Все новости
Общество
20 Декабря 2012, 15:40

Пять башкирских детсадов чуть не стали добычей рейдеров

Рейдеры «повадились» участвовать в башкирских тендерах на строительство садиков. 

Фото с сайта www.respublika.info.

Многие предприниматели республики уверены: госзакупки – это коррумпированная сфера. И чтобы поучаствовать в тендере, даже самом незначительном, нужно очень постараться. Демпинг, рейдерство в области госзакупок отбивают у добросовестных бизнесменов всякое желание участвовать в конкурсах. Как бороться с этой ситуацией? Рассказывает председатель Госкомитета Республики Башкортостан по размещению государственных заказов Сергей Новиков.

- Общеизвестно, что Президент республики поставил задачу по строительству в Башкирии детских садов, - констатирует Сергей Новиков. - Так вот, столичные рейдеры «повадились» участвовать в башкирских тендерах на строительство садиков. Например, в мае у нас сложилась ситуация, когда в тендерах по пяти детским садам победила одна питерская фирма. Нам показалось это подозрительным, и мы внимательно проверили документы. Дело вот в чем: принять участие в аукционе можно, просто поставив галочку на сайте электронной торговой площадки – «согласен на все условия», - и вот ты уже участник. Этим пользуются рейдеры (ставят галочку, попадают на аукцион и при необходимости начинают «демпинговать»). В общем, схема понятна – либо «откат» за отказ от участия в тендере, либо победа на аукционе, а потом затягивание строительства, срывание сроков. Рейдер даже может для виду пригнать на место строительства экскаватор, чтобы создать видимость работы.

Как мы решили действовать? Отклонили участников по всем пяти аукционам, где победили рейдерские фирмы и объявили их заново. Тем более, что для этого были объективные основания. В качестве эксперимента мы для участников составили детальные технические задания на 30 листах. В заявке нужно было указывать конкретные параметры используемых стройматериалов. Например, «кровля – оцинкованный профнастил, толщина 0,5 мм» и т.д. Для добросовестного и компетентного строителя заполнение такой заявки никакой сложности не составляет. А вот для рейдера – очень даже. Он просто не будет тратить время на штудирование ГОСТов, у него не хватит для этого квалификации, и он отправится на поиски другой, более легкой «добычи» – аукционов с простым техзаданием в другие регионы.

В итоге, так и вышло - рейдеры не смогли выйти на аукцион.

Вообще, есть разные категории рейдеров. Вот, например, случай, характерный для лесной отрасли. В республике объявляется аукцион на обслуживание участка лесосеки (по закону, фирма, которая ухаживает за участком, имеет право и на рубку). По большому счету, для недобросовестных фирм такие аукционы интересны именно рубкой. Главное – зайти на участок и легально вырубить деревья, а потом – фирма просто исчезает. Бороться с таким ситуациями сложно. Хотелось бы верить, что эту проблему решит закон о ФКС, который регламентирует все циклы госзаказа - планирование, размещение и исполнение контрактов. По сути, проблема относится как раз к последнему этапу – исполнению. В принципе, если бы заказчики жестко следили за качеством исполнения своих контрактов – таких моментов было бы меньше. Хотя ругать только заказчиков нельзя – у них слишком мало полномочий. Рейдеры очень умело используют несовершенство существующего законодательства.

В данном случае нужны изменения в лесном кодексе, дополнительные законодательные акты на федеральном уровне, - считает Сергей Новиков.

Как продолжает глава Госкомзаказа, довольно часто рейдерские схемы применяются в «социальном» строительстве и капитальном ремонте. Нередки ситуации картельных сговоров, когда один из исполнителей контракта пытается найти своих конкурентов и подкупить их. «Вот вам деньги – 50, 100 тысяч, но этот аукцион забираю я» – главный их тезис. В итоге получается, что на аукционе официально было два-три участника, но фактически ценовое предложение поступило от одного участника, и победитель получает контракт с формальной уступкой от первоначальной (максимальной) цены.

- В этой ситуации мы усматриваем картельный сговор, - поясняет Сергей Новиков. - И такие материалы направляем в Управление ФАС по РБ. За время работы Госкомзаказа в антимонопольную службу было направлено порядка 20 подобных дел.

Порой нельзя предсказать, какая цена может считаться завышенной, а какая – заниженной. На сегодняшний день нет методики определения начальных (максимальных) цен контрактов. Вот условный пример. Из года в год заказчиками объявлялись торги на определённый лекарственный препарат по цене три миллиона рублей. В этом году мы объявили торги на тот же препарат, с теми же объемами, но он был закуплен по цене на 80 процентов ниже. Сэкономлено много бюджетных денег. Почему так получилось? Заказчик объяснить не может. Речь идет об одном и том же оригинальном препарате. Мы со своей стороны проверили первоначальную цену контракта в 2007-2009 годах. Цена была всегда одна и та же – три миллиона рублей. Возможная причина здесь – изменение конъюнктуры рынка.

- Во многих случаях, чтобы повысить конкуренцию, и снизить цену контракта, нужно детально изучить рынок. Не стоит забывать, что если заказчик требует, чтобы товар был поставлен в короткий срок – например, в течение 14 дней, это говорит о том, что исполнить его может только тот поставщик, у которого товар лежит на складе, - поясняет руководитель Госкомзаказа. - Увеличивая сроки поставки, мы тем самым создаем возможность другим участникам рынка принять участие в тендере.

Сергей Новиков также рассказал, как в его ведомстве оценивают непредвзятость сотрудников к организации закупочного процесса.

- Я уверен, что этот вопрос должен постоянно находиться в поле внимания руководства комитета, - отметил он. - Мы проводим периодически ротацию кадров. Цель – не допустить, чтобы недобросовестные участники или заказчики прокладывали «тропинки» к сотрудникам комитета, курирующим те или иные направления закупок. Сотрудник должен работать на свой имидж и репутацию комитета. Мне близка по духу поговорка «Сначала ты работаешь на имя, а потом имя работает на тебя».

Но, к сожалению, не все это понимают. Не так давно были выявлены факты, когда два ведущих специалиста комитета, используя нашумевший в 2009 году метод замены букв кириллицы на латинские, разместили так несколько аукционов. Мы провели тщательное служебное расследование, по итогам которого эти сотрудники были уволены по статье с формулировкой «…в связи с утратой доверия к гражданскому служащему…», а соответствующие материалы переданы в правоохранительные органы для дальнейшей их правовой оценки.

Автор:Святохина Дарья