Все новости
Общество
21 Января 2013, 12:20

Главный следователь Башкирии: искоренить коррупцию невозможно

Народ, страдающий от бытовой коррупции, следит и за большими чиновниками, вовлеченными в орбиту громких коррупционных дел. Будут ли они наказаны?

Фото с сайта www.anekdot.ru.

«В России вместо борьбы с коррупцией – имитация. А в результате? Те же штаны, только мотней назад, как говорят в народе». Михаил Горбачев.

В стране борются с коррупцией. Громкие заявления об этом гордо звучат из каждого утюга. Учитывая телевидение, радио, газеты и интернет, - звучат 24 часа в сутки. Господа! Можно бороться с новым штаммом вируса гриппа, пытаясь разработать вакцину, или с бедностью, с барского плеча увеличив на йоту МРОТ. А как бороться с коррупцией? Она что? Она где? Коррупция не имеет формы, цвета и запаха. Это система откачки материальных ценностей одних у других. И у нее безликий хозяин. Его не поймаешь и не замочишь в сортире. Посадки, конечно, имеются. Но ведь это не борьба, а лишь иллюстрация народной поговорки: «Вора бьют не за то, что украл, а за то, что попался».

Простой люд, сам страдающий от бытовой коррупции в сфере образования, медицины, ЖКХ, следит и за большими чиновниками, вовлеченными в орбиту громких коррупционных дел. Миллиарды народных денег растекаются по депутатским карманам, счетам швейцарских банков и 13-комнатным квартирам госчиновников. Перебиваются люди с копейки на копейку и жаждут коррупционерской «крови». Вглядываясь в российский горизонт, прислушиваясь, когда же рак, наконец, на горе свистнет. И пользователи «Общественной электронной газеты» тоже ждут.

К приходу в редакцию «ОЭГ» Алексея Касьянова читатели буквально завалили главного следователя республики вопросами о коррупции. Во время  онлайна руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Башкирии эта тема была, пожалуй, ключевой. 

Ляйсан К.:

- Недавний опрос россиян показал, что ваше ведомство успешнее всех борется с коррупцией. Скажите честно, вы сами верите, что коррупцию в России можно искоренить?

- Искоренить такое зло, как преступность в целом, наверное, не удастся никогда. Так же, как и такое социальное зло, как коррупция. Но СК в настоящее время принимает очень активные действия по борьбе с коррупционной преступностью, и не зря эта работа была оценена руководством страны и с 1 января 2012 года все должностные преступления отнесены к подследственности Следственного комитета. Если до этого подследственность имела альтернативный характер, когда уголовные дела о взятках могли расследовать не только следователи СКР, но и следователи МВД, органов федеральной безопасности, год назад все должностные преступления были переданы нам. Мы на самом деле проводим большую работу в этом плане. Естественно, на слуху и те дела, которые расследует центральный аппарат, связанные с Министерством обороны, в республике тоже имеется большое количество уголовных дел в отношении чиновников различного уровня, которые были замешаны в коррупционных проявлениях.

Александр:

- В стране объявлена война с коррупцией. Народ ждет «крупных посадок». Вспомните, пожалуйста, громкие дела по должностным преступлениям в нашей республике.

- Каждый факт выявления чиновника любого уровня, который злоупотребляет своими полномочиями, это уже громкое дело. Перечислять дела, которые мы расследовали за время своей деятельности, можно долго. Если говорить о самой большой зафиксированной взятке, в прошлом году мы направили в суд уголовное дело ельности, можно много.  полномочиями. то уже громкое дело. в отношении следователя главного следственного управления МВД России по Республике Башкортостан, который был задержан с поличным при получении взятки в размере девяти миллионов рублей. Это максимальный размер взятки из всех зарегистрированных на территории Башкирии в рамках дел, которые мы расследовали с момента создания Следственного комитета. Со взяткой в размере более четырех миллионов рублей также в свое время был задержан главный судебный пристав по городу Октябрьский. Довольно-таки много можно перечислять.

Петр, Ишимбай:

- СК расследует громкие преступления, в том числе и коррупциогенной направленности, в орбите следственных мероприятий - высокопоставленные чиновники, силовики и т.д. А вот сами сотрудники СК сколько раз становились фигурантами уголовных дел?

