Все новости
Общество
25 Февраля 2012, 17:20

Жизнь и судьба Марата Миргазямова

26 февраля Марату Миргазямову исполняется 70 лет. С юбиляром беседует корреспондент «ОЭГ».

26 февраля Марату Миргазямову исполняется 70 лет.

Прекрасный повод для того, чтобы заново осмыслить прожитое и пережитое, рассказать о времени и о себе. 

У этого человека была непростая жизнь и судьба, что до сих пор аукается. Марат Парисович занимал в конце 1980-х - начале 1990-х годов высший пост в исполнительной власти Республики Башкортостан – с 1986 по 1992 год он был Председателем Совета Министров Башкирской АССР. Однако подробной информации об этом человеке практически нигде нет. Ни в интернете, ни в Башкирской энциклопедии, где о нем всего несколько скупых предложений.

В1991 году Марат Миргазямов был реальным претендентом на должность первого Президента Башкортостана. В трудовых коллективах, где его хорошо знали, как грамотного хозяйственника и руководителя, началось выдвижение его кандидатуры на этот высокий пост. Но мы также помним, что по какой-то причине выборы Президента перенесли на два года, под предлогом, что «надо заниматься экономикой»… 

Однако предоставим слово свидетелю и очевидцу тех событий, чтобы узнать о том, как все происходило на самом деле из первых уст. 

- Марат Парисович, вы долгое время работали в высших эшелонах исполнительной власти республики. Трудились, в том числе и под руководством первого секретаря Башкирского Обкома КПСС Мидхата Шакирова, о котором шла слава, как о человеке очень жестком. Находили ли вы с ним общий язык?

- У Шакирова был свой стиль работы. Он отличался компетентностью, высокой активностью и организованностью, настойчивостью, напором и упорством в решении поставленных задач. Другими словами, Мидхат Шакиров создавал напряжение в работе в сложнейших условиях, касалось ли это уборки урожая, строительства важнейших народнохозяйственных объектов или ликвидации последствий нештатных ситуаций. Справедливости ради скажу, что большинство актива, руководителей разных рангов, простых людей уважали Мидхата Закировича. Он рос в интеллигентной семье, где и получил хорошее воспитание. По его манере держаться была видна высокая культура. При нем можно было выражать собственное мнение, высказывать свою точку зрения на ту или иную проблему. И никакого негатива с его стороны по отношению ко мне я лично не чувствовал.   

Совсем другой стиль руководства был у Муртазы Рахимова. Как только его выбрали Председателем Верховного Совета БАССР, он начал окружать себя преданными поданными и готовить почву для «зачистки» ТЭКа республики для своего сына. Весь 1992 год он посвятил устранению меня с политической арены. Были предприняты все мыслимые и немыслимые меры. Началась откровенная травля. Изучали мою родословную. Обратились даже в КГБ с просьбой найти на меня компромат. Там ответили: «Компромата никакого нет!» Тогда на всех мероприятиях, особенно с участием москвичей, начали появляться люди с транспарантом: «Миргазямова – в отставку!» Дошло до подкупа депутатов ВС РСФСР. Но Совмин работал, несмотря ни на что. В апреле 1992 года Верховный Совет одобрил мероприятия по реорганизации села. Были утверждены планы по дорожному строительству, газификации и строительству жилья в республике.

На заседании Верховного Совета шло голосование по пункту «Доверие Правительству РБ». «За» проголосовало 127 депутатов, против - 111. И, тем не менее, правительство было отправлено в отставку…

- И как сложилась ваша судьба после этого? 

- Позже я был назначен директором УЗЭМИК, а в 1993 году выиграл выборы в Верховный Совет по Бижбулякскому округу. Получил поздравление от Председателя ЦИК РБ, а через день итоги были отменены по указанию Рахимова.

Началось преследование и членов моей семьи. Жену в 53 года попросили уйти с работы. Дочь была вынуждена уехать из республики. Сын шесть лет был безработным. Даже до 15-летнего внука добрались… 

После моих приездов на родину в село Караидель местные чиновники вызывали моих родственников и спрашивали: «А зачем он приезжал?»

И завод, где я был директором, обложили со всех сторон. Внутри республики было трудно решать хозяйственные вопросы. За мной была организована тотальная слежка, прослушивание телефонных разговоров. Перестали существовать все законы и человеческие понятия. Начала работать гигантская машина подавления, гонений, травли. Ломались судьбы людей. Многих сажали, уничтожали. 

- И, несмотря на это, в 1998 году вас снова выдвинули кандидатом в Президенты РБ…

- Да, но дважды мне отказывали в регистрации в ЦИК РБ, при этом дважды Верховный суд РФ принимал решение о регистрации, и оба раза ЦИК РБ, выполняя решения суда высшей инстанции, регистрировал меня кандидатом и тут же опять снимал. Пока мы, два кандидата – Александр Аринин и я – судились, выборы прошли без нас. 

После этого начались уже открытые гонения. Проверка за проверкой, запугивание, угрозы. Завод в самые кризисные времена работал устойчиво, Людям вовремя платили зарплату. В том числе и тринадцатую. Но Арбитражный суд Башкирии получил указание обанкротить его, чтобы уничтожить меня.

А после этого власть окончательно «понесло». В итоге мощнейшая республика была практически разорена. Начну с ТЭКа, так как это был экономический хребет республики, ее опора и гордость. Не хочется даже верить в это, но мы потеряли свое лицо, лицо мощнейшего центра нефтяной, нефтеперерабатывающей, нефтехимической и химической промышленности. От заводов остались крохи с примитивными процессами и производством, в основном дизтоплива, бензина и мазута. И продали ТЭК за копейки раз в 9-12 ниже рыночной стоимости. 

Не стало кондитерской, чайной, макаронной и швейной фабрик, лесная промышленность ушла на сторону. Банковская система разрушена, доля наших банков мизерна. В собственности республики практически ничего не осталось. Вот итог феодального правления с подтасовками, приписками, обманом, лизоблюдством и подхалимством окружающих власть людей…

- Вы не боялись высказывать свою точку зрения и перед руководством России, о чем свидетельствует стенограмма вашего выступления на Всероссийском совещании руководителей, которое прошло в Чебоксарах 11 сентября 1992 года. Там вы резко критиковали реформы Егора Гайдара, поддержанные Борисом Ельциным. Не страшно было? 

- Вы знаете, я бы поцеловал руку тому, кто бы сказал, что ничего из того, что я предсказывал, не сбылось. Тогда я, например, говорил о том, что страну спасут не иностранные инвестиции, не помощь извне, а те, кто умеет и желает работать. И еще я говорил о том, что «перед лицом наступающего правового беспредела, развивающейся коррупции, возникновения мафиозных структур новая экономическая программа должна содержать гарантии, пресекающие дальнейшее расползание экономической и уголовной преступности и перерастание страны в международный воровской синдикат». Увы, это произошло…

- А чем бы вы, аксакалы, могли помочь новому руководству республики? 

- Недавно собрались мы, ветераны и решили создать некоммерческую организацию по поддержке гражданских инициатив. Мы видим свою задачу в том, чтобы помогать нынешнему руководству республики в построении гражданского общества своими советами, предложениями и конкретными действиями.

- Радостно видеть вас, Марат Парисович, не согнувшимся, не сломленным, полным сил и идей человеком накануне своего семидесятилетия! 

- Да я выжил и выстоял благодаря поддержке семьи, близких мне людей. Ради них я и пришел к вам, чтобы рассказать правду о том, как все было на самом деле.


Автор:Гафурова Светлана