Все новости
Общество
3 Апреля 2013, 19:01

Главный медэксперт Башкирии: в амбулаторных картах мы находим деньги

Работа медико-социальной экспертной комиссии оказалась сегодня в центре пристального внимания читателей «Электрогазеты». 

Фото Олега Яровикова.

Работа медико-социальной экспертной комиссии оказалась в центре пристального внимания читателей «Электрогазеты». О процедуре установления инвалидности, организации доступной среды для людей с ограниченными возможностями и программах их реабилитации шла речь сегодня на встрече с руководителем Главного бюро медико-социальной экспертизы Республики Башкортостан Юрием Томиловым. В прямом эфире заслуженный врач ответил на все поступившие на сайт i-gazeta.com  накануне и в режиме онлайн вопросы пользователей.

Общий позитивный тон встрече задало приветствие от пользователя Дамира Гайсовича в адрес гостя редакции:

- Мечетлинцы, коллеги-медики, однокурсники по мединституту из  Мечетлинского района приветствуют на страницах "ОЭГ"   нашего  знатного земляка  Юрия Семеновича. Знаем, что ты здоров, полон сил, отдаешь их служению республике и славишь наш район. Всех тебе благ, Юра... Так  держать ...

- Передаю привет Дамиру.

Ахметшин:

- Десять лет назад в связи с переводом инвалидов на федеральный уровень обеспечения в Башкортостане была проведена ограниченная по срокам инвалидизация населения. Первыми получили инвалидность сами врачи, затем их родственники и друзья, потом власть имущие. Истинные инвалиды на глубинке остались. Не грозит ли этим "блатным" инвалидам переаттестация?

- Переаттестация не грозит, потому что установление инвалидности шло в рамках организации «Медико-социальная экспертиза Республики Башкортостан». Инвалидизация, как выразился Ахметшин, шла не потому, что все эти люди хотели к нам прийти, а потому, что вышел пресловутый 122  закон, по которому ветераны республики лишались некоторых услуг или льгот. Ранее ветераны в республике имели даже больше льгот, чем инвалиды третьей группы, и у них не было оснований к нам обращаться. Во-вторых, в тот год мы освидетельствовали 80 тысяч человек дополнительно. И я не думаю, что у нас 80 тысяч врачей и их родственников. Шли все, кому было показано. Позже уже несколько раз проверяли обоснованность установления инвалидности и нарушений не выявили. Наша служба руководствуется строго законодательством, и мы никогда не отступаем, кто бы на нас не оказывал давление. Это все прекрасно знают.

Павел:

- Ребенку, оперированному дважды (последняя операция проведена шесть лет назад), отказано в продлении инвалидности по причине выявленных "незначительных нарушений", даже после переосвидетельствования в главном бюро МСЭК по РБ. А кардиологи и кардиохирурги на основании обследований настаивают на продлении. Как действовать в сложившейся ситуации?

- Они настаивать не могут, они могут только рекомендовать. Это высокотехнологичная операция и для чего-то же ее делали. Я думаю, прошел период реабилитации, адаптации и дальше оснований в продлении инвалидности не будет. Незначительные нарушения функций сохранятся на всю жизнь, но ведь ограничений у ребенка абсолютно никаких нет. Значит, и нет оснований для установления инвалидности.

Надежда: 

- После ЧМТ у моей дочери остались осложнения: миопия высокой степени, диплопия и т.д. С высокой миопией, конечно, не всем устанавливают группу инвалидности. А почему при диплопии в нашей республике не предусмотрена реабилитация? Она излечима или не излечима? Диплопия с 22.10.08. Почему на обратном талоне не указали осложнения, а в сопутствующих болезнях указали: с легкими глазодвигательными нарушениями и виды нарушений организма незначительны. Дата освидетельствования 17.03.2011.

- Диплопия - это

двоение. Не видя документов, мне очень сложно что-либо ответить. По поводу обратного талона – на нем написано, кому он дается – не маме, не больным, не инвалидам. Он выдается лечащим врачам, которые направили больного к нам. Даже, если мы не указали сопутствующие заболевания, то в амбулаторной карте они все имеются. Нам еще ни разу лечащие врачи не предъявляли претензии, что мы чего-то не дописали. Мы друг друга понимаем. Если Надежда желает, то со всеми документами может обратиться лично ко мне, я веду прием каждый четверг с 14 до 17 часов в порядке очереди.

Светлана: 

- Как часто обжалуются решения бюро медико-социальной экспертизы? И часто ли главное бюро выносит решения, отличные от первичных? Ведется ли статистика, назовите цифры.

- Статистика ведется. Из 88 тысяч обращений в год 3,2 процента решений обжалуются. Из этого числа почти в 12-ти процентах случаев решения изменяются. По времени процедура приема врачей занимает три-четыре часа. Мы ведем запись пациентов, и поэтому больших очередей нет. Условия доступной среды в наших учреждениях стараются соблюдаться, также специалисты выезжают на дом – это почти пять тысяч случаев ежегодно от общего числа обращений.

Виктория: 

- Слышала, что в России введут международную классификацию функционирования? Как в этой связи изменится положение инвалидов? Изменится ли количество групп и социальных выплат (пособий)?

