Все новости
Общество
17 Июня 2013, 13:50

Деревни в Башкирии вымирают

Как живут люди в удаленных, достаточно глухих местах республики? Чем занимаются, чем живут?

Фото автора.

Недавно сплавлялись по Юрюзани. При этом удалось пообщаться с местными жителями. Представилась возможность вблизи посмотреть на жизнь деревень в удаленных, достаточно глухих местах республики — Нуримановском, Дуванском, Караидельском районах. Люди очень откровенно, даже с удовольствием рассказывали, чем занимаются, чем живут. Работы в этих местах в основном нет. Кто-то сезонно работает на лесопилках, кто-то ездит вахтами на Север, кто-то просто живет своим хозяйством, ловит рыбу, разводит скот, держит пчел.

В начале пути нашим проводником был Алексей Андреев. В свое время он был председателем совета посёлка Красный Ключ, сейчас на пенсии. А раньше долго работал учителем, затем директором в школе деревни Первомайск Нуримановского района. Через Первомайск проходил наш путь.


— Первомайск был образован как поселок лесорубов в 1950 году, — рассказывает Алексей Васильевич.


— Здесь был очень крупный лесопункт Яман-Елгинского леспромхоза, населения было 1500 человек. А сегодня в Первомайске проживают всего около 350 человек.


— Раньше вдоль узкоколейной дороги, которая была проложена для вывоза леса, располагались 13 населенных пунктов, в которых жили в общей сложности почти 11 тысяч человек. По узкоколейке ходили сначала паровозы, потом мотовозы, потом тепловозы. Все вокруг гремело, дышало, люди рождались. Леспромхоз давал очень много для развития социальной инфраструктуры всех близлежащих населенных пунктов. В Первомайске была построена хорошая школа со спортзалом, с мастерскими, участковая больница на 25 коек, работали хорошие врачи. И вот в 90-е годы все стало разваливаться, леспромхоз распался. Рельсы с узкоколейки растащили предприимчивые дельцы. Часть успел все-таки забрать район, но денег, вырученных от их продажи, наверное, даже не хватило на то, чтобы выплатить долг работникам леспромхоза.

От 13 населенных пунктов остались только Яман-Порт и небольшая деревня Устье Яман-Елги в несколько дворов. На месте других практически ничего не сохранилось.

Сейчас через Первомайск прокладывается дорога в сторону Екатеринбурга, я доволен, что для населения будет работа, деревня будет жить, — говорит Алексей Васильевич.

Кстати, когда мы подъезжали к Первомайску, нам показали недавно построенный завод по глубокой переработке леса, который нынешней зимой раздавило снегом.


Наши проводники довезли нас до реки, далее мы поплыли на рафте, а они вернулись домой.

Долгое время по берегам Юрюзани в Дуванском районе нам не встречалось вообще никаких населенных пунктов. Затем было несколько маленьких деревень с некрашеными домами и заборами.

В селе Калмаш, достаточно крупном по местным меркам, мы высадились и отправились общаться с людьми. Анатолия Григорьевича Ершова местные жители порекомендовали нам как пчеловода. Он действительно держит пасеку.


На горе мы разглядели здание школы и заинтересовались — работает ли она. Оказалось, что супруга нашего собеседника Анастасия Тимофеевна была долгое время ее директором и может рассказать подробно о ней.


— В прошлом году школа закрылась, — рассказывает Анастасия Тимофеевна.


— Здание сейчас стоит, даже окна целые пока, и полы не разобрали еще. А дети сейчас ездят учиться в другие населенные пункты. Старшеклассники, их 16 человек, на неделю отправляются в интернат в райцентр Дуван. В понедельник утром за ними приходит автобус «пазик» и везет детей за 33 километра от дома. В субботу они возвращаются обратно. А младших ежедневно возят на «газельке» в деревню Октябрьский за четыре километра.

В Калмаше сейчас живут 37 пенсионеров и 37 человек работоспособного возраста. Из них 12 мужчин, они ездят на вахты, причем, совершенно в различные места — в Свердловскую область, на Ямал, в Сочи. В своем районе работы для них нет. Женщины пристраиваются, где могут — в медпункте, в магазине, в детском саду, который, к счастью, еще есть.

Анастасия Тимофеевна была директором местной школы с 1970 по 1984 год. Тогда в школе училось 600 человек. Во всех ближайших населенных пунктах были дети, их привозили из Сафоновки, Бурцовки, Комсомольского, Октябрьского, Потаповки. Работали 26 учителей. Для них было построено двухэтажное здание, там учителям давали квартиры. Был интернат для детей из близлежащих деревень. Только из Сафоновки тогда приезжали 70 детей. А теперь в Сафоновке детей нет совсем.

Следующим пунктом нашей высадки была как раз Сафоновка.


Как следует из названия деревни, практически все здесь Сафоновы. Зашли в гости к Дмитрию Васильевичу Сафонову. Ему 76 лет, в юности он потерял ногу, тем не менее всю жизнь работал в совхозе, пчеловодил, собирал за сезон по 50-60 центнеров меда. А сейчас, когда здоровье стало подводить, пришлось лечь в больницу села Месягутово и услышать там от врачей горькие слова: «Если бы вас парализовало, мы бы вам инвалидность дали, а так не положено».


Неподалёку от отца дома его сына Михаила с семьей и дочери Надежды, ныне Катаевой.

Надежда сейчас на пенсии, а раньше работала почтальоном. В Калмаше есть отделение связи, Надежда три раза в неделю пешком шла туда, а расстояние не маленькое —12 километров, забирала почту и разносила ее в Бурцовку и Сафоновку.


— Который раз на лошади, на мотоцикле кто подвезёт, а так пешком ходила, 18 с половиной лет отработала. Раньше здесь совхоз был, животноводческая ферма работала, молодняк крупного рогатого скота выращивали. В 90-х развалился совхоз, в 2004 году закрылась ферма. Раньше-то в деревне дворов 30-40 было, а потом, как людям работы не стало, многие уехали. Сейчас дворов десять осталось, в основном пенсионеры живут. Скотину держат — коров, овец, разводят пчел. Уже лет десять, как нет начальной школы. И магазин четыре года назад закрыли. Ничего нет.

По соседству дом Александра Сафонова. Когда был совхоз, он работал трактористом. А сейчас живёт своим хозяйством. Держит коров, овечек, кур. Выращивает картошку, овощи.


Ниже по течению Юрюзани ещё несколько деревень. Но картина везде примерно одинаковая. Мужчины зимой работают, например, на лесопилке, летом занимаются хозяйством. Или ездят вахтами туда, где есть работа. Те, кто на пенсии, занимаются огородом, скотиной. Ближе к обжитым местам возможностей, конечно, побольше. Но это уже другая история.

Автор:Сюткина Евгения Константиновна