Все новости
Общество
21 Февраля 2013, 12:41

Исповедь директора башкирской школы

Много обвинений в свой адрес слышат работники образования, не исключение - и школьные директора. Исповедь руководителя одной из школ Башкирии позволит взглянуть на ситуацию с другого ракурса. 

По роду своей службы я довольно часто общаюсь с учителями и чиновниками от образования. Сколько историй я услышал от них - не перечесть. Одну из таких хочу поведать тебе, читатель.

Рассказ буду вести от имени директора школы, с которым повстречался на одном из семинаров по повышению квалификации. Неважно, какой и где. Так как озвученные проблемы одинаковы для многих учебных заведений. Итак, начинаю.

Моя школа, в которой я директорствую уже десятый год, средняя. Одиннадцатилетка. В небольшом городке, где нормальную работу днем с огнем не найдешь, тем более для педагога, моя должность - почти верх благополучия. Только мало кто знает, чем и как это благополучие мне достается. То, что в таких городках каждый каждому сват, брат и родственник, ни для кого не секрет. Поэтому выбиться в люди без мохнатой лапы почти невозможно. Мне удалось. Так получилось, в школе произошел несчастный случай и прежнего директора попросили уволиться в течение 24 часов. Предстояло разгребать авгиевы конюшни, и никто из блатных не горел желанием пахать днем и ночью и краснеть перед надзорными органами. Предложили мне в добровольно-принудительном порядке. Выбора не было.

С этого дня у меня начался мой личный ад.

Во-первых, врагу не пожелаю быть руководителем женского педагогического коллектива, две трети из которого либо разведенки, либо старые девы, а остальная треть - замордованные нашими отвязными детишками и неустроенным бытом женщины. Вечная война из-за часов и кабинетов. Жалобы на плохо помытые полы, отвратительную готовку в столовой, вечно протекающий потолок, пьяного сантехника, блюющего возле туалета. Через все это я прошел. Отправлял всеми правдами и неправдами на пенсию озлобленных клушек, на пару со сторожем латал дырявую крышу выклянченным у спонсора шифером, ругался со школьными поварами, втюхивающими ребяткам горелые пирожки, похмелял болеющего сантехника. Да, да, именно, похмелял. Потому что, если бы уволил, в забитый унитаз мне пришлось бы лезть самому. Найти другого? А вы найдете мне другого сантехника за пять тысяч рублей? Но это были цветочки.

Во-вторых. Ничтоже сумняшеся, в первый день службы на новом месте пошел на прием к заведующему гороно с длинным перечнем материалов, которых, как я понимал, школе должно предоставить государство. Ведь школа государственная? Не моя личная? Ведь правильно? Краска для принтера, моющее средство для столовой, писчая бумага, швабры для техничек, краны в туалет, запчасти в компьютерный класс, шифер на крышу подлатать, стекло взамен разбитого, кусок линолеума в учительскую. На все это мне была показана большая фига. И ответ. Работай с родителями. И если, не дай Бог, родители будут жаловаться, то... Думай сам!

Вот здесь начались и ягодки. Школа в спальном районе, предприятий почти нет, а значит, нет шефов, а с прикрепленных даже шерсти клок не возьмешь, смотрят, как на побирушку. Швыряют тысячу чуть ли не в лицо, мол, подавись. Улыбаюсь, низко кланяюсь и задом в дверь… А те, у которых хозяева в Москве и Питере, вообще плевать хотели, в том числе и на администрацию. Те и не суются.

Кто остаётся? Правильно, родители. Уж как они нас клянут и ругают. Знаю, обзывают за глаза вымогателями и мздоимцами. В лицо – боятся, конечно. Даю задание каждому классному руководителю: не соберешь деньги, ремонт класса будешь делать за свой счет. Вот они и трясут взносы, деваться им некуда. И мне некуда. Не соберу – останется школа без покрашенных полов, побеленных потолков, без биде в комнате девушек, новых унитазов в школьном туалете, вешалок в гардеробе. Я давно уже не директор, я завхоз. Рыскаю по городу в поисках списанных компьютеров на запчасти, столов б/у в буфет, халявных тортов на День пожилых. Приезжает с визитом завгороно. Деловито пробежавшись по кабинетам, зорким взглядом углядев кучу списанных труб из-под отопления, заявляет: ты, мол, это, подготовь трубы, завтра заедут - заберут. И кого волнует, что трубы под военный городок готовил, шеф строится, попробуй, откажи. Зато дом у него - игрушка. Глухим забором с четырех сторон огорожен. Да Бог ему судья. И прокурор.

А больше всего я боюсь визита пожарников. Штрафы у них недетские, а напишут предписание, умри, но сделай. Да, все я понимаю, жизни детей, и все такое. Только не пойму. Почему, требуя с меня, никто ничем помогать не собирается?

Почему не ухожу? А куда? Мне до выслуги три года осталось. Уйду с должности, потом даже учителем не устроюсь. Вот и кручусь, как белка в колесе. Только бегу этому конца края нет...