Все новости
Доколе
14 Августа 2014, 12:41

Как «черные» водочники убивали людей в Башкирии

Миллиарды литров дешевого и опасного для здоровья пойла лились в 90-е годы в стаканы и рюмки наших сограждан... 

Коллаж Ларисы Ветлугиной.

Мои дорогие сослуживцы по департаменту налоговой полиции попросили меня написать о тех, с кем боролась эта силовая структура на рубеже лихих 90 годов прошлого века. Несомненно, первыми наши врагами были «черные» водочники. Мало кто осознавал тогда, какую серьезную опасность представлял этот вид преступности. Одно дело, когда бабка разбавила водой спиртик, получила с литра шесть бутылок доморощенной водки, продала и всем хорошо. Совсем другое — деятельность шустрых мужичков, которые поставили производство контрафакта на поток. Миллиарды литров дешевого и опасного для здоровья пойла, произведенного без государственного контроля, полились в стаканы и рюмки наших сограждан. И пошло-поехало. Через несколько месяцев тревогу забили все: правоохранители констатировали резкий всплеск пьяной преступности, врачи — растущую смертность от эрзац-спиртного, а налоговики — страшную недоимку в бюджет.

Люди старшего поколения помнят о многомесячных задержках пенсий и зарплат в то непростое время. Радовались лишь водочные бароны. Пол-литровка обходилась им в пять рублей, а прибыль достигала 50-60 рублей с бутылки. Криминальные миллиарды, минуя государственную казну, стали обильно питать организованную преступность, наркоманию, теневой бизнес и коррупцию.

Российское государство в 1533 году отдало производство водки на откуп владельцам кабаков — тем самым «целовальникам», которые целовали крест в обещание вести торговлю водкой честно, но быстро погрязли в коррупции и занялись продажей недоброкачественной водки. Возможно, что именно тогда нечестная продажа водки стала стимулировать российскую коррупцию и преступность в новейшей истории. Вот тогда и появились они — «черные» водочники. Если в Афганистане за десять лет погибли 14 тысяч советских солдат, то в России от алкогольного отравления умирают больше 30 тысяч человек ежегодно. 

За свои 50 с небольшим лет я потерял от «черных» водочников трех друзей юности. Ушел из жизни талантливый железнодорожный инженер и красавец-мужчина Николай К. Стала вдовой его жена, педагог Наташа, оставшаяся одна с больным сыном и морем житейских проблем. Отравился и умер «принц» нашего двора Паша Пузырь — защитник малышей от чужой шпаны. Спилась, потеряла дочь и жилье талантливая журналистка Ирина… «Респект» вам, водочные бароны! Я уверен, у каждого из вас есть свой счет, своя история по «черной» водке. 

Надо сказать, что «черные» водочники всегда были изобретательны на всякие пакости. В один из дней мы, группа налоговых полицейских, погнали несколько «Камазов» с пойлом на тогдашний Благовещенский белково-витаминный комбинат, где изъятые у баронов водка и коньяк (канадский спирт, заварка и вода) должны были переработать в парфюмерные жидкости и биодобавки для скота. Когда мы приехали на место, нас уже ждала подготовленная баронами  толпа из бомжей и местной шпаны, которая бросилась штурмовать «Камазы». Одна из бутылок угодила в мою видеокамеру, а другая, уже разбитая, вонзилась  в плечо нашего сотрудника. Толпа, разгоряченная спиртным, прекрасно осознавала, что стрелять налоговые полицейские в них не будут, и готова была растерзать нескольких офицеров. Решение пришло молниеносно: мы схватили огнетушители и стали охлаждать пыл непрошенных гостей. В это время «Камазы» заехали на территорию предприятия, а заводчане спокойно закрыли ворота, пока мы занимались омовением бомжей. Другой, не менее памятный  случай произошел на одном из ликеро-водочных предприятий. Обходя грузовую площадку, мы услышали какие-то звуки, доносящиеся из запломбированного вагона. Когда двери открылись, то на свет божий вылез  пьяный в умат парень. Это была разведка «черных» водочников, решивших обворовывать составы оригинальным образом. Злоумышленник забирался в опломбированный вагон, затем опорожнял ровно на половину бутылки, сливая водку в резиновые контейнеры. Затем в открытые бутылки добавлялась  обыкновенная вода, и бутылки закупоривались специальным станком. Преступники вычислили, где поезд резко замедлял ход. Открывали двери и скидывали емкости на землю, где их уже ждали пособники на грузовике. Впоследствии всю банду повязали и осудили. А один раз в Калининском районе Уфы мы задержали несколько «Газелей» с фальшивым спиртом из одной кавказской республики. Когда я, тогда еще молодой, здоровый и малопьющий майор, открыл одну из бочек и вдохнул содержимое, тут же потерял сознание. Пришел в себя только через три часа, а одного нашего парня откачивала «Скорая». За один лишь 1999 год в Башкирии только по нашим уголовным делам было уничтожено 400 тысяч литров контрафактного спиртного. Этим мы спасли не одну жизнь. «Не пей много, не пей мало, не пей пойло» — гласит надпись на водочном штофе петровского времени.

