Все новости
Общество
6 Июня 2013, 18:04

Про власти и протестные страсти-мордасти

У нас и обычное население, и бюрократия охотно принимают формулу: «Все в России зависит от лидеров, а не от рядовых исполнителей».

Фото Андрея Старостина.
Сравнивая двух президентов, нынешнего и прежнего, даже слепой увидит, насколько разительно они отличаются. Представьте, к примеру, отвечающего на неудобные вопросы общественности и журналистов Муртазу Рахимова. Вряд ли получится.
Зато он хорош в другой ипостаси. Прирожденный инспектор и непревзойденный знаток, у которого все славно и преотлично. Вот он с повелительным видом расхаживает среди строящихся объектов. Ни тени сомнений в правоте взятого курса, никакой оглядки на возражения общественности. Этих строгостей во взглядах придерживалась и смотревшая в рот своему начальству официальная республиканская пресса. Строительство «Полиэфа», Юмагузинского водохранилища, зодчество калибром поменьше вертели на все лады как нечто исключительно полезное и лишенное противоречий. Если и были какие-то несогласные, то где-то за скобками государственного мышления – в офисах полувраждебных либеральных партий, в виртуальной реальности, за Полярным кругом, на Большой Медведице, в астрале, в осадке.
Иного управленческого поведения и реакций не предусматривалось. И чиновники, и информационная челядь вели себя так решительно во всем на протяжении долгих 20 лет. Полемисты от общественности, конечно, имелись, и даже в очень приличном избытке, но снизойти до дискуссий с ними власти не желали, предпочитая делать вид, что недовольных, несогласных и думающих по-другому просто нет. С самого начала местной самостийности с людьми в республике не особенно церемонились и кромсали по «общественным интересам» на зависть Джеку Потрошителю. И сады одним начальственным росчерком сносили, и целые улицы в угоду элитным кварталам выселяли, и омоновскими дубинками воспитывали. А дальше начиналась полная безнадега в судах, где шансы доказать свое неверблюжье происхождение сводились к нулю. Очевидные нарушения почти стопроцентно оборачивались невероятными решениями в пользу тех, кто был связан с миром денег и власти.
Казалось, региональное начальство так и будет поплевывать на людей, не желая идти им навстречу ни в большом, ни в малом, и тут уже ничего не попишешь. Однако со сменой руководителя в республике обозначились приятные перемены. Оказалось, что новый президент смотрит на недовольных граждан куда терпимее и снисходительнее, чем предшественник, и готов отвечать на поставленные перед ним трудные и злободневные вопросы.
Видимо, по-другому сегодня и нельзя. Скоростной интернет есть везде. Пошарив в любом поисковике, можно легко обнаружить, что несогласные с властью встречаются в республике повсеместно, а независимые от местного начальства сайты появились едва ли не в каждом райцентре. Постепенно растет и профессионализм таких интернет-страниц, и влияние в своей округе. Не замечать этого сегодня – слишком большая роскошь.
Прошло время грозных окриков, когда можно было отдать негласный приказ не печатать, отключить, проверить пожарную безопасность, нарыть нарушения и вырвать с корнем. А попытки задраить интернет-шлюзы, чтобы обезопасить себя от критики, не только бессмысленны, но и вредны для самой власти. Похоже, Рустэм Хамитов это понимает. Неслучайно у него вызвала такое возмущение история с главой администрации Ермекеевского района Дифгатом Хантимеровым. Этот местный начальник обиделся на провайдера за то, что тот разместил в сети ролик, где он заставлял подростка целовать свои кеды. В отместку за правду о своих жестоких наклонностях он попытался расплести всемирную паутину, покончить разом с интернетом в своем отдельно взятом районе. Президент тогда встал на сторону обиженных подростков и интернета, уволив не в меру рьяного чиновника.
География гражданских протестов все последние годы постоянно расширяется. Вот хроника только тех выступлений в Башкирии, которые лежат на поверхности.
