Все новости
Общество
23 Января 2012, 18:02

Табу как вешки авторитарного строя

Чем более авторитарно, неразвито и дико общество, тем больше существует в нем различных табу и ограничений.

Фото с сайта www.vostokmedia.com.
Чем более авторитарно, неразвито и дико общество, тем больше существует в нем различных табу и ограничений.
Множество табу и ограничений существовало и в диких племенах, оставшихся до сих пор на ранних стадиях развития цивилизации.
Вот что, например, писал об этом Зигмунд Фрейд в своей статье «Тотем и табу»:
«Если мы проявили склонность приписывать диким народам безудержную и безжалостную жестокость по отношению к врагам, то с большим интересом узнаем, что и у них после убийства человека требуется выполнить ряд предписаний, относящихся к обычаям табу. Эти предписания легко разделить на четыре группы; они требуют: во-первых, примирения с убитым, во вторых, самоограничений, в третьих, покаянных действий, очищения убийцы, и, в четвертых, совершения известного церемониала. Насколько такие обычаи табу у этих народов общи или выполняются только в отдельных случаях, – нельзя уверенно решить, с одной стороны, вследствие неполноты наших сведений, а с другой стороны, это совершенно безразлично, поскольку нас интересуют эти факты сами по себе. Все же нужно думать, что здесь речь идет о широко распространенных обычаях, а не об отдельных странностях».
Далее известный и популярный психоаналитик приводит конкретные примеры табу в различных диких племенах.
«Обычаи примирения на островах Timor, по возвращении домой победоносного военного отряда с отрубленными головами побежденных врагов, представляют особый интерес, потому что вождь экспедиции подвергается сверх того еще тяжким ограничениям.
При торжественном вступлении победителей приносятся жертвы, дабы умилостивить души врагов; в противном случае пришлось бы бояться несчастий для победителей. Устраивается танец, и при этом поются песни, в которых оплакивается убитый враг и испрашивается у него прощение... «Не сердись на нас за то, что у нас здесь находится твоя голова; если бы счастье не улыбнулось нам, то наши головы теперь висели бы в твоей деревне. Мы принесли тебе жертву, дабы умилостивить тебя; теперь твой дух может удовлетвориться и оставить нас в покое. Почему ты был нашим врагом? Не лучше ли нам быть друзьями? Тогда не пролилась бы твоя кровь и не отрубили бы тебе голову».
Нечто подобное встречается у Palu на Целебесе; gallas приносят жертвы духам врагов прежде, нежели возвратятся в родную деревню.
Другие народы нашли средство превращать своих прежних врагов после их смерти в друзей, стражей и защитников. Средство это состоит в нежном обращении с отрубленными головами, как этим хвалятся некоторые дикие народы в Борнео. Если Dayakи из Saravaka приносят из похода домой голову, то в течение целого месяца с этой головой обращаются с самой изысканной любезностью и называют ее самыми нежными именами, какие только существуют в их языке. Ей всовываются в рот лучшие куски пищи, лакомства и сигары. Ее постоянно упрашивают ненавидеть своих прежних друзей и подарить свою любовь своим новым хозяевам. Было бы большой ошибкой приписывать известную долю насмешки этому, кажущемуся нам отвратительным, обращению».
Для чего я привожу здесь эти этнографические факты? Для того чтобы политикам и общественным деятелям в нашем, вроде бы цивилизованном и даже в некоторой степени демократическом обществе, поучиться у дикарей «правильному» обращению с поверженными политическими противниками, с несогласными, с теми, кто шагает не в ногу.
- Эй, кто там шагает левой? Правой! Правой! Правой!
Вообще же, если вглядеться повнимательней в нашу современную политическую жизнь, то можно просто позавидовать представителям диких племен и их нежному отношению к отрезанным головам поверженных врагов. У нас же с врагами не церемонятся. Им заламывают руки, волокут лицом по асфальту, бросают в кутузки, всячески обзывают, освистывают и охлопывают, пытаясь заткнуть им рот и не услышать то, что они хотят сказать. А если проследить эволюцию табу во времени, то можно ясно понять, то они, эти запреты и ограничения, со временем принимали все более жесткую и суровую форму.
«Кто не с нами – тот против нас!» – таким был жесткий и суровый лозунг времен сталинского тоталитаризма. И для тех, кто осмеливался иметь свое суждение в те времена, все могло окончиться очень плохо. А попросту летально. И никто не оплакивал поверженных в прах врагов, не совершал ритуалы очищения и самоограничения, как это делают до сих дикари из неразвитых диких племен. К примеру, мужчины этих племен после победы над врагом долгое время не имеют права находиться вместе с остальными членами племени. Они долгое время не могут прикасаться к своим детям и к своей жене. Они не могут даже брать пищу своими руками. Их кормят с ложки специально приставленные люди до полного очищения.
У нас же и сегодня, когда, кажется, ужасные времена тоталитаризма остались в прошлом, победитель налагает полное табу даже на имя поверженного политического врага, его стирают со всех информационных носителей, памятники ему по-вандальски рушатся, улицы, названные его именем, переименовываются и т.д. и т.п.
Остается только задать вопрос: так кто же все-таки цивилизованней – дикари из неразвитых племен или мы, так называемые представители демократического сообщества?
Взять, к примеру, предстоящую выборную кампанию. Уже сейчас, когда еще и старт ей не дан, кандидаты в президенты страны, готовы просто съесть друг друга. В различных средствах массовой информации существуют те или иные ограничения и табу на те или иные программы, партии и кандидатов, в зависимости, видимо, от того известного принципа «кто платит, тот и девушку танцует». А почему бы кандидатам в президенты, наконец, не собраться за одним круглым столом и, глядя в глаза друг другу, не рассказать нам, то есть, народу о том, что они хотят и могут предложить своей стране. Очень бы хотелось услышать и увидеть подобные предвыборные дебаты безо всяких табу и ограничений вместо безоглядного взаимного «мочилова».
Ведь все кандидаты в президенты – граждане одной страны, и хочется верить, что каждый из них, в первую очередь, озабочен благом своей страны и своего народа, а не какими-либо иными мотивами в борьбе за власть.
Однако приходится признать, что табу и тотемы существуют и сегодня. Они как вешки, как некие тестеры показывают, сколь авторитарно или свободно и демократично общество. Чем больше табу, тем выше авторитарность общества и его управления. Чем их меньше, тем свободней и цивилизованней общество. В таком социуме работают уже другие законы – законы разумности и целесообразности.
Автор:Гафурова Светлана