Все новости
Доколе
2 Декабря 2013, 18:44

Почему инвалиды в Башкирии не ездят на социальном такси

Программы, которые декларируют власти в отношении инвалидов, работают вдалеке от самих инвалидов. А если и рядом, то совсем не так, как декларировалось. 

Коллаж Ларисы Ветлугиной.

Недавно разговаривала с соседкой «за жизнь». Ей уже за 60, она пенсионерка, инвалид детства II группы, опорник. И, видимо, настолько накипело у неё на душе, что она буквально за несколько минут успела мне рассказать и о том, что никак не удаётся ей поучаствовать в программе социального туризма, и о том, что санатории в Башкирии не рассчитаны на инвалидов-опорников, и о том, что разрекламированным социальным такси она пользоваться больше не будет, потому что один неудачный опыт надолго отбил желание.

В преддверии Международного дня инвалидов, наверное, интересно будет узнать, как у нас на самом деле живут инвалиды.

Итак, начнём.

Обрадованная заметкой в газете о социальном такси для пенсионеров, Ольга Филимонова решила им воспользоваться. Из газеты она узнала, что «стоимость проезда для пенсионеров составит порядка 60 рублей». Пенсионерка живет в Орджоникидзевском районе Уфы, но социальное такси, как ей сказали, обслуживает Калининский и Орджоникидзевский районы, поэтому приедет к ней из Калининского. Она позвонила в Управление труда и социальной защиты населения Калининского района Уфы, и ей объяснили, что час поездки обойдётся примерно в 12 рублей, присутствие сопровождающего будет стоить 29 рублей. Красота!

— Ободрённая этими посулами, я заказала такси на утро 15 октября, — рассказывает Ольга Филимонова. — Маршрут был следующий: от улицы Шота Руставели, это остановка «Бульвар Славы», до стоматологической клиники на проспекте Октября, 105/3, на соседней остановке «Театр кукол». Доехав до поликлиники, я быстро, без очереди, посетила рентген-кабинет и вернулась на такси обратно. Вся поездка туда и обратно заняла около 45 минут. Сопровождающей девушке я отдала копии трёх документов: паспорта, пенсионного удостоверения и справки об инвалидности. Когда же мне озвучили сумму, я была поражена, — 270 рублей. Спросила: почему не 60 обещанных рублей, или, на худой конец, не 100 рублей туда и 100 рублей обратно, как я бы заплатила в обычном такси за эту поездку? Мне объяснили, что у них километраж считается от районного соцуправления до места заказа, потом по маршруту, а потом снова до соцуправления. Итого машина проехала 29 километров. Бензин по зимним расценкам — 32 рубля 60 копеек за литр. Я заплатила то, что они просили, но больше это такси я заказывать не буду, попросила их забыть мой телефон.

Теперь о программе социального туризма, которая реализуется в нашей республике с 2011 года. О ней много говорят, пишут, кому-то даже удалось куда-то съездить по этой программе.

— Я всегда, несмотря на недуг, увлекалась по мере сил туризмом и спортом по инвалидным видам, — говорит Ольга Филимонова. — И, узнав про эту программу, 17 ноября 2011 года подала заявление на имя начальника Управления труда и социальной защиты населения Орджоникидзевского района Уфы Насимы Саматовой. Сейчас декабрь 2013 года. До сих пор я никуда не ездила. Обозначу некоторые вехи общения с управлением по этому поводу. В июне 2012 года по телефону мне сказали, что общая очередь по району составляет 895 человек. В конце 2012 года также по телефону мне объяснили, что программу приостановили ввиду нехватки финансов. Так что о социальном туризме я, к сожалению, слышу только из рассказов более удачливых пенсионеров.

И, наконец, о санаториях нашей республики.

Инвалиды могут пользоваться санаторно-курортным лечением по индивидуальной программе реабилитации инвалидов (ИПР). Ольга Филимонова участник этой программы с 2005 года.

— В любом регионе есть инвалиды по общим заболеваниям, а есть инвалиды-опорники, в том числе «колясочники», — рассказывает наша героиня. — Им тоже нужно ездить на лечение. И их направляют. Но у нас в Башкирии нет ни одного санатория, ни одного профилактория, приспособленного для нахождения там колясочников. В этом году я получила путёвку в Стерлитамак. Здание санатория огромное, трёхэтажное, построенное в 60-70-х годах XX века. Лечение и питание там хорошие. Но три санаторных корпуса соединяются холодными переходами, очень длинными — по 400-500 метров. Лифта в санатории нет. А лечение проводится на разных этажах и в разных концах корпусов. Преодолевать все эти лестницы и переходы очень трудно даже тем опорникам, которые могут передвигаться без коляски. А для «колясочников» каждая лестница — непреодолимая преграда.

Наверное, те программы, которые декларируют власти в отношении инвалидов, действительно работают. Но почему-то они работают вдалеке от этих самых инвалидов. А если и рядом, то почему-то совсем не так, как декларировалось. Чудеса.

Автор:Сюткина Евгения Константиновна