Все новости
Культура
23 Октября 2014, 16:23

Юрий Соломин: «В Уфе воспитанный зритель»

В Уфе гастролирует московский Государственный академический Малый театр. 

Фото предоставлено пресс-службой Малого театра.
Фото предоставлено пресс-службой Малого театра.
В Уфе гастролирует московский Государственный академический Малый театр. Легендарные Ирина Муравьева, Юрий Соломин, Борис Клюев, Александр Потапов и еще целое созвездие прекрасных актеров. Москвичи осчастливили уфимского зрителя всего тремя постановками — «Филумена Мартурано» (Эдуардо де Филиппо), «Как обмануть государство» (Луи Верней и Жорж Берр) и «На всякого мудреца довольно простоты» (Александр Островский).
На второй день гастролей представители старейшего московского театра встретились с журналистами. Общение из формата пресс-конференции переросло в творческую встречу, разговор по душам, наполненный историями блестящего рассказчика — худрука театра, народного артиста СССР Юрия Соломина. Для начала Юрий Мефодьевич проверил наши знания истории театра — когда основан, кем… Получив ответы (1756 год, императрицей Елизаветой Петровной), обрадовался: «Значит, мы имеем возможность разговаривать с вами на равных, вы все знаете!» и почти полтора часа рассказывал о Малом театре, о своем детстве, работе министром, студентах и …собаках.
Да мы без картошки умрем
— Островский всегда занимал первое место в рейтинге по спектаклям и в Советском Союзе, и сейчас тоже, — рассказывает Юрий Соломин. — Он написал 47 пьес, и все идут до сих пор, хотя его нет уже больше ста лет. На этом воспитывается наш коллектив. Русская театральная школа — самая правильная, самая точная. И театр основан на русской литературе — всех наших великих авторах, которые на устах всего цивилизованного общества в мире. Кто не знает Достоевского, Чехова, всех Толстых, Тургенева, Пушкина, Лермонтова? На этой базе и сформировался русский театр. И как бы сейчас кто ни говорил: «Ну, мол, это традиционно…» Да, традиционно! А разве пельмени — не традиционная еда? А картошку мы любим? Да мы без картошки умрем! Такой вот мы традиционный народ, поэтому все у нас должно быть традиционно хорошо.
Малый театр Указом Президента России объявлен национальным достоянием. Он включен в список особо ценных культурных объектов страны, наряду с Большим театром, Третьяковской галереей, Эрмитажем. Современное поколение артистов и режиссеров Малого театра отличается именно приверженностью богатым традициям и опорой на опыт предшественников. На вопрос о возможности авангардных постановок в стенах Малого театра Юрий Соломин резко ответил:
— У нас это исключено. Перед входом в театр стоит памятник Островскому (кто-то даже называет нас музеем). Мы сохраняем то, что только единицы могут сохранить. Мы выступаем категорически против извращений, будь то Шекспир, Мольер, Пиранделло, Гольдони, Ибсен, не говоря уже о Чехове, Горьком, Достоевском, тем более Островском. Сейчас у нас идет 12 спектаклей Островского, и каждый год дополняем новыми. Многие приезжие, иностранцы по нашим спектаклям учат русский язык.
Три кита театральной школы
— Я из Читы, из Забайкалья, там родился и вырос. В 1949 году увидел фильм «Малый театр и его мастера», — рассказывает Соломин. — Был юбилей, 125 лет зданию Малого театра. Показывали таких артистов, как Климов, Жаров, Ильинский, Доронин, Бабочкин, Гоголева, Яблочкина… Я увидел и заболел. В фильме говорилось, что при Малом театре существует театральное училище по адресу «Москва, улица Неглинная, дом 6». Когда в 1953 году получил школьный аттестат, я, не заходя домой, шел мимо почты и сразу отправил его туда (в Высшее театральное училище имени Щепкина — прим. авт.) Мне пришел вызов — что нужно сделать для поступления. Мы вместе с отцом сели в поезд, у него был бесплатный ж\д билет — вот так я и поступил. Мы, дети, приезжали, поступали — даже не зная, к кому. Пашенная Вера Николаевна набирала курс, и я попал к ней. Четыре года работали с ней, Царев преподавал художественное слово. Мы учились у замечательных старых актеров, мы это приняли и работаем так, как нас учили. «Артиста должны видеть, слышать и все понимать» — вот это три кита, на которых существует театральная школа.
«Надо, Федя, надо!»
Во время встречи журналисты вспомнили, что предыдущие гастроли Малого театра в Уфе были еще во времена СССР — в далеком 1987 году. Тогда в залах Русского театра и ДК «Нефтяник» на протяжении месяца сыграли целых 68 спектаклей — 12 названий. Кто был на тех спектаклях, получил незабываемые впечатления и понял на всю жизнь, что такое настоящий русский театр и русская школа игры. В рамках тех гастролей был и великолепный творческий вечер Юрия Соломина в филармонии, где он вдохновенно читал рассказы Чехова. А в 1990 году известный актер приезжал в Уфу в другом качестве — министра культуры России. Принимал он участие и в проведении в Уфе Международного фестиваля тюркоязычных театров «Туганлык».
