Все новости
Новости
7 Ноября 2021, 10:33

Врач из Башкирии рассказала о лечении онкологии

Каждый год в октябре в Башкирии проводится акция «Розовая лента», направленная на профилактику и раннее выявление рака молочной железы.

Фото:Владимира Шакиева.

Заболевание достаточно серьезное. По информации Республиканского клинического онкодиспансера, рак молочной железы занимает второе место и составляет 12 процентов в структуре злокачественных новообразований в Башкирии. Смерть от этого заболевания составляет 8,5 процента в структуре смертности от злокачественных новообразований.

О лечении рака молочной железы и специфике работы в онкологии «Электрогазете» рассказала кандидат медицинских наук, заслуженный врач РБ, врач Татьяна Петровецкая. С 1998 года она трудится в Республиканском клиническом онкодиспансере. Она закончила БГМУ, в ординатуре перешла из акушерства и гинекологии в маммологию. Кроме этого, она освоила пластическую хирургию, связанную с восстановлением молочной железы.

Татьяна Петровецкая призналась, что в душе она онколог, а пластические операции являются дополнением к основной деятельности.

— Что привлекло в онкологию?

— Я понимаю, что это не самая интересная и не самая радостная сфера. Когда мне было 12 лет, у меня умерла бабушка Анна Петровна Степаненко от онкологии, она была медсестрой в госпитале и во время Великой Отечественной войны участвовала в медицинских операциях вместе с хирургами. Когда ее не стало, я решила: буду лечить и спасать людей, хотя в то время не понимала, что это такое, но целенаправленно шла своим путем. Нисколько не жалею. Это именно то, чем я хотела заниматься. Когда ты видишь благодарных пациентов, которые встречаются на улице, в театре и говорят: «Спасибо!», это стимулирует к дальнейшей деятельности.

Фото:Владимира Шакиева.

— С появлением акции «Розовая лента» изменилась ситуация?

— Октябрь посвящен борьбе с раком молочной железы. К акции привлекаются все онкологи, женские консультации. Они пытаются добиться, чтобы женщины обратили на себя внимание. Наши женщины не всегда находят время заняться своим здоровьем. И сейчас, и в советское время женщины скрывали проблемы: все-таки молочная железа — интимная зона. Женщины боялись остаться брошенными, неустроенными. Когда появилась акция, мы стали обучать женщин самообследованию, стали говорить, что рак молочной железы — это не приговор, с этим живут. Можно жить долго и счастливо, и о заболевании при этом никто знать не будет.

— Сложно выявлять заболевание на ранней стадии?

— Рак молочной железы — наружная локализация. Как правило, женщина вовремя обращается, на ранних стадиях. Редко когда ходят долго: это либо женщины из совсем глухого села, либо очень умные, как практика показывает, руководящие работники, певицы, им некогда оторваться от работы, прийти и заняться своим здоровьем.

— Поздно обращаются?

— Поздно бывает, когда происходит распад опухоли. Все лечится, правда, продолжительность жизни меньше у таких пациенток. При этом можно достичь только пятилетней выживаемости.

Среди заболевших 60-70 процентов женщин обращаются на начальной стадии, выживаемость у них составляет практически 95 процентов. На третьей стадии (25 процентов женщин с раком молочной железы — с агрессивными опухолями) вероятность прожить пять лет составляет 50 процентов. В этом случае заболевание считается запущенным. При акциях «Розовая лента» проводится маммографический скрининг, с помощью которого можно увидеть уплотнение молочной железы до 0,3— 0,5 сантиметров.

— В какой местности — в городской, сельской — чаще заболевают? От чего это зависит?

— Сложно сказать. Конечно, есть такое мнение, что надо родить ребенка, долго кормить грудью. К сожалению, к нам приходят и те, кто рожал по три — пять раз, кормил грудью, и те, кто не кормил и не рожал.

