Все новости
Общество
31 Августа 2011, 16:31

В Башкортостане появится программа управления промотходами

Как бороться с обилием свалок? Как организовать переработку мусора, чтобы не задыхаться от своих же собственных «продуктов жизнедеятельности»?

Фото с сайта www.demontag5.ru.

В жизни человека наступает момент, когда он начинает задумываться над следующими вопросами. Где, на какой земле я живу? Чист ли воздух, которым я дышу? Какую воду я пью? А из этих простейших вопросов вытекают другие, более сложные. Например - как бороться с обилием свалок, которые заполонили всю Уфу и ее окрестности? И как организовать переработку мусора, чтобы не задыхаться от своих же собственных «продуктов жизнедеятельности»?

На днях министр природопользования и экологии Республики Башкортостан Азат Кутлиахметов провел онлайн-конференцию для читателей «ОЭГ». Мы продолжаем публиковать его самые актуальные комментарии по экологической тематике.

Так, к министру обратился житель республики Александр:

– Ваше министерство разработало программу по управлению твердыми бытовыми отходами. Вам не кажется, что нужна также программа по управлению опасными промышленными отходами, основная часть которых сегодня размещается на полигонах внутри предприятий (более 200 полигонов без достоверного учета) или на свалках ТБО?

–Действительно, в 2011 году нами разработана программа по совершенствованию управлением ТБО в республике, - пояснил Азат Кутлиахметов. - В 2012 году мы приступаем к разработке новой программы, которая будет ориентирована на совершенствование управления промышленными отходами.

Так ли актуальна эта проблема в Башкирии? Попробуем узнать у председателя комиссии по вопросам экономики, поддержке предпринимательства и охране окружающей среды

Общественной палаты РБ, доктора технических наук, руководителя промышленного предприятия Владимира Шолома:

– По промышленным отходам, по бытовым отходам – проблема сверхактуальна, - комментирует наш эксперт. – Думаю, решение нужно было принимать уже давно. Мусора в мире все больше, и другие страны давно уже озаботились этим вопросом! А мы до сих пор копим мусор на свалках. Конечно, это недопустимо.

Идеальную систему мусоропереработки я вижу так: сбор, сортировка, повторное использование. На этапе сортировки мы получаем: дерево, стекло, металл черный, металл цветной (по видам), полимеры (тоже рассортированные – ПЭТ, полиэтилен, полипропилен, ПВХ и т.д.), ткани, пищевые отходы... И все это пошло бы «в дело». Не нужно было бы качать нефть, чтобы превратить ее в полимеры; копать карьер, чтобы произвести стекло; рубить лес, чтобы выпустить новую бумагу… Все это великолепно используется повторно. Но грамотно организовать сбор мусора – это проблема. По сути, она не решена нигде в мире до конца.

Где-то, например, в городе Кельне, мусор попросту сжигают. Там расположена мощнейшая электростанция, на которой висит плакат: «Энергия для города Кельна – из мусора города Кельна!» Жечь можно практически все, однако от того, как организовано горение, зависит, что именно будет выброшено в атмосферу: то ли это углекислый газ и вода, то ли «букет» отравляющих веществ!

В том же Кельне, я думаю, в топки идет далеко не весь мусор. Немцы не так богаты, как мы, природными ресурсами, поэтому охраной своей природы озабочены больше нас. Они еще и очень экономны. Когда на автостоянке у автобана мы хотели выбросить в специальные контейнеры накопленные за переезд банки и бутылки, наш сопровождающий (профессор) не разрешил, сказав, что это стоит денег, которые он выбрасывать не хочет. Помимо придорожных контейнеров на каждый вид мусора (стекло белое, стекло зеленое, стекло коричневое, пластик, бумага, ветошь), у них организован прием отходов за деньги. Так что в мусорные контейнеры они выбрасывают мусора гораздо меньше нас.

