Все новости
Общество
7 Июня 2011, 18:39

Туризму Башкортостана пригодится анимация

О развитии внутреннего туризма много говорится. Автор предлагает людям с творческой жилкой подумать о новом направлении - "туризме с элементами анимации".

Фото автора.
В последнее время очень много говорят о развитии внутреннего туризма в Башкортостане. Разрабатывают комплексные программы, для разработки этих программ приглашают австрийцев, употребляют умное слово «кластеры»… Однако, по большому счету, воз и ныне там. Как плыли «дикие» туристы самосплавом по рекам Башкирии - Белой, Инзеру, Зилиму, Нугушу, так и плывут, как не входили республиканские санатории в понятие «туризм», так, несмотря ни на какие старания австрийцев, и не входят, как не было задействовано местное население в так называемом «этнотуризме», так и не задействовано. Есть, конечно, отдельные турфирмы, которые бьются, как рыба об лед, пытаясь разработать и внедрить внутриреспубликанские маршруты, но их старания растворяются в широкомасштабном бездействии.
В основном призывы к развитию довольно аморфные и, я бы даже сказала, амебообразные:
- Надо бы развивать внутренний туризм!
- Да-да, давайте развивать, ох, где моя подушка?
Есть еще другие настроения, нахлебнические:
- Дайте нам совсем немножко миллиардов из бюджета, и мы отгрохаем такую этнодеревню, что все обзавидуются! И не забудьте закладывать в смету понемножку миллиардов каждый год на ее содержание.
Я не могу учить госструктуры, как вести дела, но предпринимателям с творческой жилкой хочу рассказать, как подходят к этому вопросу в бывшей республике СССР, а ныне в стране ближнего зарубежья Беларуси.
Этой весной довелось побывать в Минске. А поскольку была там в первый раз, хотелось посмотреть и город, и страну в целом. Поэтому купила тур в Гродно. Но в последний момент выяснилось, что организаторы не набрали туда достаточного количества людей, и взамен предложили «экскурсию по республике с элементами анимации». Сроки пребывания в Минске были очень ограничены, поэтому я, не раздумывая, согласилась на этого «кота в мешке», совершенно не представляя, что мне продали. Дальше было очень интересно.
В восемь часов утра сорок экскурсантов заняли все места в высоком специализированном автобусе. Последним зашел молодой мужчина, одетый по моде, царившей среди литовских шляхтичей начала XIX века – в свитке до пят, мягких сапогах и лохматой шапке из шкуры неизвестного зверя. Он представился как наш экскурсовод Александр и по совместительству пан Неверовский, которому сегодня предстоит важное дело – его двоюродный брат Василий Грабовский, хотя и отметил уже 30-летие, но никак не может жениться, и сегодня они (вместе с экскурсантами) отправятся смотреть невесту для Василия.
Оправившись от легкого шока, мы стали разбираться в легенде, по которой нам предстояло жить ближайшие несколько часов. Как выяснилось, этот солнечный и слегка морозный день мы должны были провести в весне 1812 года. Сначала заехать в усадьбу Грабовского, а потом к его потенциальной невесте – пани Ирэне - сиротке, воспитанной в семье пана Огинского. Эта фамилия большинству людей знакома по словосочетанию «полонез Огинского». Если же взглянуть шире, то граф Михаил Клеофас Огинский – это политический деятель, вольнодумец, участник восстания Тадеуша Костюшко, затем активный деятель эмиграции, меньше всего собиравшийся оставаться в памяти потомков как композитор и автор полонеза.
Сведения об Огинском мы почерпнули по ходу экскурсии, а пока автобус тронулся, и Александр, он же пан Неверовский, стал увлеченно рассказывать об истории Великого княжества Литовского – государства, существовавшего на территории современных Литвы и Белоруссии. Когда-то именно в этих местах жили и правили те самые Владимир Красное Солнышко, Ярослав Мудрый, его мать Рогнеда Рогволодовна и другие исторические персонажи, о которых школьники благополучно забывают, едва закрыв учебник. Ведя речь, экскурсовод не «грузил» слушателей цифрами и фактами, а рассказывал захватывающие сюжеты о нелегкой жизни в стародавние времена, разбавляя повествование историческими анекдотами, которые гораздо лучше укладываются в памяти, чем сухие архивные сведения.
Так, под беспрерывный монолог нашего «вожатого», мы и добрались до первой остановки – усадьбы вышеупомянутого Василия Грабовского. Потенциальный жених, встретивший нас, был одет еще колоритнее – множество аксессуаров придавало ему неповторимый шарм. Сабля в ножнах, висевшая на поясе, за которую можно хвататься при любой вспышке гнева, позволяла ему иллюстрировать свое эмоциональное состояние. Перстни на пальцах, увесистый кошелек и меховой охабень с длинными рукавами подчеркивали привилегированность его сословия. А перья беркута на шапке, очевидно, были писком модных тенденций в те времена. Словом, «пан Грабовский» был абсолютно натурален.
«Двоюродные братья» беседовали между собой на белорусском, поэтому русскоязычные граждане понимали не все. Но местные жители, слушая эту беседу, хохотали беспрерывно, потому что в ней затрагивалось и международное положение, и приближающиеся французы, и работники коммунальных служб в Минске, и многоместная повозка, на которой мы приехали, двигающаяся чудесным образом без лошадей. Эта историческая мешанина, подаваемая экспромтом, (может быть, и хорошо подготовленным), была бесподобна.