Правильное питание, занятия спортом, половая жизни с мужчиной, рождение детей и кормление грудью — это в совокупности все должно присутствовать в жизни женщины. Есть и определенные факторы риска возникновения рака молочной железы — ожирение, сахарный диабет, неправильное питание. Отсутствие половой жизни, родов тоже может к этому привести. Природа для чего создала женщину? Чтобы она рожала, кормила детей грудью и жила с мужем. А у нас в большинстве случаев эмансипация женщин.

Рак молочной железы встречается как среди сельского, так и городского населения. Разве что сельские жительницы могут попозже к нам обратиться. Сейчас сложно разделять людей на городских и сельских жителей. В рабочее время они находятся в городе, а в нерабочее — в селе.

— Поезда здоровья тоже проводят маммографические исследования?

— Поезда здоровья делают маммографический скрининг, потом расшифровывается снимок. Таким образом, выявляется до 30 процентов женщин с новообразованиями, мы их вызываем к себе и оперируем. Когда пациенту говоришь о подозрении на злокачественную опухоль, они живо реагируют и соглашаются на операцию. Поезда здоровья — хорошее подспорье выявления рака на ранних стадиях.

— Как быстро приезжают люди из удаленных районов, например, Кигинского, Учалинского, Хайбуллинского?

— Это не север страны, не Арктика. Даже если соберутся в течение месяца, ничего не случится. Онкология — это не грипп. У нас плановая операция. Женщина может собираться 10 лет. В этом случае в худших условиях оперируем, но оперируем.

— Сколько лет женщины могут прожить с опухолью?

— Все зависит от типа опухоли. Есть опухоли с малой, средней и высокой пролиферативной активностью. Чем меньше пролиферативная активность, тем деление клеток в опухоли идет медленнее. Также есть опухоли гормоночувствительные и гормононечувствительные. 70 процентов опухолей рака молочной железы — гормоночувствительные и считаются благоприятными для онкологов, так как с низкой пролиферативной активностью. С такими опухолями пациентки могут жить 10-15 лет. Они не замечают, подумаешь, есть шишка, рак-то не болит. А бывают опухоли маститоподобные, которые вызывают отек, красноту железы. Такие опухоли быстро возникают, и пациентки быстро «горят». Прогноз очень неблагоприятный.

— Часто случайно выявляется рак молочной железы?

— Случайно только сама женщина может обнаружить опухоль, или муж что-то нащупает и скажет: «Дорогая, у тебя что-то не так». Больше никак.

Когда женщина приходит ко мне, я говорю: «Порядочная женщина должна один раз в год проходить гинеколога, маммолога, стоматолога, сделать рентген легких и узи органов брюшной полости, малого таза, щитовидной железы и сдать анализ крови (биохимию, общий анализ, куагулограмму)». Это обследование нужно пройти, если нет каких-то критичных, сопутствующих патологий. Женщина должна следить за своим здоровьем, потому что на ней семья — муж и дети.

— Что-то новое появилось за годы работы в этой сфере?

— Раньше были операции, калечащие женщин, в том числе полностью удалялись мышцы — большая и малая, грудь, даже оставалась ямка. Со временем операции модифицировались — стали более щадящие, органосохранные, когда удаляется не полностью железа, а ее небольшая часть. Потом проводится дополнительное лечение: химиотерапия и лучевая терапия. Какие сейчас аппараты и какие раньше были — это небо и земля. Раньше были ожоги после облучения кожи, сейчас операции проходят безболезненно.

Фото:Владимира Шакиева.

— Что побудило вас заняться пластическими операциями по восстановлению молочной железы?

