Все новости
Доколе
13 Июня 2011, 01:00

Герлфренд? Прости, не знаю, как перевести!

Мерчендайзеры, копирайтеры, кластеры, блокбастеры... Почему в русский язык проникают англицизмы и как с этим бороться?

Фото с сайта skurudo.livejournal.com.
Развиваются страны и нации – развиваются языки. Становятся богаче, многограннее, красивее. Все больше и больше понятий окружающего мира находят свое отражение в лексике. А мы с вами получаем возможность выразить свои мысли все точнее и глубже.
К несчастью, на сегодня классическая форма языка, поддерживающая прогресс в науке и искусстве (двух основных составляющих человеческой культуры), подвержена угрозе деградации, неизбежно возникающей при чрезмерном использовании иностранных слов вместо родных и привычных.
Так, среди нас появляются многочисленные мерчендайзеры, копирайтеры, клинеры и менеджеры, в пищу мы употребляем гамбургеры и чизбургеры, по телевизору мы смотрим блокбастеры и хорроры… Кто-то из нас сознательно выбирает дауншифтинг, а кто-то, наоборот, отчаянно пытается попасть в мейнстрим.
Давайте порассуждаем, почему это происходит. Быть может, причина в том, что реальность, приукрашенная заимствованиями из других языков, – гораздо приятнее? Так, обычный секретарь волшебным образом превращается в офис-менеджера (и звучит благороднее, и в трудовую книжку занести не стыдно). Простая уборщица – в клинера. Оцените:
- Вас приветствует клининговая компания «Андромеда»!
Или:
- Вас приветствует компания по уборке помещений «Андромеда»!
Специалист по персоналу становится HR-менеджером (от англ. human resources), специалист по связям с общественностью – PR-менеджером. Старый добрый директор – топ-менеджером. Кстати, почему не управляющий? Потому, что управляющий – это уже как-то буржуазно, по-старинному.
Самое смешное, что даже английское слово «менеджер» мы уже успели исказить – говорим «манагер» вместо «менеджер»!
Очень любят наши чиновники модное слово «кластер». Напомним, английское слово cluster (скопление) означает объединение нескольких элементов, образующих систему с новыми свойствами.
- Наш лесопромышленный кластер развивается быстрыми темпами!
И правда, - зачем говорить «лесопромышленная отрасль», если «кластер» звучит внушительнее? И об умственных способностях говорящего свидетельствует положительно.
Или еще одно слово, давно уже вошедшее в обиход, – «креатив». Приходит к вам поутру директор и говорит:
- Вася, накреативь мне сегодня что-нибудь сногсшибательное!
И вам понятно – надо работать.
Креатив, креативный. Почему не "творческий"? Василий - творческий человек. Или Василий - человек креативный. Что выбрать?
Обидно, что заимствованные слова иногда звучат настолько коряво, что диву даешься! Обмудсмен. Герлфренд. Коуч.
- Ты куда?
- На встречу с коучем.
- Кем-кем?
- Преподавателем по английскому!
- Ну, так бы сразу и сказал!
Случается, что основой заимствований становится иногда имя собственное. Например:
- Папа, что такое хорошо, а что такое плохо?
- Сынок, у меня нет времени! Погугли!
Похоже, имя им – легион. Иностранные слова плотно обосновались в нашей реальности и отступать не собираются. Кофе-брейк. Колл-центр. Фейк (от англ. fake - фальшивка). Дедлайн…
- Если мы попадем в шорт-лист, я пошлю тебе месседж. Сейчас я на шоу-руме, у нас продакт-плейсмент, - кричит кому-то по телефону моя подруга Кристина.
Это означает следующее: «Если нашей компании удастся попасть в список избранных, я отправлю тебе сообщение. Сейчас я в демонстрационном зале, у нас презентация товара».
Интересно, почему же некоторые люди просто-таки обожают неологизмы? Чем, к примеру, «волонтер» лучше «добровольца»? Или чем неприятное словечко «маржа» лучше, чем «прибыль»? Почему «сейл» предпочтительнее «распродажи»? Или чем «драйв» отличается от старого доброго «куража»? Комментирует уфимский психолог Алина Галлямова:
- Причин здесь несколько. Первая – это желание выделиться, произвести впечатление, показать, насколько ты «продвинут». Чем больше незнакомых слов с красивым звучанием, тем ты круче и современнее, - именно так считают некоторые (в основном, это, конечно же, молодежь). Вторая причина еще банальнее – лень. Чаще всего новомодные иностранные слова – короче, проще, они легче произносятся и запоминаются. Судите сами: бонус (синоним - премия). Прямо-таки слетает с языка! Ну и, наконец, третья причина – подсознательная уверенность, что иностранные технологии являются более прогрессивными, нежели наши российские. Отсюда – активное присвоение новым товарам иностранных названий. Это явление, кстати, активно используется в рекламе. Нам с вами кажется, что иностранные фирмы - более надежные, вещи – качественные, еда – экологичная и так далее.
Помимо всего прочего, ассимиляция англицизмов имеет и очевидную причину. И это не что иное, как научно-технический прогресс. Так, к примеру, развитие компьютерной сферы повлекло за собой появление «сайтов», «баннеров», «браузеров», «винчестеров». В экономике мы заговорили о «демпинге» и «оффшорах». В моде - о «трендах», «зиперах», «лоферах». Через некоторое время эти сугубо профессиональные термины переходят в повседневную жизнь обычного человека.
Что ж, некоторые специалисты считают, что заимствования ничуть не портят русский язык, и что это – процесс естественный. Наверное, в какой-то мере это так. Ну, нет у нас аналога слову «копирайтер» (составитель рекламных текстов)! Ну и ради Бога. В данном случае, иностранное заимствование обогащает язык.
А что – если наоборот? Что, если американизмы и англицизмы пытаются вторгнуться в русский язык и вытеснить уже имеющиеся в нем слова? С этим, на мой взгляд, нужно бороться. Согласитесь - мы прекрасно можем обойтись без «камбэков», «прайвеси» и «пассвордов». Или уже не можем?


Автор:Святохина Дарья