Все новости
Доколе
11 Августа 2011, 17:00

Не лишайте нас воды и избавьте от потопа!

В жилом доме по улице Тукаева потопы случаются регулярно. ЖЭК бездействует... С жильцами беседует автор нашей газеты.

Фото предоставлено автором.
Ключ в замке, щелчок. Дверная створка тяжела, но моя спутница откидывает её без видимых усилий. Вижу лестницу, ведущую в тёмный подвал. Внизу - тьма. Придется сделать первый шаг. Каменные ступени на глазах рассыпаются в прах. Осторожно ступая, спускаемся ниже. Шаг, ещё шаг… Это уже не я… Это уже не сейчас... Это кто-то в тёмном сыром средневековье спускается в подземелье навстречу кромешной тьме, капающей воде, крысам и летучим мышам. Плечи окутала черная мантия, повеяло жаром горящих углей. Не хватает только дыбы. Да простят меня крысы! Мы помешали им.
Нет, речь идет не о готических романах Брэма Стокера или Хораса Уолпола. Речь идёт о доме 31 по улице Тукаева. Многие жильцы его – пенсионеры. Некоторые даже родились здесь, как наша собеседница, а ей 75. По её словам, жители неоднократно, уже не первый год, обращаются в ЖЭУ №7 с просьбой провести обследование в подвале в связи с постоянной протечкой труб. Однако все попытки людей обратить внимание сотрудников коммунальных служб на проблемы дома, в котором они проживают, оказались тщетны. Время от времени коммунальщики приходят, смотрят, сокрушаются и уходят. И так который год. Зачем приходят?! Сейчас жители дома решили рассказать читателям нашей газеты о реалиях своей жизни.
Потопы здесь случаются регулярно. А прошлой зимой вообще хоть плачь. Вода поднялась на два метра. Утонули все запасы на зиму. Всё, что сажали и кропотливо выхаживали на своих приусадебных участках.
«Атаки» воды проявляются в виде нескольких видов разрушений: биологических (появляются грибки, идет процесс гниения), физических (увеличиваются трещины, появляется шелушение, расслаивание при замерзании), химических (ржавчина, распад). При этом каждый из трех видов разрушений дополняет друг друга, усиливая негативные процессы. И как результат - плесень и грибок, постоянная сырость, неприятный запах, чтобы не сказать - зловоние. Людей одолевают комары.
Подбегает мальчишка лет десяти.
- А ЖЭК, - говорит, - ничего не делает. 
В устах ребенка слово «ЖЭК» звучит как-то особенно противно. Там мне, кстати, так и не удалось получить комментариев по поводу всего увиденного и услышанного.
По словам жильцов, капитальный ремонт дома не проводился более 40 лет. Трубы в плачевном состоянии. Года четыре назад меняли, правда, крышу. Сделали хорошо, на совесть. Но через год почему-то снова поменяли. Сняли кровельное железо и покрыли шифером. И, видимо, без всякой гидроизоляции. Она подтекает местами, и, естественно, «аномальная зима» прошлого года принесла свои плоды. С какой целью производились эти работы – так и осталось загадкой для моих собеседников… Ведь даже без обращения к специалистам понятно, что нет ничего надежнее, чем кровля из металла. Они грустно говорят:
- А ведь до этого целый год мы жили и горя не знали. Конечно, много вопросов более серьёзных и важных, но это не значит, что малые беды исчезнут сами по себе… Не лишайте нас воды и избавьте от потопа! - в один голос восклицают с горечью мои собеседники.
Но, увы, воз и ныне там.
Теги:жкх