Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Почему в школах Башкирии обижают детей

Почему в школах Башкирии обижают детей Фото Олега Яровикова. Фото Олега Яровикова.
19.11.2019 14:10:00

Как решать системные конфликты между учащимися и учителями, почему происходят такие конфликты и как их предотвратить? В Уфе состоялась онлайн-конференция на тему «Конфликты в школе: ученик vs учитель».

— Начну с формирования единого понятийного аппарата. Кто виноват? Я придерживаюсь всегда одной точки зрения: учитель, — констатировала уполномоченный по правам ребенка в РБ Милана Скоробогатова. — Объясню, почему. Дело в том, что профессиональные знания человеческих отношений, психологии, конфликтологии, знание предмета несет преподаватель. Родитель не проходит «родительских» университетов. А ребенок в силу своего возраста не имеет этих знаний. Поэтому образовательная функция относится не только к физике и математике, образовательные функции учитель выполняет и по отношению к родителям, и самому ученику. Он всегда должен быть «над» ситуацией. В медиативной практике, особенно в решении школьных конфликтов мы всегда рассматриваем треугольник «учитель-родитель-ребенок». Если нарисовать такой треугольник, можно понять, что отношения возникают между учителем и ребенком, между ребенком и родителем, между родителем и учителем. И в каждой этой параллели могут быть свои конфликты, недомолвки и недопонимания. Как, впрочем, может быть и полное взаимопонимание. Но в любом случае, каждый раз профессиональные требования мы можем предъявить только к учителю. Если родитель не исполняет должным образом свои обязанности и чего-то недопонимает, учительская функция — дать эти знания, разъяснить что-то родителю, либо привлечь к этой деятельности тех, кто по долгу службы должен этим заниматься (социальные педагоги, психологи всей системы образования, социальных служб, молодежной политики).

Как отметила Милана Скоробогатова, в некоторых случаях родители не желают идти на контакт с педагогическим составом для выявления поведенческого фактора у своего ребенка, категорически отказываются проходить психолого-медико-педагогические комиссии. Порой ребенок протестует, ведет себя не так, как остальные ученики. И вот здесь не всегда получается выйти на прямой контакт с родителем. То есть, по мнению уполномоченного по правам ребенка в РБ, диалог на эту тему не должен сводиться к «стеганию» учителя. Такие конфликты — проблема всей системы образования.

Фото Олега Яровикова.

— Я благодарна Министерству образования РБ в связи с тем, что более чем в 700 школах Башкирии начали преподавать уроки семьеведения — осознанной подготовки детей к семье, воспитанию детей. Самый важный блок семьеведения — понимание, как выстраиваются отношения, как осознанно к ним походить. Если ты правильно умеешь выстраивать отношения, до конфликта можно не доходить, — отмечает Милана Скоробогатова.

По словам уполномоченного по правам ребенка в РБ, конфликтность в школе выросла в четыре раза по сравнению с предыдущими годами. И это о многом говорит. Это актуальная проблема, которой мы обязаны заниматься.

Участники круглого стола пришли к выводу, что нельзя навешивать ярлыки участникам школьных конфликтов. В каждом конфликте виноват родитель и учитель, в любом, какую историю мы бы не увидели.

Как подчеркнула главный специалист воспитательного отдела Управления образования администрации городского округа город Уфа РБ Гузель Манурова, любой конфликт — это переживание, возникает вопрос — «почему мы к этому пришли». Поэтому все стороны конфликта должны сделать определенные выводы. В том числе, школа и учителя должны быть в «процессе», интегрированы с современными детьми и родителями. Соответствующая работа над ошибками проводится.

Фото Олега Яровикова.

— На родительские собрания в школы Уфы приглашаются профессиональные психологи из городских центров, которые общаются с родителями, рассказывают им о возрастных периодах школьников. Детям обязательно сообщают телефоны доверия, — рассказала Гузель Манурова. — Не у всех детей, особенно в подростковый период, есть контакт с родителями. Порой именно учитель первым может узнать о проблеме у ребенка. Классный руководитель наблюдает за детьми, и если что-то происходит с ребенком, меняется его поведение, учитель сообщает в социально-психологическую службу.

Гузель Манурова выразила надежду, что количество конфликтов в школах Уфы удастся минимизировать, хотя они и так являются единичными.

Виноваты ли дети в таких конфликтах? Как считает Милана Скоробогатова, ребенок всегда является отражением взрослых.