- К сожалению, эта беда коснулась и Следственного управления. Летом прошлого года при получении взятки с поличным был задержан следователь одного из следственных отделов по городу Уфа. Он получил взятку в размере 30 тысяч рублей за вынесение решения об отказе в возбуждении уголовного дела. В ходе расследования квалификация была изменена, в итоге окончательное обвинение ему предъявлено по статье «мошенничество с использованием служебного положения». Когда этот факт выявился, я дал личное указание не только возбудить уголовное дело, но и поставить перед судом вопрос об избрании в отношении этого сотрудника меры пресечения в виде заключения под стражу. Чтобы другим было неповадно. Он привлечен к уголовной ответственности, в настоящее время уже вынесен обвинительный приговор. Это лишний раз показывает, что Следственный комитет очень принципиально относится к коррупционным проявлениям и к уголовной ответственности, люди привлекаются вне зависимости от их должностного положения.

Аркадий:

- Алексей Анатольевич, интересно узнать ваше мнение по поводу дела «Оборонсервиса». Неужели Сердюков останется лишь свидетелем? И вообще - доколе? Как в нашей стране возможны такие крупные аферы? Почему миллиарды бюджетных денег (наших с вами налогов!) утекают неведомо куда? Основная масса населения работает за копейки, а госчиновники ворочают миллионами...

- Я, как и любой следователь, не могу комментировать уголовное дело, которое находится в производстве других следственных подразделений. О результатах этого дела я так же, как и пользователи «Общественной электронной газеты», узнаю только из СМИ.  

Сергей:

- Расскажите о расследовании коррупционного дела в администрации Уфы, т.н. дело Даймлера.

- Я, честно говоря, не знаю, что сказать по этому поводу, я могу только предположить, что это связано с вопросами закупки каких-то автомашин, которые выпускаются под маркой «Мерседес». У нас такого дела не было, и мы его не расследовали. Мы выполняли отдельные поручения по уголовному делу, которое расследовалось одним из следственных подразделений города Москва, в производстве Следственного управления такого уголовного дела не было.

Путинцев Дмитрий:

- Как вы относитесь к чрезвычайному вниманию к персоне А.Навального и отсутствию внимания к публичным материалам дела о коррупции в УКХиБ г. Уфы, согласно делу Даймлера (весна-лето 2001 года)?

- Сейчас на дворе уже январь 2013 года, и то, что было 12 лет назад, комментировать тяжело. Тем более Следственный комитет в том виде, в котором существует сейчас, был создан два года назад. При прокуратуре же Следственный комитет был создан в 2007 году.

О персоне Навального. Он является фигурантом нескольких уголовных дел. Если человек подозревается в совершении ряда преступлений, отношение к нему должно быть соответствующее у всех.

Альберт Николаев:

- Вопрос по делу полковника ГИБДД Ярулина. Обвинения в адрес самого Ярулина понятны. Однако не понятна ваша реакция на его заявление о коррупции в рядах МВД РБ. Некие действия в этом направлении начались лишь после того, как Ярулин обратился в ГУ ФСБ в Москве. Следует ли из этого понимать, что вы имеете личную заинтересованность, ведь до этого Ярулин ставил в известность не только вас, но и господина Бастрыкина?

- Вопрос не совсем корректный. В отношении господина Ярулина у нас возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество», и по заявлению Ярулина в отношении одного из бывших заместителей министра внутренних дел тоже возбуждено уголовное дело. В настоящее время оба этих дела расследуются следователями Следственного управления по Приволжскому федеральному округу, в силу чего я их тоже комментировать не могу. Говорить о какой-то личной заинтересованности, по крайней мере, несерьезно. У нас по республике штат только аттестованных сотрудников МВД около 10 тысяч составляет, и Ярулин – один из многих. И к уголовной ответственности ежегодно привлекается ни один десяток сотрудников полиции. Мы не делаем различий между полковником Ярулиным и сержантом Ивановым. Человек совершил преступление, он привлекается к уголовной ответственности.

Альберт Николаев:

- Вопрос по делу юматовского депутата Ялалова. В СМИ муссируется тот факт, что основное доказательство его вины строится на неком следственном эксперименте, где оперативники сами положили деньги, а потом ткнули в это место подозреваемого. Согласно статье 181 УПК РФ, следственный эксперимент не может выступать в роли самостоятельного доказательства вины. Могли бы вы огласить более серьезные доводы к задержанию и уголовному преследованию этого гражданина?