Экскурсантов между делом сводили в музей народного творчества, где ознакомили с работами белорусских «мастаков», то есть мастеров. Но это было довольно пресно, а, самое главное, обычно. Такие музеи есть везде, а с настоящими «шляхтичами» общаешься не каждый день. «Братья» тем временем договорились, что если невеста понравится, то Василий отдает «брату» своих кабанчиков, а если нет, то забирает себе самодвижущуюся повозку.
Откушав горилки под тосты типа «Чтоб не знала ваша хата ни доктора и ни адвоката!», что пришлось очень кстати тем холодным утром, и отведав сала, видимо тех же кабанчиков, гости вместе с радушным хозяином двинулись дальше.
И вскоре, узнав по дороге еще много интереснейших фактов из уст экскурсовода Александра, прибыли в усадьбу Михаила Клеофаса Огинского. Была рассказана его биография, показаны памятные места, и потихоньку экскурсанты присоединились к Василию и Ирэне, которые, покинув ранее гостей, мило ворковали на солнечном пригорке. Была начата очередная увлекательная беседа «братьев», однако ее прервали… выстрелы. Да-да, самые настоящие выстрелы, запахло порохом, долинку заполнил пороховой дым. Как ни банально это звучит, но от неожиданности все вздрогнули. И глазам изумленной публики явился военный патруль русской армии – двое солдат и фельдфебель Рыков, как он сам отрекомендовался. Господин Рыков повел беседу в том ключе, что война не за горами, французы на пороге, а двое молодых мужчин тут прохлаждаются, гуляя с дамой и уклоняясь от мобилизации. Темпераментный Василий ввязался в нешуточный спор, схватился за саблю, но против огнестрельного оружия сабля – не аргумент. И… его арестовали.
Весь сценарий пошел наперекосяк. Вместо мирного сватовства экскурсантам пришлось оставшуюся часть дня участвовать в операции по освобождению пана Грабовского – добывать настоящее оружие в усадьбе белорусского поэта и участника восстаний Франциска Богушевича, потом окольными путями, через разрушенный старинный замок отправляться туда, где содержался арестованный Василий, и идти на штурм. Причем, те, кому оружия не хватило, а не хватило большинству, были вооружены кольями.
Закончилось все, естественно, миром, фельдфебель Рыков «испугался» толпы народа, идущей на штурм его бивуака, и вернул Грабовского, потом всех приехавших кормили белорусскими драниками, борщом и блинами. А в завершении этого длинного, насыщенного событиями дня были белорусские песни в исполнении суперактивнейших «братьев» и их же мастер-класс по танцам.
Все желающие танцевали краковяк, польку, мазурку – движения предварительно показывались, и под живой аккомпанемент скрипки и аккордеона сытые и довольные экскурсанты выделывали несложные па.
Под занавес Александр рассказал, что персонажи, с которыми он нас познакомил, абсолютно реальны. Василий Грабовский впоследствии участвовал в русско-французской войне, получил чины и награды, Ирэна вышла замуж за другого и родила пятерых детей, а пан Неверовский в армию не пошел, свалив все на внезапно скрутивший его радикулит и став в результате одним из первых «откосивших» от службы.
По дороге обратно под впечатлением пережитого задавали вопросы экскурсоводу Александру – как пришла в голову эта оригинальная идея, откуда берут людей, исполняющих роли в сценарии, есть ли анимационные экскурсии с другими сюжетными линиями?
Александр охотно рассказывал, что бесконечно любит свой край, хорошо знает его историю и уже давно по собственной инициативе возит людей по Белоруссии. Сначала арендовал автобус и самостоятельно организовывал экскурсионные поездки. Потом устроился работать в экскурсионное бюро, причем там долго не верили, что из 14 имеющихся в бюро маршрутов он может работать на 11. Таких универсальных сотрудников у них раньше не было. Четыре года назад придумал историю с Неверовским и Грабовским, в которую изящно вплетается посещение различных достопримечательностей и знакомство с историческими личностями и памятниками. Других историй пока нет, хватает одной. Профессиональные артисты в «экскурсии с элементами анимации» не задействованы. Все исполнители ролей трудятся в других областях, но с удовольствием принимают участие в этих спектаклях, которые организуются примерно два раза в неделю. Например, «фельдфебель Рыков» - историк, пишущий диссертацию по теме войны 1812 года. Ему и самому интересно окунуться в то время, и материал экскурсантам он преподносит со знанием дела. Костюмы шили сами, настоящее оружие той эпохи арендуют у военных.
К чему я все это рассказываю? К тому, что интерес к делу, желание работать, инициатива и творческий подход создают шедевр буквально на пустом месте. Это яркий образец хорошо приготовленного и красиво поданного туристского продукта. Ведь, что нужно человеку? Как известно, хлеба и зрелищ. Здесь есть и то, и другое в достаточном количестве. Иллюзия участия в интересных событиях хорошо продается. Нечто подобное можно создать где угодно, было бы желание. Может быть, в Башкортостане и нет таких ярких персонажей древности, как Владимир Мономах и иже с ним, и война 1812 года до наших мест не дошла, но в любом городе и поселке есть местные легенды, которые можно срежиссировать и поставить на фоне наших красивейших пейзажей. А уж к брэнду Башкирии Салавату Юлаеву можно привязать любую историю.
Так что предприниматели, если вы действительно предприимчивы и желаете работать на ниве развития внутреннего туризма, то, может быть, после прочтения этого материала у вас возникнут новые мысли, и вы решитесь на создание собственного мини-спектакля на лоне родной природы.
Автор:Сюткина Евгения Константиновна
Теги:туризм