Все новости
Общество
15 Мая 2012, 17:37

Солдат без родины становится бандитом?

Удивительная у нас жизнь - как в армию на войну забирать, так солдаты нужны, а как потом квартиру выделять или пенсию назначать - так, почему-то, не нужны.

Фото с сайта www.forum.meta.ua.
Вспоминаю один случай, произошедший со мной и с моей семьей лет девять назад…
Летом мы ехали в Крым на своей машине к родственникам моего мужа. И не доезжая немного до таможни на границе России с Украиной, я предложила свернуть в сторону небольшого городка Геничевска, чтобы посмотреть на Азовское море. Километров 20 от федеральной трассы до городка мы ехали по дороге, выложенной бетонными плитами со взлетной полосы аэродрома. Плиты на стыках постукивали, и казалось, что мы едем не в автомобиле, а на поезде.
Но про происхождение этой дороги мы узнали попозже. На следующий день. Ночь провели в палатке на белом песчаном берегу теплого и неглубокого моря. А утром пошли в чебуречную позавтракать всей семьей: мы с супругом и наш сын Саша. За столик к нам подсел симпатичный мужчина лет под 40. Представился Анатолием. Сказал, что ему понравилось славянское лицо моего мужа и ему захотелось пообщаться с русским человеком. Мы угостили своего нового знакомого чебуреками.
И Анатолий разоткровенничался и рассказал нам историю своей непростой жизни. Офицер российской армии, он воевал в Афганистане, где получил очень тяжелое ранение в живот. Он лежал в госпитале и умирал, когда узнал, что жена отказалась от него, считая, что если он и выживет, то останется инвалидом. Выходила Анатолия медсестра. Между ними проскочила искра, вспыхнуло чувство. Сестричка была замужем, и ребенок у нее уже был, но не побоялась разорвать отношения ради любимого человека. Сложилась новая семья. У них родилась дочь. Но ранение все же давало о себе знать. Пришлось Анатолию оформить инвалидность. И вдруг он понял, что не нужен ни России, ни Украине. В России ему отказали в пенсии по инвалидности, а на Украине, где он жил с новой семьей, в те годы не было ни работы, ни заработков. Ну, хоть ложись да помирай! Попытался Анатолий заняться предпринимательством. Не получилось. Он, кадровый офицер, был абсолютно не приспособлен к этому делу. Ему предложили «крышевать» увеселительные заведения на азовском побережье: кафешки, рестораны. От рэкета обороняться. Для офицера это дело было знакомым. И Анатолий быстро собрал вооруженную бригаду бойцов, с которой и стал держать все побережье под своим присмотром. По сути, он, не нужный своей родине, вынужден был стать бандитом…
Вечером наш новый знакомый провел нас по всем увеселительным заведениям Геничевска, которые он «крышевал». Встречали нас везде хорошо, с уважением. Угощали, поили, веселили…
Мы подружились. Анатолий приглашал нас приехать к нему в гости, отдохнуть на Азовском море. Да не пришлось как-то…
Мой муж, журналист Александр Кочкин, написал об этой встрече пронзительный материал, который назвал так: «Солдат без Родины становится бандитом».
А я вспомнила и об этом случае, и об этом материале, вновь столкнувшись на днях с подобным эпизодом.
В редакцию «ОЭГ» обратился ветеран боевых действий в Афганистане уфимец Ауфат Чембарисов. Ауфат детдомовец. И как детдомовец он получил комнату в 17 квадратных метров к совершеннолетию. Из этой комнаты он ушел воевать в Афганистан, где получил боевое ранение и статус «Ветерана боевых действий». В мирной жизни Ауфат работает преподавателем. И вот уже 22 года он стоит в очереди на улучшение жилищных условий. За это время у него уже вырос и достиг совершеннолетия сын. Семья Чембарисовых так и ютится на этих 17 «квадратах». А в очереди на жилье воин-афганец не продвигается, а почему-то, наоборот, отдаляется. Сейчас он находится в шестой сотне очередников. Если предположить, что в год будет выдаваться хотя бы по десять социальных квартир, то Ауфат сможет решить свой социальный вопрос только через 60 лет.
А ведь он, как воин-афганец, участник боевых действий, как человек, который проливал свою кровь, имеет все права, закрепленные государством, на более быстрое решение своей проблемы. Да, видимо, права эти закреплены только на бумаге. Но не работают в реальной жизни. Как считают юристы, Ауфат имеет право подать письмо в администрацию Октябрьского района Уфы, где он проживает, с требованием указать конкретный срок решения его проблемы. Если же проблема не будет решена, то он, как участник боевых действий, может обратиться в суд и потребовать положенное ему жилье у администрации района в судебном порядке.
Ауфат, в отличие от нашего знакомого Анатолия, не хочет браться за оружие, и добиваться своих прав незаконными методами.
Но и сдаваться он не собирается.
- Если чиновники считают, что я сопьюсь или устану бороться за свои права, то они ошибаются, - говорит Ауфат. - Я буду добиваться того, чтобы жить в человеческих условиях. Иначе, зачем я ходил под пулями, защищая интересы государства, которое сейчас от меня отвернулось… Чиновники не отказываются ни от новых автомобилей, ни от новых квартир, которые получают за счет льготников. Вокруг нас строятся новые комфортные дома с улучшенными квартирами. И они как бы дразнят меня: ты – никто, живи в нищете. Так не пойдет!
Редакция «ОЭГ» обратилась в отдел учета и распределения жилья администрации Октябрьского района Уфы с просьбой прокомментировать ситуацию. Специалист отдела Расима Даутова пояснила:
- Ауфат Чембарисов стоит в очереди на жилье по найму с 1998 года. А очередь начала формироваться в 1984. Как ветеран боевых действий, он стоял в льготной очереди. Но в 2005 году с принятием нового Жилищного кодекса создали единую очередь, куда вошли все категории граждан, претендующие на социальное жилье. Поэтому и его очередь сдвинулась назад. Сейчас Чембарисов стоит в очереди под номером 596. Очередь двигается, в основном, только за счет тех, кто выбывает из нее по естественным причинам. А жилье практически не выделяется. Выдаются субсидии в размере 500 тысяч, но многие от них отказываются, так как решить жилищный вопрос на эти деньги невозможно. В год на район выделяется около десяти субсидий. А всего в очереди на жилье по найму в Октябрьском районе Уфы стоит на 1 апреля 2012 года 1352 семьи. И те, кто встал в очередь еще в 1984 году, до сих пор ждут своих квартир.
Единственная льгота, которую имеет Ауфат Чембарисов, оговорена 322 постановлением, по которому первоочередное право получения соцжилья дана ветеранам боевых действий, инвалидам войны и инвалидам общих заболеваний. Но еще более первоочередное право на соцжилье имеют дети-сироты, граждане, проживающие в непригодном фонде жилья и граждане, страдающие неизлечимыми заболеваниями.
- Однако сейчас, в первую очередь, решаются жилищные проблемы ветеранов Великой Отечественной Войны, потому что их осталось совсем мало, - добавила напоследок Расима Даутова.
Вот так и живем… Безнадежно как-то живем!
Автор:Гафурова Светлана