В 1995 году быстро собранный отряд налоговой полиции был командирован в один из городов республики, где под видом двух строительных кооперативов около десятка кавказцев устроили подпольный мини-завод по производству паленой водки. И когда местные налоговики пытались навести порядок, мирных чиновников просто вытолкали за ограду, давая понять, кто здесь хозяин. Сойдя с вечернего поезда, без предупреждения мы нагрянули на базу «черных» водочников. И это было разумно. Пьяные дельцы даже не старались оказать сопротивление. Пистолеты, патроны, толовые шашки, крупная сумма в валюте были изъяты и переданы сотрудникам милиции. Мы нашли прикованную к кровати красивую молодую женщину, которую водочники терзали и насиловали, пока её муж искал деньги, чтобы расплатиться с бандитами за еще не реализованный товар. Достаточно часто мы ездили на водочные рейды по районам города. Как-то в Демском районе города, на складе одного из кафе мы обнаружили несколько десятков ящиков с левой водкой. Тут же приехали «шестерки» местного криминального авторитета, которому и принадлежало спиртное. Особенно усердствовал один из них, невысокий кареглазый мужичок лет сорока, стращая нас и обещая самые кровавые разборки. За глаза мы его прозвали «Узбеком». Ибо кто-то из местных оперативников рассказал о его черных делах в Узбекистане и том, как, скрываясь от правосудия, он приехал в Уфу, женился на женщине — торговом работнике, взял её фамилию и активно занялся водочным бизнесом. И всякий раз, когда мы совершали свои «набеги» на районных водочников, за нашими машинами неотступно следовала вазовская «шестерка» с «Узбеком». Он с ненавистью смотрел, как мы описываем и вывозим грузовики с контрафактом. То ли из-за законодательного несовершенства, то ли по другим причинам водочные подпольщики, как правило, отделывались небольшими сроками или штрафами. А жаль. Кто-то из криминологов подсчитал, что в среднем на одном «черном» водочнике от пяти до 10 трупов. А сколько бомжей породили они, сколько семей разрушили, сколько проблем и невзгод создали своей стране?

Наверное, «черные» водочники стали для нашей страны подобием «пятой колонны». И когда Отечеству плохо, появляются они — пьяные бунты, кровь, нищета и унижение, как было в лихие 90 годы в нашей стране. И административный ресурс, и работа правоохранителей сделали свое дело — подпольный синдикат затаился, дабы, подобно той замшелой бомбе замедленного действия, сработать против своих же сограждан. Недавно вычитал, что в одном из регионов к солидному сроку лишения свободы приговорен один из подпольных магнатов той поры. Как раз за «подвиги» 90-х годов. Пример, достойный подражания….

Автор:Спатар Сергей