Все новости
Творчество
4 Января , 09:00

Житель Башкирии увлекся резьбой на черепах

Жителя города Октябрьский всерьез интересовала резьба на черепах, которая на острове Бали является обычным делом.

Фото:Владимира Шакиева.

На выставке «Уфа. Арт. Ремесла. Сувениры» глаза разбегались: было много достойных народных умельцев и мастериц. Их изделия хотелось купить и побыстрей ими украсить дом. Ненароком обратил внимание на фигурки забавных животных, сделанных из подручных материалов — обрубков дерева, штопоров, вешалок, сломанного мастерка, старой кисти.

Фото:Владимира Шакиева.

Они дарили хорошее настроение. Меня поразило: хлам и тот годился в дело. Позднее я узнал, что автор этих работ очень разносторонний человек: занимается резьбой по дереву, кости и даже черепу. Его работы украшают частные коллекции в Финляндии, Германии, США и в странах Латинской Америки. Одну работу приняли за историческую культурную ценность и задержали на российской таможне, потребовав разрешение Министерства культуры России. Долгое время мастер жил на псковской земле, и вот около 10 лет назад приехал в Башкирию.

— Раньше я после ремонта выбрасывал мусор, а меньше года тому назад подумал, что можно с помощью вышедших из употребления вещей смастерить такие необычные арт-объекты, — показал на причудливых зверушек народный умелец, сотрудник историко-краеведческого музея имени Шокурова из города Октябрьский Валерий Иванов.

Фото:Владимира Шакиева.

Он сказал, что все арт-объекты в единичном экземпляре, нет ни одного изделия, которое бы повторялось. Первым был птеродактиль, его некоторые называют дятлом, цаплей. Это существо и сейчас сопровождает мастера на выставочных мероприятиях.

— Я не даю фигурам название.

Фото:Владимира Шакиева.

Человек сам додумывает арт-игрушку, я не навязываю своих идей, — пояснил умелец и рассказал, что раньше всех нашел своего хозяина робот — детская деревянная игрушка, состоящая из головы и туловища. Голова на шарнирах, вместо глаз саморезы, ножки деревянные на пружинках. Дерево хорошо сочетается с металлом.

— Человеческих фигур не делал, хоть и есть желание. Без разницы кого — мужчину, женщину или ребенка. Главное, найти материал. Если я вижу, что по формам он подходит, то могу женщину сделать. Женщине нужно добавить импровизированные волосы из проволоки. Все зависит от фантазии и материала, — поделился с корреспондентом «Электрогазеты» Валерий Иванов и признался, что, в основном, арт-игрушки берут художники. Многие украшают офис, в котором все заставлено папками. Арт-объекты очень хорошо вписываются.

Фото:Владимира Шакиева.

— Глаз сразу выхватывает их, и у людей поднимается настроение. Я вижу, что люди глядят на эти фигуры и улыбаются. Это меня радует. Одна из моих задач — поднять настроение, особенно в наш «веселый» период, — повествует мастер.

Валерий Иванов более 30 лет занимается резьбой по дереву, вел детский кружок, пять лет назад увлекся резьбой по рогу и совсем недавно — резьбой по кости.

Фото:Владимира Шакиева.

— В интернете увидел, как на острове Бали делают резьбу на черепах, в том числе и на человеческих.

Меня заинтересовала ажурная резьба, просто тончайшая. У меня есть друзья-охотники, которые меня снабжают сырьем — черепами лося, кабана. Если попадутся черепа волка или медведя — это идеальный вариант. Такую работу я делаю только под заказ. Это дорогое удовольствие. От руки наношу эскиз, потом начинаю вырезать.

В республике резьба по кости и рогу не развита. Люди предвзято относятся, череп ассоциируют с трупом, считают, что это что-то колдовское. Поэтому были лишь единичные заказы, обращался охотник, который попросил нанести рисунки на череп диких животных. Я много интересовался на выставках, фестивалях и прочих мероприятиях, но так и не нашел людей, которые занимаются в Башкирии похожим ремеслом. В Белебее такой резьбой занимался один мужчина, но, к сожалению, умер. Он работал с рогом лося.

Резьба по кости традиционна для севера (Эвенкия, Якутия), где находят бивни мамонта. Резьба на бивне очень дорогостоящая, поэтому ее выгодно делать. К тому же, материал легче приобрести в той стороне. Пока до нас доедет — будет бешеных денег стоить.

Сейчас в нашей стране оживают традиционные ремесла, возрождаются косторезные мастерские, училища, появляются молодые мастера, которые чтут традиции и передают опыт. Они делают шикарные вещи, продают их за миллионы.

Фото:Владимира Шакиева.

— С чего начинали?

— С традиционной росписи по дереву: Палех, Хохлома, Холуй, Мстёра. Мы делали расписные доски, по краям орнаментировали узором, отправляли в ГДР. Это были мои первые азы геометрической резьбы. Потом работал преподавателем кружка резьбы по дереву в Доме пионеров.

Фото:Владимира Шакиева.

Я родился в Псковской области и жил в Великих Луках, а 13 лет назад по семейным обстоятельствам приехал в Башкирию. После переезда в город Октябрьский долгое время искал работу. Резьба на любителя, реализовать себя в этом плане было тяжеловато. Если попадаются заказы, я их выполняю, что-то на продажу делаю. Это не основная работа, хобби.

Фото:Владимира Шакиева.

— А самое любимое изделие?

— Люблю все делать по дереву. Очень много моих работ за рубежом: в Финляндии, США, Германии. Одна работа находится в Аргентине. Еще одна работа из дерева, распятие Христа находится в церкви Святого Креста в городе Сейняйоки в Финляндии. Большой заказ был на распятие Христа двухметровой высоты от лютеранской церкви в Москве, но его перехватили католики.

Сейчас христианской тематикой не занимаюсь.

Когда жил в Псковской области, часто ездил в Питер и Москву. Там знакомился с туристами, мы общались, и я продавал свои работы.

Фото:Владимира Шакиева.

В этом году на фольклориаде продал участникам из Латинской Америки ключницу, на крышку которой приклеена вырезанная из дерева морда волка. Ручная работа на Западе очень ценится, у нас, к сожалению, нет.

— Чем запомнился 2021 год?

— Впервые в Башкирии летом этого года прошел фестиваль садовой скульптуры, в других регионах, в частности, в северных, например, в Якутии, он проводится каждый год и называется праздник топора. В республике фестиваль состоялся при поддержке татарского общества в селе Тюменяк Туймазинского района. Его организовал этнографический комплекс «Бабай Утары» («Дедушкино подворье»). В состязаниях участвовали 14 мастеров из разных районов. Работы выполнялись бензо-, электропилами, стамесками. Я ездил с коллегой Гульнарой Фаляховой. По ее эскизу выполнил скульптуру, которая называлась «Хан Кызы» («Дочь хана»), и высотой была более двух метров. Стволы деревьев составляли 60-70 сантиметров в диаметре. И там на месте мы вырезали фигуры из природного материала.

Большинство сделанных работ остались в этнографическом центре, одна ушла в детский сад, еще одна отправилась в татарский национальный центр.

Фото:Владимира Шакиева.
Автор:Владимир Шакиев