Все новости
Культура
29 Сентября 2014, 18:13

«Отцы и дети» в уфимском Русском театре: захотелось перечитать

В Русском драматическом театре открыт 153-й сезон. Спектакль «Отцы и дети» стал самой ожидаемой премьерой сентября.

Фото Олега Яровикова.
…Еще живого Базарова засыпают землей. Могильщик небрежно выкидывает из черного квадрата все то, что вчера составляло смысл жизни нигилиста: зеленых лягушек, белую розу из любовного букета… То, что герой обречен, ясно сразу: спектакль и начинается со сцены смерти. После окончания, не выдержав, поднимаюсь на сцену пощупать «землю». Черная резина, мелко-мелко крошенная, говорят, безумно дорогая, рассыпается между пальцев…
Спектакль «Отцы и дети» в уфимском Русском драматическом театре стал самой ожидаемой премьерой сентября. Слухи о музыке немецкой метал-группы «Раммштайн», «Черном квадрате» Малевича, «постельных сценах», внедренных в школьную русскую классику, заранее провоцировали на яркие эмоции: недоумение, отторжение, острый интерес.
И вот 153-й сезон Русской драмы открыт. 26 и 27 сентября премьера прошла с аншлагами. Новая интерпретация романа Тургенева действительно талантливая, многослойная, но цельная. Действие спектакля (долгое, с двумя антрактами) «держит» и не отпускает до конца.
Автор инсценировки и режиссер-постановщик спектакля — Петр Шерешевский (Санкт-Петербург). Интернет выдает информацию: неоднократно ставил русскую классику — Пушкина, Горького, Чехова, Достоевского в разных театрах России.
Предвосхитив критику ревнителей классики, постановщик обозначает жанр как современную театральную фантазию по роману Тургенева. Сохраняя аутентичный текст романа, режиссер в своей фантазии смешивает несмешиваемое, стирает временные рамки. Герои облачены в современную одежду, спектакль насыщен деталями сегодняшнего дня.
Например, современными гаджетами — микрофонами в сцене у Кирсановых, поставленной как ток-шоу, где два поколения декларируют свои жизненные принципы. Видеокамерами, которые не только с самого начала обрекают героев на жизнь «под стеклом», но и появляются непосредственно у них в руках. Впервые работа с камерой и видеоэкраном (художник по видео Александр Малышев) не показалась мне инородным элементом спектакля. Возможно, потому, что сцена в черном квадрате буквально встроена внутрь экрана, и зритель имеет возможность видеть игру актеров одновременно и на общем, и на крупном плане.
Весь спектакль не покидало ощущение, что режиссер — музыкант, настолько звучащим, доверху наполненным музыкальными аллюзиями получился рисунок спектакля. В самом романе Тургенева тоже много музыкальных отсылок, но здесь музыкальный ряд — ключ к концепции режиссера. Главный музыкальный лейтмотив — песня «Амур» из репертуара группы «Раммштайн». Его постоянное звучание, которое периодически объединяет всех героев, приводит к выводу: новые «Отцы и дети» — не только о конфликте поколений, но и о любви, всепоглощающей и смертельной.
«Любовь — это дикое животное. Оно тебя подстерегает, ищет тебя.
Любовь, любовь, все хотят приручить тебя,
Любовь, любовь, а в конце концов, оказываются в твоей пасти»
Страстно-животному звучанию «Раммштайн» в любительском исполнении актеров противостоит напоминание о вечном — органно-струнная музыка Адажио Альбинони. В эклектическую музыкальную топку летят вальсы Штрауса, похоронный марш, советские, цыганские, детские песни, младенческое гуление, вой собак. В доме Кукшиной издевательски звучит квартет медных духовых, около кровати раненого Павла Петровича плачут скрипки. Музыкально и пластическое решение спектакля: герои дирижируют, играют на невидимом фортепиано, водят смычком по «скрипке».
Театральное искусство соткано не только из визуальных и звуковых, но и осязательных образов. Об одном из них — земле — я уже упомянула. В сценографию спектакля, которая тоже вне времени (художник-постановщик Анвар Гумаров), вписаны античные головы, столы с русскими самоварами, большая кровать, солома. Весь спектакль ждала, как же режиссер решит сцену дуэли. Необычно: герои стреляют рулеткой-сантиметром. Но накал страстей от этого ниже не становится.
Новая театральная премьера представила яркие актерские работы, как в поколении отцов (Владимир Латыпов-Догадов, Александр Федеряев, Владимир Абросимов, Светлана Акимова), так и детей (Руслан Бельский, Артем Аглиулин, Анна Бурмистрова).
— У нас там очень много импровизационных кусков, которые рождались чисто этюдными методами. Такого, чтобы режиссер конкретно застраивал мизансцены, практически нет. Есть какой-то рисунок, но внутри этого рисунка режиссер призывает нас двигаться свободно, не бояться импровизации, сиюминутного проживания, если что-то будет не так, как в прошлый раз, наоборот, даже хорошо. Многие питерские режиссеры таким методом пользуются, — пояснил Артем Аглиуллин (исполнитель роли Аркадия Кирсанова).
В рамках новой концепции вполне логично и уместно, что «передовую женщину» Авдотью Кукшину исполняет мужчина.
Во второстепенных образах — слуги, «красные собаки», могильщики — являются одни и те же актеры (Андрей Поведский, Вячеслав Виноградов). Для каждого героя постарались найти индивидуальные манеры и штрихи. Обольстительна и эротична Одинцова (Анна Бурмистрова), дополняя ее образ, художник по костюмам Елена Громова одевает героиню в яркие платья в пол, выгодно подчеркивающие фигуру.
Одинцова остро контрастирует с черно-белой палитрой спектакля и обреченным Базаровым, одетым в черную современную курточку с капюшоном.
Новая интерпретация «Отцов и детей» может вызвать разные чувства. Если роман — ваша настольная книга, которую вы каждый день перечитываете, новая постановка, конечно, может покоробить и вызвать отторжение. Если же основные коллизии, герои знакомы, но подзабыты, — спектакль воспринимается органично и вызывает желание вернуться к первоисточнику.
— У нас было много сомнений, поймет ли спектакль уфимский зритель. Самое главное, что после просмотра хочется еще раз перечитать роман Тургенева, — говорит художественный руководитель театра Михаил Рабинович.
Уфимская публика спектакль приняла. Это можно было понять по аплодисментам и тем потрясенным лицам, которые после премьеры я увидела в зале. Думаю, многие, как и я, по возвращении действительно засели перечитывать книгу, что и требовалось от театра: взбудоражить душу и возродить интерес к классике.
Спектакль «Отцы и дети» Русского драматического театра имеет все шансы занять свое прочное место в репертуаре и бурно обсуждаться на фестивалях. Билеты на два премьерных вечера ушли влёт, в октябре спектакль запланирован на 2 и 13 октября. Говорят, билетов на октябрь осталось всего несколько.
Автор:Аралбаева Лейла