- Как введут, тогда и будем комментировать. Но могу сказать, что количество групп не изменится. Добавятся буквенные обозначения, например, вторая группа А. В зависимости от группы инвалиду будет оказываться ситуационная помощь. Если слепой человек придет в магазин, то по закону ему будут обязаны оказать помощь. Какую-то часть функционирования у нас введут, но не все европейское можно «одеть» на русский характер. У нас свой менталитет, совершенно свой подход.

Дарья:

- Почему инвалиды с неизлечимыми травмами обязаны проходить регулярное освидетельствование? Неужели у них может вырасти рука или нога? Абсурд. Одна моя знакомая пострадала от падения пресса - ей изуродовало руку. Платят какие-то копейки, но до недавнего времени регулярно заставляли проходить комиссии и доказывать, что женщина волшебным образом не излечилась. Как обстоит дело с этими "проверками" на сегодня?

- Здесь стоит вопрос о процентах утраты трудоспособности. А группу  247 постановлением устанавливают на второй год. В первый год устанавливается вторая группа на период адаптации, период изготовления протеза. Во второй год устанавливается третья группа. В итоге пациент на освидетельствование приходит два раза, но если затягивается изготовление протеза, то больше. По закону бессрочно инвалидность в этих случаях не устанавливается. Такие инвалиды проходят реабилитацию.

Алсу: 

- Почему не дают бессрочную группу онкобольным? Врачи медико-социальной экспертной комиссии что ли верят в излечимость рака?

- Я верю. Например, если на сегодняшний день, сравнить онкопатологию и заболевания сердечно-сосудистой системы. Онкобольного лечат химиотерапией, в динамике наблюдают пять лет, снимают с учета. И мы знаем людей, которые долго живут и здравствуют. А с ишемической болезнью сердца – что ни делай, будешь всю жизнь принимать лекарства. Сейчас большая выявляемость онкозаболеваний на ранних стадиях и хорошая излечиваемость.

Галина: 

- Юрий Семенович, скажите, решения главной медико-социальной экспертной комиссии можно обжаловать только через суд? Как часто предъявляются подобные иски?

- Я всегда рекомендую: обжаловать сначала в Федеральном бюро. Потому что суд все равно назначит пройти освидетельствование в Федеральном бюро, но платно. В прошлом году в суд обратилось 50 человек. Два решения было принято в пользу истцов. Мы соблюдаем законодательство очень четко. Два случая – это коллизии в законодательстве, то есть «понимай, как хочешь». Суды всегда решают в пользу пострадавших больных.

Татьяна Макарова: 

- К сожалению, с каждым годом здоровых людей становится все меньше. Увеличивается ли количество инвалидов?

- Мы не ведем статистику по количеству инвалидов. Но, конечно, инвалидов меньше не становится. Хотя в связи с демографической ситуацией фактическое число может уменьшаться.

Елена: 

- Скажите, пожалуйста, как в вашем ведомстве борются с коррупцией? Поступают ли сигналы о фактах взяточничества сотрудников? Как часто?

- По борьбе с коррупцией у нас есть план. Согласно ему, мы на каждом совещании этот вопрос вспоминаем. В каждом бюро у зала заседания есть информационная табличка: что бывает с тем, кто дает взятку – что бывает с тем, кто ее берет. И еще табличка: наша услуга совершенно бесплатная. Могу сказать, мы часто в амбулаторных картах находим деньги, но жалеем пациентов, ведь надо вызывать соответствующие органы. Приглашаем пациента, говорим: «Это что?» Отвечает: «Я забыла».

По каждому письменному обращению мы проводим служебное расследование. К великой радости, ни одно расследование не подтвердило факт того, что пишут. Нам сложно предложить взятку, ведь работа комиссионная. Из четырех человек кто-нибудь будет не согласен.

Инна: 

- Правда ли, что зарплата врачей медико-социальной экспертизы почти в два раза ниже, чем у коллег в стационарах? Может, в этом, в числе прочего, причина коррупции в рядах МСЭК?

- Зарплата чуть пониже, чем у врачей лечебников, но что в два раза, не скажу. Понятно, что у хирургов, которые оперируют, зарплата выше и это правильно. Да и Путин сказал, что к 2018 году зарплата врачей удвоится, и мы в эту категорию тоже входим.

Дмитрий: 

- Сейчас проходит весенний призыв в армию. Известно, что верный способ "откосить" - это предоставить справку МСЭ об инвалидности. Как решается проблема липовых справок?

- Все справки у нас на строгой отчетности. Липовых справок не бывает. Должно быть направление на медико-социальную экспертизу от лечебников, необходимо пройти у нас комиссию и только потом можно получить справку. То есть задействовано минимум десять врачей. Да денег не хватит, чтобы рассчитаться за справку. Вопрос, я считаю, несерьезный. Наши врачи в этом никогда не замешены.

Танзиля: 

- Здравствуйте! Мне 66 лет. С 1977 года страдаю сахарным диабетом 2 типа. Последние 15 лет – гипертонией. Мне  отказывают в установлении III группы инвалидности. Врачи говорят: не ходите с этим вопросом и нервы нам не мотайте. Я не имею права на инвалидность по моим основаниям?

- По самому диагнозу трудно сказать. Надо видеть осложнения, которые наступили вследствие заболеваний. Оцениваются ограничения в передвижении, самообслуживании, общении. Есть еще пункт – согласно биологическому возрасту. Само заболевание инвалидности не дает, должны быть осложнения, приводящие к ограничению жизнедеятельности.

 

Автор:Ахметшина Виолетта