Все новости
Доколе
3 Августа 2011, 18:50

Уфимские больницы требуют от пациентов железного здоровья

Социальный эксперимент «ОЭГ» показал: чтобы получить медицинскую помощь, надо иметь железное здоровье и стальные нервы.

Фото с сайта www.visualphotos.com.
Фото с сайта www.visualphotos.com.
Невольно я стала участницей одного социального эксперимента, в ходе которого выяснилось: в столице Башкортостана, чтобы получить медицинскую помощь, надо иметь железное здоровье и стальные нервы.
Началось все с того, что у одного моего близкого знакомого вдруг заболели ноги. Да так сильно, что он едва мог ходить. Прописан он в Уфимском районе и обратился за медицинской помощью в местную поликлинику. У этого человека были все необходимые документы для госпитализации и получения медпомощи: паспорт, прописка, медицинский полис. Но ему ответили, мол, ничем помочь не можем, так пройдет, само собой… Госпитализировать в Республиканскую клиническую больницу имени Куватова (далее - РКБ) его тоже отказались, дескать, нет оснований…
Но так просто ничего не проходило. Ноги болели все сильней и сильней. Мой знакомый постоянно звонил в «скорую». Иногда на вызов не реагировали, иногда приезжали и делали обезболивающий укол, действия которого хватало на сутки. Так он вызывал «скорую» десятки раз, пока, наконец, его не отвезли в больницу в Шакшу, где он начал получать стационарное лечение. Но в Шакше мой знакомый пробыл недолго. Через неделю его выгнали из больницы за нарушение режима: вышел за ворота на почту, без разрешения главврача, как он объяснил.
Ноги все болели, но теперь он хотя бы знал, почему: врачи наконец-то поставили ему диагноз – полиартрит.
Мой знакомый - еще нестарый человек и очень хочет выздороветь. Чтобы добиться медицинской помощи, он пошел в Министерство здравоохранения Башкортостана, попал на прием в нужный кабинет. Дошел он и до приемной Президента России Дмитрия Медведева с просьбой помочь в лечении. Из приемной, как и следовало ожидать, ему пришел ответ, что его запрос отправлен в Минздрав республики. Спустя почти полтора месяца после этих невероятных усилий молодого человека, наконец, госпитализировали в Нурлинскую больницу. Больница эта поражает нищетой, убогостью и огромным количеством мух. Вероятно, мухи туда прилетают с близлежащей птицефабрики. Лечение, по словам моего знакомого, заключалось в том, что раз в день ему делали обезболивающий укол и кидали на прикроватную тумбочку несколько таблеток. Но и там он долго не продержался. При выписке потерялись все его медицинские документы и личные вещи.
Я решила помочь ему и позвонила своей знакомой, которая работает врачом в РКБ имени Куватова, с просьбой госпитализировать его и начать нормальное лечение. Врач согласилась помочь моему знакомому. Но, чтобы попасть в стационар, он еще целую неделю сдавал всякие анализы и искал утерянные в Нурлино документы и рентгенснимки. Примечательно, что документы нашлись сразу после звонка из Минздрава республики, куда больному снова пришлось обратиться. И вот, наконец, все нужные справки были собраны, и поскольку я протежировала молодому человеку, то пошла вместе с ним и с документами на прием к заведующей одного из отделений.
- У меня нет оснований для вашей госпитализации,- едва взглянув на бумаги, заявила заведующая, хотя буквально незадолго до этого другие врачи говорили моему знакомому, что дела его так плохи, что впору оформлять инвалидность.
И тут терпение его лопнуло. Он начал показывать заведующей письма из приемной Медведева, ответы из Минздрава, какие-то свои удостоверения, требуя медицинской помощи. Естественно, несколько на повышенных тонах. На все это заведующая отделением заявила:
- Закрой рот и выйди вон!                                                       
И выгнала его из своего кабинета.                                                          
В эту больницу моему знакомому удалось попасть, благодаря лишь другой моей знакомой - врачу, которая положила его в свое отделение совсем не по профилю заболевания.
Кстати, мой папа, заслуженный работник культуры РСФСР, так и не смог попасть на лечение в РКБ весной, когда состояние его здоровья резко ухудшилось. Почти неделю пожилого человека гоняли по различным лабораториям, требуя сдать анализы. А потом по неизвестным причинам отказались его госпитализировать. Папа очень расстроился. Но у него, конечно, здоровье не такое железное, как у моего молодого знакомого, а нервы вовсе не стальные. Поэтому он махнул на все рукой и просто пока перемогается без медицинской помощи.
К чему я рассказываю эту историю? Какие здесь можно сделать выводы?
Известно, что в этом году на здравоохранение в республике выделены большие бюджетные средства. Но я думаю, что дело вовсе не в деньгах. Ну, сделают и в городской больнице такие же  мраморные лестницы, как в республиканской. Что от этого изменится? Какие бы деньги ни вкачивались в здравоохранение, здесь абсолютно ничего не изменится, пока врачи не пересмотрят свое отношение к пациентам.
Что мешало, например, в той же районной поликлинике найти утерянные документы моего знакомого и без звонка из министерства?                                 
Что мешало госпитализировать его в республиканскую больницу без моего звонка знакомому врачу? Места там есть. Палата, где лежит сейчас мой знакомый, не заполнена.
Заметьте, чиновники не помогли в продвижении этого дела. А всего лишь мой звонок знакомому врачу… У нас сложилась какая-то «позвонковая» система жизни и не только в медицинской сфере. И пациент действительно чувствует себя перед врачом, как холоп перед барином, как справедливо говорилось в одном из недавних материалов «ОЭГ» на эту тему. Хуже того, система отношений врачей с пациентами в захудалых и далеких от начальства районных больничках напоминает систему фашистских концентрационных лагерей. Правда, там заключенных чуть что отправляли в газовую камеру, а здесь - вышвыривают за забор недолеченными… Вот уж где больные, действительно, чувствуют себя абсолютно бесправными…
И дело даже не в том, что «сколько врачу платят, настолько он лечит». Врач всегда найдет, где  и как взять деньги. Ведь здесь речь идет о самом дорогом: о жизни и здоровье, и люди порой готовы отдать последнее, чтобы поправиться и пожить еще. Посмотрите, какие машины стоят на стоянках перед столичными больницами. Сплошь дорогие иномарки! Да и слава Богу! Пусть врачи будут богатыми. Лишь бы лечили и оказывали медицинскую помощь. Так ведь нет! Легче умереть, чем попасть в уфимскую или в республиканскую больницу…
А ведь за неоказание необходимой медицинской помощи сотрудники медицинских учреждений могут получить даже уголовный срок наказания.                           
Когда  на очередной вызов моего знакомого «скорая» не приехала, он обратился в районную полицию с заявлением об этом. И там тут же завели уголовное дело на врачей «неотложки», отказавшихся принять вызов. В тот же день домой к нему прибежал врач из поликлиники…
Автор:Гафурова Светлана
Читайте нас в