Все новости
Доходы
5 Декабря 2014, 12:34

Путин сказал

Коллаж Ларисы Ветлугиной.
Самоустраниться от кризиса, дабы при окончательном развале выстроить на обломках ущербной системы её точную копию или меняя по ходу текущей игры правила, выйти на радикально иной уровень сложности.
Не так много и вариантов было у нашего президента, по счастию, выбор из них пал на второй.
«Свобода для развития в экономике — это лучший ответ как на внешние ограничения, так и на наши внутренние проблемы».
Для свободы действий малому бизнесу Путин предложил ввести «надзорные каникулы» — три года работы без нареканий освободят бизнесмена от любых проверок на последующие три. Для свободы маневра только затевающим своё дело — налоговые каникулы на два года; предпринимательскому сообществу со стажем — четырехлетняя «заморозка» фискальной нагрузки.
Вот здесь бы прямо встать да и пойти работать.
Однако удивлять, так удивлять.
«Предлагаю провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию».
Как?!
А так: вернувшегося «не спросят об источниках и способах получения капиталов», он «не столкнётся с уголовным или административным преследованием» и «не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов».
Все прочие детали новой амнистии пока нам неизвестны и остаётся только гадать, зайдут ли вслед за держателями офшоров в страну деньги с продажи наркотиков или тяжелого вооружения. С коррупции же спрос особый — главное, пусть возвратят, а учитывая уникальность «давайте это сделаем сейчас, но один раз» больше и не воруют.
Нет, можно возмутиться и, строя моралиста, печально наблюдать процесс гниения некогда бюджетных миллиардов в песках Майами, но думается, выгоднее их пустить на будущие урожаи гречихи.
Тем более что ненавидеть подмосковных «ротшильдов» при том не запрещают.
И пара серьезных слов.
Государство неоднократно в истории современной России вводило в заблуждение монетизациями, налоговыми декларациями, деноминациями и девальвациями, фактически выдавливая бизнес в иностранные юрисдикции своей непредсказуемой, а временами и попросту отсутствующей экономической политикой.
Если хотите, не было идеологии предпринимательства, культа частной собственности, свободы — как осознанной государством необходимости.
Даже последние шаги по деофшоризации экономики воспринимались больше спецоперацией по освобождению финансовых заложников, нежели походили на приглашение к сотрудничеству.
Обнулить счет взаимных претензий, выстроив «отношения бизнеса и государства на философии общего дела, на партнёрстве и равноправном диалоге» с чистого листа.
С налоговой амнистии.
Хочется верить, в четверг речь шла ровно об этом.