Все новости
Общество
16 Мая 2011, 16:04

Отпуск среди льдов

Альберт Валеев - первый турист из Башкортостана, побывавший в Гренландии. Это экстремальное путешествие претендует на высокое место в чемпионате России по туризму.

Фото предоставлено Альбертом Валиевым.
Обычно юбилеи отмечают в ресторанах, шумно и помпезно, или дома за накрытым столом, под тосты и пожелания, или на даче под шашлычок и коньячок. Но так делают не все. Уфимский врач-травматолог Альберт Валиев отметил 30-летие, путешествуя на лыжах во льдах Гренландии. Его окружали снежная пелена и айсберги, угрожали лавины, трещины и полыньи, изредка ему встречались аборигены на собачьих упряжках. Как сказали нашему изданию в Министерстве молодежной политики и спорта Республики Башкортостан, Альберт Валиев – первый турист из нашей республики, побывавший в Гренландии. А бок о бок с ним проходил маршрут известный путешественник из Санкт-Петербурга, мастер спорта международного класса по туризму Константин Бекетов.
Гренландия – самый большой остров в мире, покрытый льдом. Это очень интересное место, которое, однако, из-за сложных климатических условий редко посещается туристами вообще и тем более туристами из Башкирии.
Более-менее обжито западное побережье острова, обращенное в сторону США. Там проживает основная часть населения острова – около 50 тысяч человек.
Центральная часть острова, так называемая ice-cap, – это бескрайние тысячекилометровые ледяные пустыни, хранящие в себе самые большие в мире запасы пресной воды.
Восточное побережье практически не обжито, там высятся остроконечные скалистые горы, покрытые снегом.
Именно по восточному побережью - по этому безлюдному ледяному простору и пролегал маршрут двух российских путешественников. Лыжный туризм – занятие не для каждого. Это физически тяжело и, как правило, холодно. Нужно идти по снежной целине, самостоятельно проторяя путь, неся при этом на себе все необходимое.
- Путешествие вдвоем не такое безопасное, как, скажем, вшестером, - говорит Альберт Валиев. - В случае нештатных ситуаций в группе предпочтительнее иметь много народа. Но в плане мобильности и эффективности вдвоем лучше.
Чтобы попасть в Гренландию, нам пришлось преодолеть не одну границу, - продолжает Альберт. - Из Питера мы на автомобиле добрались до Хельсинки, потом был перелет в столицу Исландии Рейкьявик. А оттуда на другом самолете перелетели на один из прибрежных островков Гренландии – Кулусук. До побережья 30 километров решили идти на лыжах по замерзшему морю.
И практически сразу после начала путешествия их ожидала чрезвычайная ситуация. Константин Бекетов провалился под лед. Незадолго до их приезда море сильно штормило, весь прибрежный лед поломался и снова так и не смерзся. А потом сильный снегопад аккуратно прикрыл все трещины и полыньи, создав иллюзию ровной прочной поверхности.
- Разумеется, начались спасработы, - без особых эмоций (или это только так кажется) рассказывает Альберт. – Я бросал ему веревку, вытаскивал, он полз, проламывая лед. Потом выуживали рюкзак, который остался плавать в снежно-водной каше. Все обошлось, нам повезло - неподалеку, на совсем крошечном островке мы обнаружили маленькую рыбацкую хижину, точнее даже, сарай или будку. В это время началась сильная пурга – ураганный ветер и сильный снегопад, и три дня мы не могли даже носа высунуть из своего убежища. Пытались там высушиться, но это было не очень эффективно, потому что печки в хижине не было. В рюкзаке, с которым Константин упал в воду, была оптика – фотоаппараты, объективы. А соленая вода – не совсем подходящая среда для фотоаппаратов. Влага потом испаряется, но соль остается, и в походных условиях почистить технику невозможно.
Переждав пургу, путешественники решили больше не испытывать судьбу и вернулись в аэропорт Кулусука, откуда добрались до побережья Гренландии на вертолете.