— Попросила одна пациентка, сказала, что готова заплатить мне любые деньги, лишь бы я выучилась и помогла ей восстановить молочную железу. Это было более 10 лет назад. Грустно, что достаточно молодые женщины (35 — 45 лет) попадают в онкологию. Когда им говоришь, что надо удалить грудь, у них становятся дикие глаза. Успокаиваешь, говоришь, что можно восстановить. В некоторых случаях можно удалить часть молочной железы, делая органосохраняющие операции. Сейчас можно убрать подкожную железу, как Анджелина Джоли, и поставить сразу имплант. Но это ведет к определенным рискам, хирург должен быть уверен, что не будет рецидива. Если пришла 65-летняя бабушка, то я бы ей не рекомендовала реконструировать. Если бы она выглядела на 25, я бы ей сказал: «Давайте, попробуем», потому что она молода, занимается спортом. Некоторые тетечки приходят в 40 лет, они выглядят, как бабушки, им ничего не надо. Понимаете, в принципе, врач по своей сути еще и психолог. Когда приходит пациентка, врач «считывает», что можно ей сказать, а что нельзя. Кому-то можно сказать: «У вас рак молочной железы». Другой лучше сказать: «У вас узел, ну, не очень симпатичный, давайте возьмем анализ и все выясним». Очень тонкая грань. Словом можно убить.

— Много делаете операций по восстановлению?

— Женщина хочет всю жизнь оставаться женщиной, ей хочется, чтобы все было красиво. Важно, не просто сделать операцию по удалению железы, но и впоследствии, при хорошем прогрессе, восстановить ее. Этим занимаются пластические хирурги, устанавливают эспандеры, создают объем. Возникает видимость, будто бы сохранилась железа, в бюстгальтере нет провала. Эстетично и под платьем не видно, в купальнике тоже незаметно. Однако для восстановления должны быть определенные показания, достаточно жесткие. Главное, чтобы после онкологических операций у пациента не было рецидивов, метастаз.

Эспандеры и импланты устанавливаются бесплатно в рамках федеральной программы оказания высокотехнологической медицинской помощи по ОМС. Со временем эспандеры заменяются на импланты, которые уже не меняются. Это коммерческий миф, что, якобы их нужно менять через 10 или 15 лет.

— Кто оказал на вас влияние, когда вы учились на врача?

— В медицинском институте, в котором я училась с 1988 по 1997 годы, у нас были великолепные педагоги. Мы успели все потрогать, подежурить. Первую операцию я сделала на четвертом курсе — вырезала аппендицит. Во время цикла «Хирургия» мой учитель, профессор Олег Владимирович Галимов, который сейчас работает в шестой больнице, предложил провести операцию и ассистировал мне. Пациент легко перенес операцию.

По студентам заметно, кто будет работать, а кто — нет. У кого есть желание, у того всегда получится. Раньше если студенты ходили на занятия и хотели поучаствовать в операции, то никто не отказывал. Сейчас невозможно пойти к пациенту без подписи, чтобы сделать ему какой-то укол, иначе поступит тысяча жалоб. Нам больше повезло.

Выделила бы несколько великих врачей, у которых набиралась опыта во время обучения в интернатуре на базе восьмой больницы. Среди них — Надежда Николаевна Глебова, Татьяна Борисовна Трубина, Ольга Ивановна Французова. Полгода я была в роддоме восьмой больницы, полгода — в гинекологии. В этот период я приобрела колоссальный опыт, потому что мы дежурили наравне со взрослыми врачами. Всюду ходили с ними, как шерочка с машерочкой.

— Своим ученикам доверились бы?

— Тем, кого воспитала, кто работает со мной в одном отделении — с удовольствием. Всегда надо думать на перспективу, что за тобой останется.

Где-то я прочитала, что хирургия любит молодых. С возрастом надо от хирургии отходить. По молодости опыта нет, но есть желание совершать подвиги, с возрастом есть опыт, но нет желания совершать больших подвигов.

— Отдушину в чем находите?

— Люблю плавать, в том числе зимой. Прекрасно отношусь к бане с прорубью. С девчонками ходим в банный клуб.

Люблю на отдых летать за границу, объездила много стран: была в Ирландии, в Англии, Тунисе, Танзании, на Кубе, в Камбодже. Объездила Европу, наши северокавказские республики, в том числе и Дагестан, где провела детство. Еще у меня есть с института голубая мечта — съездить в Новую Зеландию или Австралию и увидеть кенгуру.

Считаю, что во время отпуска надо перезагружаться, он и дан человеку для того, чтобы отдохнуть от работы и домашних дел.

Автор:Владимир Шакиев