Все новости
Доколе
24 Июля 2014, 18:30

«Дело врачей»: скандал в уфимском санатории

Вопиющие случаи нарушения закона зафиксированы в двух башкирских санаториях. А директором в них был один и тот же человек.

Коллаж Ларисы Ветлугиной.
То, что в последние дни происходило вокруг известных башкирских санаториев, можно назвать драмой в двух частях. Несколько дней назад Салаватский районный суд вынес приговор экс-директору санатория «Янган-Тау» Рамилю Бадретдинову: его обвинили в присвоении бюджетных средств и приговорили к двум с половиной годам условно. Многочисленные финансовые нарушения в «Янган-Тау» Контрольно-счетная палата Башкирии обнаружила еще в 2012 году, тогда же было заведено уголовное дело, а директор лишился своего поста. Особую пикантность этой ситуации добавляло то, что тогда же, в 2012 году, Рамиль Бадретдинов был назначен на новую должность — директора уфимского санатория «Зеленая роща», – которую занимает по сей день. И, наконец, вторая часть драмы разыгралась накануне, когда на коллегии Контрольно-счетной палаты объявили о многочисленных нарушениях уже в «Зеленой роще». Ревизоры насчитали этих нарушений за 2012-2013 годы на 170 миллионов рублей: цифра, мягко говоря, немалая. Еще до начала заседания глава КСП Салават Харасов собрал журналистов в своем кабинете на чашку чая, чтобы заранее озвучить основные тезисы: случай небывалый. Он же высказал сомнение, что сам Рамиль Бадретдинов появится на заседании: во время проверки «Зеленой рощи» директор брал больничный.
Однако «главный герой» все-таки приехал: при переполненном зале — другие приглашенные (а среди них были министры земельных и имущественных отношений, здравоохранения и глава профильного комитета Госсобрания) не сели с ним за один стол. Однако защищался директор очень активно, несмотря на то, что перед этим подписал акт проверки.
Он сходу отверг обвинения в том, что санаторий, чьей основной задачей является реабилитация больных, перенесших инфаркты и инсульты, отошел от медицинской деятельности в пользу коммерческой. Ревизоры обнаружили, в частности, что в штате нет многих необходимых врачей, кафедра медицинского университета, которая работала здесь много лет, выселена в принудительном порядке, а многие из тех медицинских работников, которые есть, на момент проверки не обладали необходимыми лицензиями и сертификатами. Как и многие медицинские аппараты, некоторые из которых, к слову, были куплены по цене, в десять раз превышающей рыночную. Как и лекарства, вместо которых зачастую использовались не разрешенные косметические жидкости. Санаторий вообще стал делать упор на косметологию, а сотрудников обучали тайскому массажу...
Рамиль Бадретдинов утверждал, что его главной задачей было поднять рентабельность: «До моего прихода санаторий был превращен в больницу! Да, косметология — это платная услуга, необходимая миллионному городу. Это очень выгодно». Ревизор, правда, подал реплику, что косметологический центр оказался убыточным, но директор и тут нашел аргумент: оборудование дорогое, открылись недавно, еще не успели выйти на рентабельность.
— Но вы все-таки возглавляете оздоровительное учреждение, — настаивал и.о. министра здравоохранения Александр Афанасьев. — Как можно работать, если от вас уволились ведущие специалисты, и тех, кто поступил после инфаркта, не осматривал даже кардиолог?
К слову, картина с увольнениями просто потрясает воображение: за два года «Зеленую рощу» покинули 449 человек, то есть сто процентов персонала. Члены коллегии пытались выяснить, как такое вообще возможно, и нарвались на ответ:
— Те, которые ушли, уволены за прогулы, за пьянку. Вообще, люди отвыкли работать.
Глава комитета по здравоохранению республиканского парламента Николай Никитин обращался к залу:
— Кто-нибудь поверит? Что, 400 человек — все были пьяницы?
На освободившиеся места прибыли другие люди: в административном секторе самые «хлебные» посты (с выплатами крупных премий) заняли те, кто перебрался вслед за директором из «Янган-Тау». Вообще, связь с Салаватским районом оказалась очень крепка. Ревизоры обнаружили, что в «Зеленой роще» нелегально проживают 14 гостей из этого района, которые занимаются уборкой территории, проживание и питание — бесплатно. Чем при этом занимаются восемь человек из отдела благоустройства, которые получают за это зарплату, неведомо.
— Они сами приехали, никто их не приглашал, — говорил директор про салаватских «гастарбайтеров». Журналисты смеялись. То есть, уровень дискуссии был примерно таким:
— Проверка показала, что транспорт, в частности, снегоход, использовался в личных целях...
— Это всё начальник гаража, он на похороны ездил.
— На снегоходе?!
— Нет, это уже про автомобиль...
— Да, по «Ленд Крузеру» у нас тоже есть большие вопросы... Не знаю, на кого вы опять укажете — на шофера или на начальника гаража...
— Да, они оба ездили! — с готовностью ухватился директор...
Членам коллегии было не так весело. После заседания Александр Афанасьев сообщил журналистам, что, вероятно, в ближайшее время министерство примет жесткие кадровые решения.
Автор:Игорь Савельев