Все новости
Культура
4 Ноября 2012, 11:19

В Белебеевский район, в гости к Марине Цветаевой…

Экскурсия из Уфы в село, где знаменитая поэтесса провела, пожалуй, самое счастливое лето.

Фото с сайта www.resbash.ru.

«Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья.

Я родилась.

 

Спорили сотни

Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

 

Мне и доныне

Хочется грызть

Жаркой рябины

Горькую кисть».

Это стихотворение Марины Цветаевой из цикла «Стихи о Москве» я вспоминаю всякий раз, когда приходит осень. Не та золотая, пушкинская «унылая пора, очей очарованье», которая в наших краях ассоциируется с сентябрем, а более поздний ее период, когда на исходе «пышное природы увяданье» и краски становятся сдержаннее, приглушеннее, как бы окутанные туманом. Хотя по старому стилю Марина Цветаева родилась в конце сентября,  в памяти укоренилась дата – 8 октября, день рождения великой русской поэтессы с трагической судьбой.

В этом году исполнилось 120 лет со дня рождения Марины Ивановны Цветаевой, и весь октябрь для меня лично проходит под знаком ее поэзии. Да, она не относилась к поэтам, чье творчество изучают в школе. Во всяком случае, в годы моей учебы (я окончила школу 40 лет назад) на уроках ее не упоминали, стихи не цитировали. Только в некоторых мемуарных произведениях я, с детства увлекающаяся литературой, встречала ее имя и отдельные стихотворные строчки.

Например, однажды меня поразили строки:

 «Идешь, на меня похожий,

Глаза устремляя вниз.

Я их опускала – тоже!

Прохожий, остановись!

… Сорви себе стебель дикий

И ягоду ему вслед, -

Кладбищенской земляники

Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,

Главу опустив на грудь.

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь».

 Удивительно, но Цветаевой в год написания стихотворения было всего 20 лет. Потом я не раз встречала эту крупную, спелую землянику на  скромных погостах, и в памяти всплывали печальные цветаевские строки. Как и те:

«Послушайте, еще меня любите

За то, что я умру».

 Жизнь и смерть всегда рядом, но в поэзии Марины Цветаевой, даже в ее ранней лирике очень часто встречается тема смерти. Может, время было такое, когда утраты поджидали на каждом шагу? В  1906 году Марина с сестрой Анастасией остались без матери, которая скончалась от чахотки. Отец все внимание уделял музею, и юная поэтесса очень рано стала самостоятельной. У ее будущего возлюбленного и супруга Сергея Эфрона тоже умерла мать, и от переживаний юноша заболел туберкулезом.

 В июле 1911 года Марина и Сергей приехали «на кумыс» в село Усень-Ивановское, что в 18 километрах от Белебея. Почти два месяца они провели на кумысных дачах, которые в те годы содержали братья Баязит и Шингарей Китаевы. Добрая слава о башкирском кумысе долетела до Москвы и Петербурга, откуда к нам приезжали отдыхать и поправлять здоровье сотни  столичных жителей.

 Красивая молодая пара провела в Башкирии, пожалуй, самое счастливое лето. Старожилы вспоминают, что Марина Цветаева часто приходила к роднику с кристально-чистой водой. Впоследствии его стали называть Девичьим, может быть, в память о романтичной гостье из Москвы. Недалеко от родника была заложена Пушкинская аллея – в честь 100-летия великого поэта. А в 1992 году, к 100-летней годовщине Марины Цветаевой, рядом с Пушкинской появилась Цветаевская аллея. В Белебее был открыт первый в России памятник всемирно известной русской поэтессе и в том же году - литературно-художественный музей М.И.Цветаевой.

 К сожалению, пишу об этом со слов своих коллег. Ни в Усень-Ивановском, ни в белебеевском музее поэтессы я пока еще не была, хотя мечтаю об этом давно. Что говорить о других знаковых местах:  музее Пушкина в Болдино и Санкт-Петербурге, музее Льва Толстого в Ясной поляне, музее Горького в Нижнем Новгороде и музеях других писателей. Специальных туров туда раньше не было, да и, честно говоря, времени для поездок всегда не хватало. Разве что посещение достопримечательностей совпадет ненароком с командировкой… Однако такое случается крайне редко.