— Если конфликт не решается в горизонтальной плоскости, он уходит в вертикальную. Мальчик написал не кому-нибудь, а Главе республики. В случае с девочкой нам поступил ответ, что все решено, и все замечательно, но лично меня не устроило разрешение конфликта. Ребенок всегда является отражением некомпетентности, либо компетентности взрослого. Успешный, здоровый, одаренный ребенок — это отражение компетентных взрослых рядом с ним. И с точностью до наоборот, — констатировала Милана Скоробогатова. — В обоих случаях ситуацию не удалось решить в горизонтальной плоскости, и она «выпрыгнула» в вертикальную. Если происходит рост обращений в 4-5 раз, значит, школа не может решить эти конфликты в «горизонтали». О каком решении проблемы буллинга мы можем говорить, если мы не видим и не хотим этого видеть? «Горизонталь» — когда учитель видит и слышит учеников, общается с ними, он является значимым взрослым для них, он готов сопереживать, поддерживать диалог с ребенком, решать его проблемы — и даже в семье, и даже с другими учениками. Если учитель не транслирует такой заинтересованности, мы всегда будем наступать на эти грабли, и статистика конфликтов будет расти. Конфликты будут выходить за пределы школы резко «по вертикали». Заявление директору — это уже «вертикаль».

— К сожалению, неадекватное поведение учителей имеет место, — соглашается заместитель начальника отдела воспитания и дополнительного образования министерства образования РБ Лилия Хабибуллина.

Фото Олега Яровикова.

— Учитель — профессионал своего дела. Почему учитель позволяет себе так себя вести? Устойчивое психическое здоровье учителя, адекватную реакцию на различное поведение учеников никто не отменял. В любом случае у учителя должна быть, что называется, «железная спина» — то есть на все он должен реагировать адекватно. Если учителя выводит из себя ребенок, значит, учитель упустил какие-то черты характера ребенка, и он должен решить эту проблему, побеседовать с ребенком. Да, может быть, учителю сложно, но ему нужно себя в данной ситуации проявить, не «выпуская» конфликт за пределы кабинета. Не при одноклассниках! В современном мире педагоги как раз-таки допускают такое отношение к детям из-за своей неподготовленности. Между тем, в республике есть курсы, которые организуются для педагогов, повышение квалификации. Учитель должен над собой работать, заниматься самообразованием.

Милана Скоробогатова также считает, что если человек не будет бесконечно самообучаться, а будет ждать чего-то — не будет результата.

Фото Олега Яровикова.

—Только самообразование важно для учителя. «Я вижу, что это не норма и хочу правильно разрешить ситуацию» — именно так должен размышлять учитель. У учителя должна быть мотивация. К таким учителям нет претензий! К таким педагогам дети приходят после выпуска и рассказывают о том, что происходит в их жизни, — отмечает уполномоченный по правам ребенка. — В настоящее время учителя поставлены в ситуацию цейтнота и четко отрабатывают те позиции, по которым их оценивают. Но если мы будем учителей оценивать только по качеству образования, количеству баллов на ЕГЭ, мы из этой проблемы конфликтности не уйдем, она будет саморазвиваться по своим законам.

— Как-то раз психологи провели опрос среди учителей и задали всего два вопроса. Первый вопрос: «Какими бы вы хотели видеть ваших учеников?». Те, кто помоложе и посмелее, сказали — «немыми и обездвиженными». Затем задали второй вопрос: «Какими бы вы хотели видеть своих детей?» и получили диаметрально противоположные ответы: «целеустремленными, сильными, амбициозными». О чем это говорит? Учителя, родители забывают о том, что являются ответственными за формирование личности человека, — уверена профессор кафедры ПС и КП БГУ, медицинский психолог РКПЦ Регина Халфина.

Фото Олега Яровикова.

— Задача учителя действительно сложная. И в погоне за баллами ЕГЭ и успешностью в обучении, мы спустя годы получаем пациентов — тех людей, который получили в детстве психологические травмы. Для ребенка все впервые — конфликты, общение, налаживание коммуникаций. Учитель — это «буфер безопасности» в школе. Дома этим «буфером» является родитель. Заметьте, обращения поступают от подростков, учеников среднего и старшего звена. А что происходит в начальных классах? Мы этого не знаем. У этих детей иногда нет телефонов, они несмелые, с несформированной жизненной позицией. Родители и учителя формируют личность ребенка, и когда и как выстрелит это воспитание — мы не знаем. Кроме того, новое поколение — это поколение Z. На современной молодежи старая система обучения не работает! У них есть свои особенности мировоззрения, и одна из главных особенностей — желание общаться на равных с учителями, неважно, какого возраста ребенок. Опять же, мы реагируем эмоционально на разные ситуации по-разному. Но у учителя есть опыт, а у ученика этого опыта нет. Так вот, задача учителя — сформировать этот опыт правильно.

 

 

 


Назад в раздел Печать

Присоединяйтесь к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях: ВК и инстаграм

Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5





Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: