Все новости
Общество
26 Июня 2012, 12:32

Дефицит живого текста и общественного чувства

Новый автор «ОЭГ» размышляет об утраченных позициях деловой и общественно-политической прессы в читательской среде. Когда придет время живого текста?

Фото с сайта www.stihi.ru.
Я вынес в заголовок цитату из поста, опубликованного недавно главным редактором агентства «Башинформ» Шамилем Валеевым в «Живом Журнале». Она, на мой взгляд профессионального политолога и ученого, верно отражает ситуацию, сложившуюся в республиканской журналистике. Автор – один из самых активных блогеров в местном медиа-пространстве, известный журналист, поэтому кому как не ему знать истинное положение дел.
Действительно, если наша политическая аналитика, доступная для массового читателя, и претендует на индивидуальность, то в исключительно редких случаях. В остальном, как пишет Шамиль Валеев, – заметки информационного характера о «перерезании ленточек», рабочих поездках и визитах руководителей. В лучшем случае – отстраненно-официальные публикации о том или ином событии в общественной жизни республики. На другом полюсе – так называемые оппозиционные авторы, часто скрывающиеся под «никами», визгливо нападающие на любое действие официальных властей, будь то расширение уфимских улиц или, к примеру, смещения и назначения руководителей министерств и ведомств. Последних я к журналистике, увы, отнести не могу. Между тем все вышеперечисленное – это процессы, связанные с принятием политических решений, о которых можно и нужно писать интересно и со знанием дела.
Кризис, в котором оказалась местная «бумажная» пресса – утрата интереса читателей и, как следствие, падение тиражей – вызвал к жизни волну народной журналистики, которая стала настолько серьезно влиять на политику, что Президент республики считает нужным периодически устраивать встречи с самыми активными блогерами. Да, блогерство заполнило ту нишу, которую уступила ему официальная пресса. Но может ли это авторское сообщество, назовем его так, претендовать на ту всеохватность, которой прежде обладали газеты? К сожалению, нет. Во-первых, в силу своей элитарности – компьютеры пока есть далеко не у всех и далеко не все, у кого они есть, периодически читают блогерскую «периодику». Во-вторых, это хоть и журналистика, но народная, иначе говоря, делают ее непрофессионалы (Шамиль Валеев и несколько его коллег по цеху – яркое, но исключение из правил). И как непрофессионалам им присущи и наивная убежденность в своей абсолютной правоте, и отсутствие полноценных источников информации, и порой просто небрежность в оформлении текстов вплоть до банальной неграмотности.
Помните старую шутку о том, что у нас все знают, как воспитывать детей, лечить людей и играть в футбол. Я глубоко убежден, что политической журналистикой должны заниматься профессионалы, то есть люди, получившие качественное образование и отобранные конкурентной средой для того, чтобы стать властителями дум – аналитиками, на публикации которых откликаются официальные власти и ссылаются средства массовой информации. В этом двуединстве качественное образование занимает первое место.
Анализ зарубежной прессы показывает, что ее авторитет в своих государствах, да и в мире вообще, не просто не уменьшился, но и возрос. Такие издания, как «The Times», «The Wall Street Journal», «The New York Times » и многие другие не просто высокопрофессионально анализируют политическую жизнь, но и заметно влияют на нее. Колумнисты и комментаторы таких газет и журналов – люди, прежде всего, высокообразованные, то есть своего рода выпускники хорошо организованной системы подготовки политических журналистов. Советская и постсоветская пресса никогда не страдала отсутствием ярких имен, но к нынешнему дню многие из них либо ушли на покой, либо в коммерческие медийные проекты, и площадку заполнили недоучки с завышенным самомнением, чьи тексты оставляют впечатление шелухи из пустых слов и модных терминов. За всем за этим, повторюсь, нет серьезной образовательной базы, а журфаки университетов выпускают, как это принято говорить, специалистов общего профиля, но никак не политических аналитиков.
Между тем автор, пишущий на эти темы, должен уметь не только грамотно излагать свои мысли, но и обладать полным представлением о том, как работает политическая машина в государстве, как в ее недрах готовятся те или иные решения, кто влияет на их формирование и претворение в жизнь. То есть он должен быть не только журналистом, но и политологом в самом широком смысле этого слова.
Академия госслужбы и управления, в которой я преподаю, с недавнего времени взялась за подготовку таких кадров, и я надеюсь, что наши выпускники со временем ликвидируют пробел в рядах профессиональных аналитиков. Рано или поздно деловая и общественно-политическая пресса вернет утраченные позиции в читательской среде. Доказательством тому – рост активности российского общества, обострившаяся политическая борьба, пеструю картину которой должны отражать не авторы-одиночки, пусть даже и объединенные в творческие сообщества, а авторитетные газеты и журналы. Вот для них-то и нужно растить и пестовать будущих каверзневых, бовиных и познеров. И тогда возможно нам удастся преодолеть дефицит живого текста и общественного чувства.