Все новости
Мнение
24 Ноября , 08:00

Забота об инвалидах в Уфе — мнимая или настоящая?

Фото:ИА «Башинформ».
Евгений Соколов
Журналист, учитель английского языка

Меня задела ситуация с трудовым коллективом одного уфимского предприятия. 13 инвалидов по зрению могут остаться без работы, так как завод продают. Подробности кейса опубликованы в уфимских СМИ, есть и репортаж БСТ.

На следующей неделе, 3 декабря, будет отмечаться Международный день инвалидов. Предвижу, сколько будет дежурных мероприятий, докладов об установленных пандусах, новых рабочих местах и так далее. У нас и госпрограмма есть — «Доступная среда» называется. Все хорошо, все отлично.

А потом вдруг — бац — такая вот новость выскакивает и портит благостную картинку. Выгоняют инвалидов с работы. И куда им теперь? Понятно ведь, что незрячие могут трудиться в ограниченных сферах деятельности. И самое поразительное, что виной тому те, кто должен защищать их права. Здесь я процитирую отрывок из сообщения Общественной палаты РБ:

«…правлением Башкирской республиканской организации Всероссийского общества слепых… было принято решение о целесообразности продажи последнего предприятия инвалидов в городе Уфе…»

Абсурднее ситуацию не придумаешь. Это как если общество борьбы с голодом будет отнимать у голодных еду.

Я очень надеюсь, что Общественная палата Башкирии, которая взяла ситуацию под контроль и обратилась в прокуратуру, добьется справедливости. И хорошо, что СМИ подняли шум. Главное, чтобы до конца довести. Лично я тоже следить буду.

Мы стали очень деликатными. Стараемся избегать слова «инвалид», заменяя его выражением «человек с ограниченными возможностями здоровья». Часто этим забота и ограничивается. Чтобы не быть голословным, здесь я передаю «микрофон» уфимке Кристине Заевой, которая прикована к инвалидной коляске:

«В этом году тема карантина затронула весь мир, и народ вынужденно приспосабливается к новым условиям. Для обычного человека такие условия непривычны, но только не для людей с инвалидностью. Для нас сидеть дома 24/7 — обычное дело на протяжении всей жизни. Хочется поднять вопросы о доступной среде и качестве дистанционного образования (особенно профессионального для людей с инвалидностью) Итак, поехали. Из-за сложившейся ситуации все учебные заведения переходят на дистанционное обучение. Они участвуют в полноценных онлайн-уроках с кучей тестов на онлайн-платформах. В особенности недовольны родители школьников, как он(а) будет выходить на уроки? Как решать тесты? У кого-то это продлится месяц , а для кого-то дистанционка — это способ состояться в жизни, пусть частично. Подобным образом я учусь уже 10 лет! И плохая связь во время занятий —это уже совсем мелочи, по сравнению с тем, с чем приходится сталкиваться колясочникам, получая профессиональное образование дистанционно. Первый вопрос, конечно же, финансовый. Дистанционное обучение предоставляется в основном в частных образовательных учреждениях на коммерческих основаниях, либо на дорогостоящих курсах. Оплатить эти курсы, как правило, человек с инвалидностью не может. Учитывая качество услуг и учебных материалов, приходится делать упор на самообучение. Для того чтобы получить более качественное образование в государственном вузе, нужно явиться лично для сдачи вступительных испытаний. Человеку с тяжелой формой двигательной инвалидности это и вовсе недоступно, приходится радоваться тому, что имеешь. Однако благодаря переходу на дистанционный формат я смогла расширить свои возможности – освоила профессию маркетолога, получив не только знания, а еще и новые знакомства и опыт. Второй вопрос — пандусы в поликлиниках. Для того чтобы попасть на прием к узкому специалисту, приходится ждать сезона легких одежд. Потому что пандусы устанавливают для галочки. Близким приходится поднимать тебя самостоятельно».

Что касается трудоустройства этот вопрос Кристина решила для себя самостоятельно у нее есть подработки на дому.

«Чтобы получать помощь от Центра занятости, должна быть пометка от медико-социальной экспертизы, что я трудоспособна. У меня нет этой записи, так как на момент присвоения мне первой группы я считалась нерабочей. Вообще в этом вопросе много дискриминации — чаще всего не предоставляют места по квоте, либо не предоставляют сокращенный рабочий день».