Все новости
Общество
22 Февраля 2013, 12:48

Орнитологи башкирского вуза выхаживают раненых птиц

Немногие знают, что учёные-орнитологи БашГУ спасают хищных птиц, в виварий раненых орланов, соколов, орлов приносят сердобольные уфимцы.

Фото автора.

Когда заходишь в эту небольшую комнату на цокольном этаже Башкирского государственного университета, охватывает двойственное чувство – с одной стороны, любопытство, с другой – лёгкий страх. Со всех сторон на тебя круглыми глазами смотрят крупные хищные птицы. Они совсем рядом – протяни руку и коснёшься орлана-белохвоста, сокола сапсана или орла-могильника. Мощные, красивые, с пёстрым оперением, сильными лапами, изогнутыми когтями, они с любопытством разглядывают вошедших и начинают громко возмущаться по поводу непрошенных гостей. Недовольный клёкот, вырывающийся из их крепких клювов, недвусмысленно даёт понять, что вас здесь не ждали. Некоторые птицы расправляют крылья, а размах у них – метра по два, но не взлетают. Летать они не могут. Все птицы, находящиеся в этой комнате, травмированные.

- Проходите, - приглашает заместитель председателя Башкирского орнитологического общества Валерия Загорская, заслоняя плечом одну из птиц. – Они спокойные, только вот этот орёл – хулиган. Никого не боится.

Орёл в это время выглядывает из-за спины Валерии и, чуть не сворачивая себе шею, то справа, то слева разглядывает вошедших, не забывая при этом громко протестовать по поводу визитёров.

Раненых птиц приносят учёным-орнитологам БГУ уфимцы, знающие о том, что здесь их могут спасти. Причиной травм чаще всего бывают удары об окна и провода. В результате этого птицы, как правило, получают переломы крыльев. Иногда всё складывается удачно, и через два-три месяца вылеченных птиц отпускают на свободу. Но случаются и тяжёлые травмы – например, орлица живёт здесь уже девять лет, орлан-белохвост – пять. Сейчас в виварии находятся 12 птиц. Восемь из них, видимо, никогда не смогут летать, а остальные по мере выздоровления будут отпущены. В скором времени планируется отпустить на волю канюка – его травмированное крыло восстановилось. Вообще, здесь постоянно содержится около десяти птиц, иногда их количество доходит до 15-ти.

У каждой из них есть отдельная клетка. Но птицы свободно передвигаются по виварию, потому что клетки очень маленькие, в них они даже не могут полностью расправить крылья. Некоторые заходят в свои клетки на ночь. Постоянно в клетках живут только две серые вороны. И дверки в их клетках завёрнуты проволокой. Не потому, что вороны представляют опасность для окружающих. Совсем наоборот – чтобы обезопасить их от других хищников. Не доглядишь – съедят. Всё-таки в природе орлы, орланы и соколы такими, как вороны, питаются.

А здесь их кормят, в основном, курятиной – чаще всего доцент кафедры зоологии БГУ, председатель Башкирского орнитологического общества Виктор Валуев лично на своей машине ездит на птицефабрики и закупает оптом окорочка. Иногда птицам перепадает что-нибудь от таксидермистов, работающих на кафедре. В среднем, в год на питание раненых птиц уходит около 100 тысяч рублей, руководство БГУ выделяет ежемесячно по семь тысяч рублей на их кормление. Вороны едят всё. Бывает, что посетители приносят им гостинцы – творог, яблоки, вареные яйца, печенье.

Орлы-могильники, орлан-белохвост, сапсан – все эти птицы занесены в Красные книги России и мира. Луговой лунь, который тоже живёт сейчас в виварии, - в Красную книгу Башкортостана.

Сокол сапсан - один из постоянных обитателей вивария. Сапсан - самая быстрая птица и вообще живое существо в мире. В стремительном пикирующем полёте она способна развивать скорость свыше 322 километров в час или 90 метров в секунду. Во время охоты сапсан парит в небе, а обнаружив добычу, приподнимается над жертвой и почти под прямым углом стремительно пикирует, по касательной ударяя её сложенными и прижатыми к туловищу лапами. Удар когтями бывает настолько сильным, что даже у достаточно крупной дичи может отлететь голова.

А здесь сапсан любит общаться с хозяйкой – Валерией. Он садится к ней на руку и очень эмоционально рассказывает на своём языке какие-то новости, может быть, жалуется на то, что она долго его не навещала.

- Дай лапу, - просит Валерия.

И он даёт ей свою лапу с длинными чёрными когтями, ту лапу, от удара которой в природе у крупной дичи отлетает голова. А Валерия гладит его и тоже шепчет какие-то ласковые слова.

Три орла-могильника тоже достаточно давно живут в виварии. Интересно, что на специальном совещании российских орнитологов, посвященном могильнику, ещё в 1998 году было решено отказаться от неблагозвучного, а главное - необоснованного названия этого орла в русском языке. В латинском написании его название звучит как «солнечный орёл», а во всех европейских языках он именуется «императорский орёл». Однако процедура официального переименования какого-либо вида животных очень длительная и хлопотная. Хочется надеяться, что она все-таки будет доведена до конца и красивейший из орлов, наконец, получит в русском языке достойное, благозвучное имя.

Главная фигура вивария - орлан-белохвост. Он сидит в центре помещения на жердочке. Он величественный, гордый и очень спокойный, не боится окружающих, хотя и внимательно следит за происходящим вокруг. Однако расправить крылья и парить в воздухе ему, видимо, уже не суждено.

А в природе размах крыльев в два с половиной метра позволяет белохвосту без единого взмаха подолгу парить даже в слабых восходящих воздушных потоках. Для белохвоста нет нелётной погоды. Это настоящий властелин воздуха. Он одинаково легко преодолевает большие пространства и при ясной, безветренной погоде и при почти штормовой пурге с сырым снегом, над сушей и над морским простором.

Кстати, орлан-белохвост стал птицей 2013 года. Союз охраны птиц России уже 18 лет определяет птицу года. Цель кампании «Птица года» - привлечение внимания населения России к нашим птицам и к проблемам их охраны. Выбранная птица оказывается в «свой» год в центре общего внимания. Собирают данные о ее численности и распространении, люди помогают решать ее проблемы.

Не знаю, получится ли «Электрогазете» привлечь внимание общественности к проблемам орлана-белохвоста, живущего в БГУ. А проблемы намечаются. Виварий в БГУ существует уже восемь лет. Но в последнее время руководство университета настаивает на том, чтобы орнитологи убрали птиц из университета. Даже определена дата – до 1 мая 2013 года. Орнитологи волнуются – дальнейшая судьба птиц пока непонятна.