Что мы с вами подразумеваем под опасными отходами? По сути, опасными являются любые отходы. Выбросили вы сигарету в мусорный бак – это уже опасные отходы. Едете вы на автомобиле, – в атмосферу выбрасывается масса вредных веществ.

Если говорить о моем предприятии, то у нас не стоит проблема утилизации отходов нашего производства – наоборот, мы научились их перерабатывать.

Занимаемся мы производством смазочных материалов. Но отходы своего производства масла перерабатываем сами. Более того мы готовы использовать отработанные масла других предприятий! Мы умеем их очищать, перерабатывать, приводить в кондиционное состояние. Это называется уже не «утилизация», а «регенерация».

Однако найти отработанные масла сегодня не так просто. Кроме нас, желающих их получить и использовать в качестве топлива, похоже, более чем достаточно. Не берусь судить, как их сжигают и что получают на выходе, однако, то, что эти отходы сегодня в дефиците – факт!

По поводу программы утилизации промышленных отходов – я это приветствую и при необходимости готов поучаствовать в этой программе, в рамках своей компетенции. Тема интересная и перспективная. Но пока к этой работе меня не привлекали.

Итак, очевидно, что программы, о которых говорит министр, нужно было разрабатывать уже давно. Но сейчас сетовать уже поздно! Хорошо, по крайней мере, то, что хотя бы некоторые территории Башкирии не загрязняются! Например, заповедники и национальные парки. Именно с ними связан еще один вопрос, поступивший от пользователя Алии Камаловой:

- Недавно в СМИ прошла новость о том, что в республике появится новый объект под названием «биосферный резерват». Насколько я помню, он расположится на территории сразу нескольких районов. Азат Нуриахметович, как все это повлияет на жизнь районов и повлияет ли вообще?

- Дай бог, чтобы этот резерват (название для него уже придумано – «Башкирский Урал») действительно появился! – заявил министр экологии. - В зоне уральского региона такой объект появляется впервые. Всего по России насчитывается 39 биосферных резерватов, и наш резерват – 40-й по счету. Что это такое? Это специальная зона, в которой производится не только сохранение биологического разнообразия, но и мониторинг экологических процессов. Такие территории еще называются «биосферными заповедниками». Создается он на базе уже существующих особо охраняемых природных территорий – национальный парк «Башкирия», государственный заповедник «Шульган-Таш», природный парк «Мурадымовское ущелье».

Для чего это нужно? С появлением такого объекта в республике мы выходим на мировой уровень, мы показываем миру, что не только обладаем природным достоянием, но и стремимся к тому, чтобы активно сотрудничать в этом вопросе с другими странами и регионами.

Могу сказать, что его появление скажется на жизни людей только положительно.

Население от этого не пострадает. Как и прежде, люди смогут косить сено, собирать ягоды, грибы, заготавливать дрова для своих нужд. Но кроме этого, республика получит еще и плюсы. Это новый статус для региона, престиж, возможность привлечения инвестиций – как внутренних, так и внешних. Это новые рабочие места, расширение налоговой базы. Так что бояться этого не надо, нужно только приветствовать!

Никакого ущемления прав местного населения, ни других заинтересованных лиц, не произойдет.

Я не знаком с документами об этом объекте, - отмечает в беседе с «ОЭГ» Владимир Шолом. Все понимают, что нужно сохранять природу! Но здесь есть важный момент - режим заповедника или особо охраняемой территории. Что на этой территории можно делать, а что нельзя? Все это должно быть прописано. Какая-то деятельность разрешена, какая-то запрещена категорически. Например, как-то раз, во время выезда Общественной палаты в районы, глава Бурзянского района республики рассказал мне, что чуть ли не 90 процентов района отдано под заповедники и заказники, и в результате нередко жители района страдают. Кто-то не может построить или узаконить дом, кто-то получить делянку или сенокос. Так что все это очень и очень непросто. Однако это может быть учтено в статусе или режиме той или иной территории. И никто, включая жителей этих территорий, никогда не возражал и не возражает против охраны памятников природы.

Автор:Святохина Дарья