационарное отделение помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации во время беременности и родов. В этом отделении и живет в настоящее время молодая мама Рафида.

— Скоро мы переедем в свой дом, — рассказывает она, — а пока обустраиваем там детскую комнату. Отец ребенка помогает.

— Тебе пятнадцать, а сколько лет молодому отцу?

— Сорок пять.

Девочка признается, что ее изнасиловали.

Чтобы жить дальше, Рафида старается забыть все плохое в своей жизни. Биологический отец ребенка признает, помогает. Впрочем, у зрелого мужчины итак забот хватает. Трое детей, двое из которых близнецы-инвалиды.


Рафида строит планы на будущее. Получила аттестат об окончании девяти классов. Собирается выучиться на парикмахера, работать и самостоятельно растить маленького Артурчика.

— Еще в роддоме предлагали, — рассказывает Рафида, — и здесь мне советуют отдать сына на время в дом малютки, пока буду учиться и подыскивать жилье. Но я не соглашаюсь. Ведь потом очень сложно забрать ребенка обратно. Столько справок надо собрать.

Действительно, специалисты центра (юристы и психологи) ведут беседы со своими клиентами. Разъясняют им права и обязанности. Помогают оформить документы, социальные пособия. Сопровождают женщин в роддом, поликлиники.

По словам заведующей отделением Галины Беляковой, в последнее время в центр все чаще обращаются беременные по направлению женских консультаций. Таким образом, они проживают в центре до родов. Затем уже с малышом возвращаются обратно в казенные стены. Внимание в таких случаях уделяется восстановлению отношений с родными и близкими подопечных женщин. Все делается для того, чтобы мать с ребенком вернулась домой в семью.

Только в этом году в стенах центра обрели временный приют более десяти женщин. В основном особы без постоянного жилья и средств к существованию. Они сами воспитывались в детских домах и интернатах. Теперь же, становясь матерями, оставляют собственных детей на попечение государства.

В центре «Изгелек» есть отделение для стариков. Клиенты здесь проживают от одного до шести месяцев. С них взимается плата в размере 75 процентов от пенсии. Отделение рассчитано на 20 коек и фактически всегда заполнено. Соцработники направляют сюда своих подопечных. Чаще всего это одинокие старики, которых ожидает в лучшем случае дом-интернат. Ежегодно из центра в интернаты устраиваются около десяти человек.

О 95-летней блокаднице Анисии Лемешевой сотрудницы приюта рассказывают, что в сороковые годы Анисия Архиповна эвакуировалась в Башкирию. И всю жизнь прожила в деревянном доме довоенной постройки с печным отоплением.

— Куда ей теперь возвращаться, — говорит медсестра Аклима Нугуманова, — замуж так и не вышла, состарилась в одиночестве. Анисия Архиповна почти не слышит, самостоятельно не ходит. Кушает уже совсем мало, но в первую очередь всегда съедает хлеб. Берет по три кусочка. Видимо, блокадное прошлое сказывается.

Также на старости лет в доме без условий оказалась и коренная уфимка Клавдия Ивановна.

— Всю жизнь я прожила в Уфе. Родилась здесь и состарилась. Живу одна, — бабушка с трудом сдерживает слезы. — С мужем прожила 52 года. Умер. Родных никого не осталось, кроме двоюродных племянников.

Дом Клавдии Ивановны находится в Архиерейке. Жить на горе без условий стало невозможно. Женщина упала, сломала ребра. На некоторое время ее к себе забирала племянница. Но та сама серьезно заболела. Так 80-летняя женщина оказалась в приюте.

В отличие от пожилых соседок, обитателю приюта Виталию всего 42 года.


На вопрос, как получилось, что остался без жилья и семьи, Виталий отвечает коротко: во всем виноват сам. Родители умерли. Когда-то была двухкомнатная квартира в Уфе, машина. Но чего-то, по его словам, в жизни не хватало.

— Начал пить, а исход такой, — Виталий показывает на культю ноги. – Зимой бомжевал и отморозил ногу. Не был бы пьяный, может, и не ампутировали. Да, что теперь говорить. Хорошо, что протез заказали и даже ездили на примерку. Скоро обещали сделать.

Уфимский бомж-инвалид живет в социальном центре два месяца и ждет распределения в интернат.

— В интернате жизнь не заканч

ивается, — говорит Аклима Нугуманова, — такие, как Виталий, еще встречают там свою судьбу, женятся. В общем, жизнь у них продолжается. Главное — успеть помочь.
Автор:Ахметшина Виолетта