— В министры я не рвался, — вспоминает Соломин. — У меня тогда только внучка родилась, и я с ней гулял за городом на даче. Увидел перед своим домом машину — такие машины ко мне не приезжали тогда. И я сразу подумал: неужели мне хотят предложить должность министра? Так и оказалось. Потом дома решали, кто-то в семье был против. Естественно, главное действующее лицо — жена (Ольга Николаевна Соломина — заслуженный деятель искусств РФ, актриса драматического театра и кино, профессор ВТУ им. Щепкина) — сказала известную фразу: «Надо, Федя, надо!» Вот это меня и заставило решиться. Я тогда отказался от многих творческих работ, которые мне были выгодны, как творческому человеку. Думаю, что это было правильно и с моей стороны, и с точки зрения тех, кто приглашал. Тогда было очень интересно — вся Россия, все театры… Куда бы я сейчас ни приезжал — если еще остались люди, которые работали в те годы в театрах, — мне не стыдно смотреть им в глаза. Ушел я сам, подал заявление через год и восемь месяцев. Я был против тех новшеств, которые стали появляться — они нарушали структуру работы министерства, театров, особенно учебных заведений.
Я потом по радио услышал, что объединили Министерство культуры с Министерством туризма. А я категорически возражал. У нас культура хорошая, древняя, а туризма никакого. Поэтому зачем объединять все это, делать какую-то колбасу, которую есть нельзя? Я ушел.
«Театр смог воспитать уфимского зрителя»
— Вчера мы тут играли «Филумену Мартурано». Ваш зритель нам очень понравился, — отметил Юрий Соломин. — У вас прекрасный город с традициями. Театру, конечно, живется нелегко, как и всем сегодня — в медицине, образовании, культуре. После вчерашнего спектакля мы пообщались с руководством вашего театра. Нам показалось, что в Уфе воспитанный зритель, воспитанный на материале. Зритель, которого мы услышали и в конце увидели, когда были аплодисменты. А после спектакля зрительный зал встал — просто так это не бывает. Театр смог воспитать зрителя — мы это чувствуем. Это начинается еще с детских спектаклей, надо учить со школы, даже с детского сада.
— А меня, как женщину, поразило другое. Мы давно уже отвыкли, что публика ходит со сменной обувью. А вчера я обратила внимание, что барышни надевали туфельки, и это было очень приятно, — добавила генеральный директор Малого театра Тамара Михайлова.
Еще директор сообщила об обсуждении с руководством уфимского театра совместных проектов на 2015-2016 год. Как говорится, дай Бог, пусть сбудется.
«У животных учусь мастерству актера»
Когда общаешься с такими великими личностями, как Юрий Соломин, всегда интересно узнать их мнение о любых жизненных явлениях.
— Юрий Мефодьевич, каким простым вещам Вы радуетесь?
— Я люблю собак. У меня три собаки, пять кошек, — ответил Юрий Мефодьевич. — Это дворняжки. Когда я был помоложе, у меня была немецкая овчарка Маклай, очень породистая, она снималась в фильме «Московская сага» по книге Аксенова. Маклай там играл собаку по кличке Пифагор. Он получал такое удовольствие, ему понравилось, и его все полюбили. Там была сцена с Инной Чуриковой — она меня оставляет больного, я лежу, а она уходит. По сценарию Пифагор должен встать, подойти к больному хозяину и положить голову на грудь. И вот Инна Чурикова гасит свет, выходит и … Маклай подходит ко мне и кладет голову мне на грудь. Меня спрашивают: «Откуда он знал, как он мог это сделать?!» Да он это делает каждый день! Утром, когда мои глаза еще закрыты, он подойдет, вздохнет, ляжет и ждет. Вот как я долго рассказываю о Маклае, которого нет уже на свете лет семь…
Я до сих пор у животных учусь мастерству актера. Когда я уезжаю на работу, они все стоят и смотрят на меня. Когда набираем первый курс, есть ребята из разных семей, есть и обиженные судьбой. Но ты же не будешь объяснять, что надо быть подобрее. А моя жена очень любит кошек. Много лет назад кто-то из студентов притащил котеночка брошенного. Она сразу отправила ребят за молочком. Нашли ему в аудитории место, устроили на окошке под батарейкой. А потом мы поняли — благодаря этой заботе ребята становятся добрее в свои 17-18 лет! Таким образом, это у нас перешло в профессию. На одном курсе подобрали двух брошенных цыплят, притащили в общежитие, кролика воспитывали.
Когда по телевизору показывают «В мире животных», я обязательно смотрю и улыбаюсь. Отдыхаешь. Я вот девчонкам (Юрий Мефодьевич обращается к молодым журналисткам в зале) подарю котеночка, они же его будут беречь! Так вырабатывается в людях любовь…
Гастроли московского Малого театра в Уфе проходят на сцене Русского драматического театра. Сегодня, завтра и в выходные еще есть возможность посмотреть их спектакли, насладиться замечательной игрой выдающихся русских актеров. Тем более, как подчеркнула гендиректор театра, гастроли проходят по государственному заказу, цены на билеты принципиально демократичные: низкие и в Москве, и еще дополнительно снижены для уфимцев. Чтобы любая интеллигентная семья, например, из учителей, могла позволить себе поход в театр без ущерба для бюджета.
Автор:Аралбаева Лейла
Читайте нас в