А вот за нынешних школьников можно порадоваться: в Уфе появилась фирма, которая устраивает туры выходного дня «Аксаковский уикенд». Опишу программу подробнее. Выезд из Уфы в субботу в 9 часов утра, завтрак в мотеле «Аслы-Куль». В 12.30 – прибытие в Белебей, заселение в гостиницу, отдых, потом обед. В 14.00 – экскурсия в литературно-художественный музей Аксаковых, полдник (с собой). В 19 часов – ужин, а затем вечер отдыха, дискотека. В воскресенье после завтрака посещение музея Марины Цветаевой в селе Усень-Ивановском. Далее по расписанию обед, просмотр сказки С.Т. Аксакова «Аленький цветочек», в 17.30 выезд в Уфу. В 8 часов вечера дети вместе с сопровождающим их экскурсоводом и педагогом (один на 10 человек) прибывают домой. Лично мне такая программа нравится, и стоит она вполне разумно (2900 рублей). Думаю, при желании подобный тур можно организовать и для взрослых. Сейчас, когда садово-огородный сезон остался позади, уверена, что найдутся желающие отправиться по аксаковским и цветаевским местам. Важно, чтобы до них  своевременно дошла информация и такая группа сформировалась.

А еще мне бы хотелось побывать в последнем земном пристанище Марины Цветаевой – в Елабуге. Конечно, грустно оказаться в доме, где она добровольно ушла из жизни. Говорят, что и ее могила до сих пор не установлена. На той стороне кладбища, где находится затерявшаяся могила Марины Ивановны, в 1960 году ее сестра Анастасия установила крест, а в 1970 году было сооружено гранитное надгробье.

Марина Цветаева ушла из жизни, когда сил жить уже не оставалось. Случилось это в роковой день 31 августа 1941 года. Поэтессе было 48 лет.

Позволю себе процитировать стихотворение, которое я посвятила Марине Цветаевой:

Зачем вернулись Вы, Марина?

О, Вы  не знали, что Вас ждет!..

Уж лучше горькая чужбина,

Чем столь безвременный уход.

 

Тоска по родине волчицей

Терзала душу день и ночь.

И Вы решили возвратиться

Домой - как преданная дочь.

 

Печальный праздник возвращенья:

Предстала родина тюрьмой,

Готовой  вместо угощенья

Снабдить Вас нищенской сумой.

 

И вдруг - война! И в глубь России

Вас вместе с сыном повезли.

В дороге бабы голосили,

И взрывы брезжили вдали.

 

Смешалось все в комок единый:

Людская боль, судьба страны.

И дни страдалицы-Марины

Уж, видно, были сочтены.

 

Ах, если бы не чувство долга,

Любовь к родительским местам,

Как Бунин, прожили б Вы долго,

Как те, кто оставался там…

Признаюсь, когда я писала это стихотворение в 2000 году, я как-то упустила из виду, что сама Марина Цветаева думала о ностальгии. Вот ее строки:

 «Тоска по родине. Давно

Разоблаченная морока!

Мне совершенно все равно –

Где совершенно одинокой

 

Быть, по каким камням домой

Брести с кошелкою базарной

В дом, и не знающий, что – мой,

Как госпиталь или казарма».

Понятно, что она чувствовала себя одинокой везде и, возвращаясь в СССР, думала, прежде всего, о сыне, о его будущем. Но концовка стихотворения подтверждает, что родина была для нее не пустым звуком:

 «...Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И все – равно, и все – едино.

Но если по дороге – куст

Встает, особенно – рябина...»

В моей домашней библиотеке сейчас хранятся три тома стихов Марины Цветаевой. Первый, самый дорогой для меня, был издан в 1987 году в Башкнигоиздате. А еще раньше стихи Марины зазвучали в песнях, романсах, на пластинках  популярных чтецов. По степени известности и всеобщей любви она уже давно стала народным поэтом. Впрочем, о титулах она никогда не заботилась, правда, еще в юности предчувствовала, что ее стихам, «как драгоценным винам, настанет свой черед».

Автор:Колоколова Любовь