- В настоящее время уголовное дело по обвинению Ялалова направлено в суд. Я думаю, суд даст оценку всем доказательствам, которые в деле имеются. Если бы в уголовном деле не было доказательств вины Ялалова в совершении преступления, то никто бы его в суд не направил. Понятно, что сам Ялалов и, по всей видимости, его защита пытались всю ситуацию, которая вокруг этого дела складывалась, распиарить, выстроить свою защиту на том, что это была провокация. Я считаю, что никаких поводов говорить о том, что имела место быть провокация, нет. Мы доказали вину Ялалова в совершении преступления, а именно покушении на мошенничество, и направили дело в суд. Он и даст окончательную оценку.

Предприниматели из Большеустьикинское Крючков А.С. и др.:

- В июне 2012 года был  задержан  при получении взятки глава дуванского Роспотребнадзора Терентьев. Все предприниматели района облегченно  вздохнули. Но дело почему-то по вине Дуванского СО не ведется. Пожалуйста, обратите на это внимание.

- Я знаю, что в мае прошлого года главный специалист-эксперт ТО Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей по Дуванскому району Терентьев был задержан при получении незаконного денежного вознаграждения в размере трех тысяч рублей. По данному факту нашими следователями было возбуждено уголовное дело, Терентьеву предъявлено обвинение. Дело или уже отправлено, или в ближайшее время будет направлено в суд. Никто не собирается покрывать этого чиновника.

Зинаида Петровна:

- Хочу поднять вопрос о необходимости конфискации имущества у крупных коррупционеров, взяточников и мошенников. Получив небольшие сроки, они практически сохраняют наворованное, переписав их на родственников и подставных лиц. Выходят на свободу и пользуются этими миллиардами и миллионами - в виде недвижимости, счетов в банках и других ценностей. Где справедливость? Ведь ничего уже мошенники не боятся. Взять хотя бы Мавроди или крупных казнокрадов.

- Такая мера наказания, как конфискация имущества, добытого преступным путем, в законе предусмотрена. Единственное, нужно доказать, что это имущество добыто в результате совершения преступления. Наверное, целесообразно рассмотреть вопрос о конфискации имущества, принадлежащего не только коррупционеру, но и его близким родственникам.

Понятно, что счета в банках или недвижимость на десятки миллионов долларов, принадлежащие нигде не работающей жене чиновника или его несовершеннолетним детям, получены в результате неправомерной деятельности главы семейства. Этот вопрос, в первую очередь, нужно задавать законодателям, которые могут принять изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

Как следует из вопросов Касьянову, читателей тема коррупции волнует до мозга костей. Они хорошо проинформированы, задают власти конкретные и  аргументированные вопросы и не очень-то надеются на светлое бескоррупционное будущее.

Между тем, если верить итогам опросов ВЦИОМ, результаты борьбы с коррупцией российскому обществу становятся все более заметными: в 2007 году их отмечали 36 процентов россиян, а в ноябре 2012 года - уже 45. Тех, кто верит, что коррупцию можно победить, также стало больше – 44 процента (против 25 процентов в 2006-м). Ровно половина опрошенных (50 процентов) уверена, что коррупцию победить невозможно. В 2006 и 2009 годах так считали на восемь процентов россиян больше.

А вот «Левада-центр» сформулировал свой вопрос несколько иначе, спросив у граждан: «Выполнит ли Владимир Путин за ближайшие шесть лет предвыборное обещание снизить уровень коррупции, как минимум, в два-три раза?» Уверенных, что выполнит, оказалось шесть процентов, 30 процентов думают, «скорее да, чем нет». Ровно столько же (36 процентов) считают, что свое обещание президент России скорее не выполнит, еще 14 процентов убеждены, что «определенно нет» (всего 50 процентов).

Любопытна статистика ответов и на следующий тезис. «В стране, где общество не контролирует власть, где нет честных выборов, свободной прессы, конкуренции политических партий и организаций, коррупция и злоупотребления чиновников – неизбежное явление». Согласно с этим 77 процентов респондентов («целиком согласен» - 33 процента, «скорее согласен» - 44). 14 процентов россиян это мнение не разделили («скорее не согласен» - 12 процентов, «совершенно не согласен» - 2 процента).

При всем при этом, по заверению www.wciom.ru, готовность россиян разоблачать факты коррупции растет. 61 процент граждан уверенно заявил, что, располагая сведениями о коррупции, они бы проинформировали (в порядке убывания) правоохранительные органы, СМИ, лично президента, правозащитные организации, местные органы власти. В 2006 году таких было 53 процента. Тогда же не стали бы сообщать ни при каких условиях 29 процентов россиян, сегодня этот пункт ответа выбрала ровно четверть опрошенных.

А вы бы сообщили?

А вы верите в то, что систему можно победить?

Автор:Сокурян Екатерина