Более 300 человек митинговали 27 апреля в Приютово. Народ требовал отставки местной администрации. Для 20-тысячного поселка это немало. А наболело и враз прорвало многое – тут и рост цен на услуги ЖКХ при плохом обслуживании, убитые дороги, безработица, нецелевое использование средств, нежелание сотрудничать с общественными организациями.
А в Стерлитамаке жители домов на пересечении проспекта Октября и улицы Коммунистической спорят о «Макдональдсе». Напротив одного из зданий есть подходящий пустырь, на который, похоже, нацелился застройщик. Однако не всем местным жителям эта затея пришлась по нраву. Предвкушая неуместное веселье молодежи Стерлитамака, Ишимбая, Салавата и окрестных деревень по вечерам и горы мусора у себя под окнами, активисты собирали подписи против размещения американской закусочной по этому адресу. Словно это и не забегаловка вовсе, а военная база с «першингами». В администрации Стерлитамака в спорах о заокеанском фаст-фуде также провели общественные слушания и пресс-конференцию, но с местом, кажется, пока не определились.
В конце марта голодали дольщики ЖК «Зеленый берег». Участники акции требуют заключения договоров на квартиры между застройщиком - Фондом жилищного строительства Башкирии и участниками долевого строительства жилого комплекса «Зеленый берег», а также предоставления четкого плана финансирования, графика строительных работ и сроков завершения строительства. Безрезультатно договариваются по этому вопросу уже три года. «Щедрое» предложение первого вице-премьера Рауфа Нугуманов самим доплатить за недостроенное жилье привело к третьей по счету голодовке обманутых дольщиков.
В апреле президент Башкирии прояснил перспективы горы Торатау. В прямом эфире БСТ он заявил, что гору не тронут и предложил «Соде» поискать другие источники сырья, а пока продолжить освоение месторождения Шахтау и «научиться доставать известняк с глубоких, обводненных горизонтов», используя передовые технологии. Будущее Торатау держало в напряженном ожидании этнографов, национальные общественные организации, промышленников. Башкирские сайты испещрены документальными следами ожесточенной борьбы за гору – многочисленными обращениями на самый верх, выступлениями историков и краеведов, мнениями экономистов. Торатау стала камнем преткновения между влюбленными в родной край романтиками и теми, кто ратует за его экономическое процветание путем освоения природных богатств, предпочитая рентабельность и доходность поэтическим нежностям. Рассудить башкирских физиков и лириков сумел президент.
В мае общественный сыр-бор разгорелся по транспортному вопросу. Много шума наделала история с незаконной вырубкой деревьев в районе улицы Блюхера в Уфе и последовавшая за ней массовая вспышка народного гнева. Люди грудью встали на защиту своих интересов, которые к удивлению и неудовольствию многих начальников были завязаны на этом самом сведенном лесе. Тут оказались и привычные места для выгула собак, погреба, гаражи и многое другое. Да и сама линия скоростного трамвая под окнами жилых домов вместо зеленого, пусть даже и слегка загаженного убранства, не самое приятное дело. И о чем только думали люди, поспешившие взяться за топор? Если хотели подставить администрацию города, то они добились этого с оглушительным успехом. Взвинченный и обозленный народ не лез за словом в карман и попутно к вырубленным деревьям припомнил другие обиды – бестолковое одностороннее движение в центре города, раздутую дань в сфере ЖКХ, самодурство отдельных городских властителей. Особенно крепко на орехи досталось градоначальнику Иреку Ялалову, хотя с учетом того, какое наследство и от кого он принял, его прегрешения перед горожанами не настолько и велики. Рубить концы опять пришлось президенту. Как и в истории с горой Торатау, Рустэм Хамитов наложил мораторий на запуск скоростного трамвая до полного выяснения целесообразности проекта и примирения общественных интересов с градостроительными аппетитами.
По схожему сценарию пошли дела и в Салавате. Майская общественная маета там завертелась под флагом борьбы со строительством комплекса по производству акриловой кислоты. Срочную и насущную необходимость в таком предприятии испытывает «Газпром нефтехим Салават». Акриловое предприятие позиционируют чуть ли не как основу всероссийского центра газовой химии и возлагают надежды как на экономическую панацею, связывая с ней рост зарплат и количества рабочих мест. Но большинство горожан, похоже, против этого производства. Причина - сложная экология, из-за нее салаватская молодежь уже давно стремится к перемене мест. И высокие зарплаты не снимают остроты этой проблемы, поскольку здоровье близких, детей, в первую очередь, не купишь ни за какие зарплаты.
