Все новости
Общество
4 Октября 2011, 15:56

Чиновники бывают разные - 3

Почему в чиновничьей среде сохраняется жёсткая дисциплина? Как это достигается - об этом рассуждает постоянный автор «ОЭГ».

Фото с сайта www.nrb.su.

Итак, госчиновники бывают разные. Почему в этой среде сохраняется более-менее жёсткая дисциплина в смысле беспрекословного подчинения руководителю (даже если указания изредка не вполне соответствуют законодательству или морали исполнителя)? Достигается это простыми путями.

С одной стороны, некоторые руководители, опасаясь, что на их место выдвинут более энергичного подчинённого (нередко небезосновательно, ведь их заработок и льготы значительно выше, чем у подчинённых), стараются набрать в штат не опытных, не вдумчивых людей, но исполнительных, безликих, как говорится, «без претензий».

С другой стороны, принятые в штат люди стараются удержаться на своих местах (а для этого надо избегать конфликтов с руководством, особенно, когда до выхода на пенсию осталось немного), т.к. надеются на высокую пенсию.

Действительно, пенсия госслужащим задекларирована высокая (до 80 процентов от заработка за последний месяц работы). Однако тут имеются определённые уловки со стороны лиц, готовящих подобные бумаги. Этот максимальный процент можно получить лишь в случае, если стаж работы в госслужбе максимален (т.е. для мужчин почти 22 года в условиях нашей республики). Если стаж ниже, то и проценты ниже. Например, при стаже 12,5 года процент составит лишь 50, а не 80. Затем, 80 процентов берётся не от реальной зарплаты госслужащего за последний месяц, а от расчётной (т.е. мифической). Это заработок, который должен быть у госслужащего согласно первоначальным указам по их денежному содержанию. Сюда входят месячный оклад (надо честно признать, низкий), надбавка за выслугу лет (зависит от стажа), надбавка за классный чин (квалификационный разряд), надбавка за особые условия службы и премии. Фактически, чиновник получает премии выше расчётного значения, получает другие надбавки, например, в виде оклада или нескольких окладов (максимум, по-моему, 10 окладов у некоторых высоко номенклатурных работников), материальную помощь. Но для начисления пенсии расчёт ведётся по первоначальным указам. А люди надеются, что будут обеспечены в старости, и продолжают работать.

Ввиду небольшой конфликтной ситуации при моём уходе на пенсию (меня торопили писать заявление, т.к. на моё место был подобран относительно молодой предприниматель), премию мне в последний месяц начислили минимальную. В итоге она оказалась даже меньше суммы районного коэффициента. Это резко уменьшило моё пенсионное содержание. В то время я не обратил на это особого внимания, т.к. всё-таки пенсия в 8,4 тысячи рублей для того времени была значительной. Но она, практически, не поднималась до мая текущего года. И это стало ощутимым для моего бюджета. Наконец, в мае подняли зарплату госслужащим, соответственно, увеличилась и моя пенсия.

Кстати, о молодом предпринимателе. Почему предприниматели «толкают» своих людей в чиновничьи структуры? Видимо, есть резон. Но упомянутый работник, к сожалению, не выдержал царящего в системе спроса (он, кстати, и на компьютере толком не умел работать). Точнее, не выдержало его сердце. Подобное не единичный случай. Устраиваемые начальством разносы и невозможность адекватно прореагировать пагубно отражаются на нервной системе.

Как заметил читатель, такая система порождает безынициативность. Более того, в этой среде присутствуют и отдельные случаи «сдачи» коллег руководителю. Т.е. система эта отполирована веками, и мало что в ней изменилось с архаичных времён, разве что писанины стало больше. Но ведь и не гусиными перьями сейчас пишут.

Теперь о судьях. Я мало знаком с этой системой, но то, с чем сталкиваешься по прессе или рассказам людей, наводит на размышления. Всё в суде продумано и правильно. Есть независимый хорошо оплачиваемый государством судья. Получение высокого заработка – гарантия, что судья в любом деле будет неподкупен и честен. Видимо, так и происходит в большинстве случаев. На страже интересов государства стоит грозный прокурор. За его широкой спиной также угадывается буква Закона. Ну и третья сторона – злосчастный нарушитель. Он трепещет перед погонами прокурора и мантией судьи. На его стороне лишь адвокат. За некоторую сумму тот готов спасти нарушителя от слепой ярости Фемиды. Вроде всё верно я описал? Да, верно, кроме одного маленького «но». Прокурор не вправе и не может «де факто» положить на чашу весов деньги. А вот нарушитель не только вправе, но и должен (за редким исключением, касающегося какого-либо бедного человека) заплатить адвокату. А сколько тот получит, сколько и на что истратит, это вопрос чисто риторический. Мы же понимаем, судьи наши неподкупны в принципе.

Но, возможно, где-то есть осечки и потому у судей к людям, представляющим интересы государства, отношение порой прелюбопытное. Не доверяют они их словам. Оригинальный случай рассказали мне коллеги, случайно встретившиеся в одной из столовых Уфы. Поймали они лесонарушителя возле девяти пней за распилкой и погрузкой. Тот чистосердечно признался, что свалил деревья, но не девять, а восемь стволов. Судья, видимо, поощряя такую чистосердечность, присудил ему оплатить ущерб за самовольную валку… одного дерева! Анекдот, да и только.

Или другой случай, молодой человек изнасиловал множество девушек. Дали ему в итоге где-то по полгода за каждую. Разве это нормально? Т.е. изнасилуй он одну, дали бы полгода? Наверное, больше. Не понимаю я такого расчёта, ведь судьбы девушек, пусть внешне и незаметно, но искалечены навсегда. На западе, наказания плюсуют, поэтому и сроки там могут быть несколько пожизненных. А у нас больший срок поглощает меньший.

Мне это кажется странным. Почему, чуть что (например, налоги), так наши депутаты глотки рвут – вот, мол, у них, на Западе, посмотрите. А вот систему законодательства улучшить (надо-то несколько предложений изменить), так нет, начинается болтология о гуманности. Какая может быть гуманность к тем, кто забывает вечные ценности религии (независимо, иудаизм, христианство или мусульманство), да просто человечности, в конце концов. Детей гробят, изверги. А ведь каждая искалеченная судьба может вернуться к людям сторицей. Зло, оно зло и порождает. По себе сужу. Если кто-то меня обидит, начинаю кипеть, возмущаться, продумывать антиходы. Но, правда, потом остываю. Но ведь не все способны к анализу своих действий. Немалая толика людей злопамятству подвержена.

Как же изжить эти пороки? Раньше людей клеймили позорным клеймом, отрубали пальцы и т.п. Думаете, для боли это делали? Нет, чтобы все видели, с кем имеют дело. Человеческую сущность выставляли на всеобщее обозрение. А сейчас времена изменились, подобные методы не прокатят. Но вот установить видеомониторы на улицах и в департаментах, это ведь можно. Чтобы сразу могли люди видеть, кто и чем занимается (да и преступников будет легче ловить). Это и гуманно, и современно.

А главное, если уж чиновник попался на казнокрадстве, нужно лишать его собственности, даже если она на детей записана. Нет, не полностью лишать, пусть минимум положенный у детей и жены останется (может, тогда законодатели и о повышении минимума позаботятся).

Автор:Радик Мухарямов