Начав путь по горам восточного побережья, они поначалу изредка встречали людей – местные жители передвигаются на снегоходах и собачьих упряжках. Упряжки распространены даже больше, потому что такой транспорт удобнее и экономичнее, на упряжке можно увезти больше груза. К тому же, собаки пройдут по таким ущельям и оврагам, по которым не пройдет техника. Потом россияне ушли в совершенно безлюдные места. Общая протяженность маршрута, который наши соотечественники должны были преодолеть при удачном стечении обстоятельств, составляла 400 километров. В Гренландии они провели чуть больше трех недель.
- У нас было немного информации об этих местах, - говорит Альберт, - но достаточно много сложностей. Горы там принципиально отличаются от уральских. Они не очень высокие, но другие по структуре - альпийские, и сразу от моря начинаются ледники. По ледникам и по заливам с коварным, как выяснилось, льдом, чтобы не провалиться в трещину, мы шли в связке. Нам сильно не повезло с погодой, несколько дней нам приходилось отсиживаться в палатке, так как бушевал сильный ветер, и мела пурга. Мы строили вокруг палатки снежную стену и читали книжки – у нас с собой был e-book, и вернулись мы намного умнее, чем выезжали. В один из таких дней я встретил свое 30-летие.
Было много снегопадов и лавин. К счастью, нас они миновали, но на всякий случай, если кого-то завалит, у нас были радиоэлектронные датчики, позволяющие определить местоположение потерявшегося товарища.
Мы опасались белых медведей. Например, на острове Шпицберген без ружья ходить нельзя, там медведи нападают на людей. Однако в Гренландии в этом отношении спокойнее, мы были без оружия в надежде, что не входим в пищевую цепочку гренландского белого медведя. На нас они не напали, хотя, не исключено, что бродили вокруг. Мы много шли при плохой погоде, когда буквально в двух метрах ничего не видно, только снежная пелена, так что могли просто их не заметить.
В момент нашего пребывания там была уже весна. Было достаточно тепло, ночью в палатке температура воздуха была около минус десяти. С хорошим спальником это вполне нормально. Но вот высушиться – это была проблема. Когда долго пасмурно и метет, одежда намокает, а дров там нет, костер развести невозможно.
Вся Гренландия – это территория Дании. Не совсем понятно, зачем датчанам это надо, но местное население сейчас живет исключительно за счет дотаций Дании. Датчане работают там вахтовым методом. В основном это учителя, врачи, сотрудники государственных служб. Эскимосы обитают уже не в иглу, как раньше, а в типовых сборно-щитовых домиках. Основные их промыслы – рыболовство и добыча тюленей. Как у многих северных народов, у эскимосов отсутствуют некоторые ферменты, перерабатывающие алкоголь, поэтому там строгие правила, ограничивающие ввоз алкоголя. Однако когда к концу путешествия в субботу вечером мы вышли в прибрежный поселок, у нас появилось совершенно четкое ощущение, что народ там не дурак выпить. По-английски говорят немногие, в основном дети, которые изучают язык в школе. Но когда мы пытались выяснить – где в поселке магазин, никто нас так и не понял.
Альберт путешествовал в свой очередной отпуск. Ему нравится такое времяпрепровождение, он вместе с единомышленниками достаточно давно занимается разными видами туризма – как «горник» был на Тянь-Шане и на Алтае, как велотурист побывал на Кубе, на лыжах прошел по Северному Уралу и по Саянам. Походы стали образом его жизни.
Естественно, встает вопрос о финансах, ведь, поездка в Гренландию - удовольствие не из дешевых. Например, цены на продукты там в три-четыре раза выше, чем у нас. А продукты на три недели пришлось закупать именно на месте. Плюс перелеты на самолете, вертолете, где-то передвижение на катере. Альберт не делает из этого секрета - в этот раз деньгами помогло Министерство молодежной политики и спорта Республики Башкортостан. А одна из санкт-петербургских фирм предоставила снаряжение для похода. Министерство финансирует экстремальные путешествия, подобные гренландскому круизу Валиева и Бекетова потому, что они бывают редко. Желающих участвовать в походах высшей, шестой, категории сложности, как правило, мало. Айсберги Гренландии – это не пляжи Египта. Этот поход заявлен для участия в чемпионате России по туризму и наверняка будет претендовать на высокое место.
Автор:Сюткина Евгения Константиновна