Эта застарелая экологическая болячка повлияла на отношение салаватцев к проблемам своего города, обострила их практичность. Противники акрилового производства сформулировали свою позицию очень интересно. Они предложили руководству «Газпром нефтехим Салават» и представителям власти построить неподалеку от акрилового производства коттеджи, виллы для своих семей, детские сады для своих детей и внуков. Лучшей проверки на вредность не придумаешь - принять такое предложение гораздо убедительнее роликов о безобидности производства, на которые не поскупился застройщик. Вообще-то при старом режиме, как сказали бы коммунисты эпохи нэпа и индустриализации, в порядке вещей было сдавать объект, отвечая за него головой, в буквальном смысле. До сих пор живы байки, как инженер такой-то сидел под построенным мостом, когда его опробовал груженый транспорт. Правильно это и сейчас, когда нас, не спрашивая, ткнули носом в капиталистические ценности. Но вот внемлют ли власти и предприниматели эпохи нанотехнологий голосу разума или отринут социальную ответственность, как вещь явно обременительную и невыгодную для первопроходцев капитализма?
Как и в других случаях Рустэм Хамитов посетил салаватскую горячую точку и выразил надежду, что власти и горожане найдут общий язык, но приостанавливать строительство не стал. Видимо, акриловое производство – дело решенное, и этот орешек президенту не по зубам. И задачи у него в Салавате совсем иные - снизить накал страстей, что и было сделано на совещании во время поездки.
Удивительно, но факт. За такое короткое время изменились и цели перемещения руководителя по республике, и мотивы визитов. Бессмысленное ритуальное кочевье по городам и весям и бесконечные низкие поклоны первом лицу за один факт его существования, что опять же совсем недавно так усердно размазывали и мусолили местные СМИ, уступили место нормальному деловому общению с жителями республики по наболевшим вопросам.
Вместе с тем очевидно, что президента плохо поддерживают его чиновники, хотя именно на них лежит ответственность за там и сям возникающие кризисные ситуации. Хамитову то и дело в гордом одиночестве приходится расхлебывать кашу, которую заваривают его безответственные подчиненные. Прямые вмешательства с правом первой подписи - норма и данность для политического пиара. Но хочется верить, что в случае с нашим новым президентом это не самопиар. Скорее, тут отсутствие слаженности в работе, инфантильность и равнодушие госслужащих. Можно, конечно, попенять на тяжелое кадровое наследие, доставшееся от предшественника. Но нельзя тянуть этот воз до бесконечности, замыкая на себя решения всех, в том числе и несущественных вопросов.
В 2005 году Институт социологии Российской Академии наук совместно с Фондом им. Эберта изучали современную российскую бюрократию.
Исследователи подглядели такую нашу внутреннюю особенность. «Власть, чиновничий аппарат часто игнорируют интересы и права граждан. Значительная часть общества отвечает власти той же «монетой», стремясь обойти стороной легальные и легитимные способы решения своих насущных проблем и свести общение с государственными органами к минимуму, обращаясь к ним только тогда, когда нет иных способов решения той или иной проблемы».
В то же время в российской политической культуре «простые» граждане запрограммированы на милости и приказы сверху. Это приводит к тому, что «простой человек» перекладывает ответственность за ведение дел на чиновника, а чиновник, в свою очередь, на политических лидеров и высших должностных лиц. Формулу, что «все в России зависит от лидеров, а не от рядовых исполнителей» охотно принимает как обычное население, так и бюрократия.
Похоже, Рустэм Хамитов стал жертвой этого общественного правила. Чем скорее он найдет из него свое собственное исключение, тем проще и эффективнее сможет управлять республикой, делегируя часть полномочий своим подчиненным, которые не будут раздражать народ своими невежеством, грубостью и неумелостью.
Автор:Гильманов Расул