Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Дочь Маяковского оставила нам воспоминание о Башкирии

Дочь Маяковского оставила нам воспоминание о Башкирии
18.04.2016 13:35:28

Недавно в Нью-Йорке в возрасте 89 лет скончалась единственная дочь поэта Владимира Маяковского Патриция Томпсон — Елена Владимировна Маяковская. Именно так представлялась она, приезжая по делам в нашу страну. Еще в марте она обсуждала с директором государственного музея Маяковского предстоящую выставку в Москве, собиралась выпустить новую автобиографическую книгу и посетить Россию, но 1 апреля ее не стало.

Мать Елены, русская эмигрантка Елизавета Зиберт, родом из Башкирии, из маленького городка Давлеканово. Владимир Маяковский познакомился с ней в США во время своей творческой командировки: Элли — Елизавета была гидом и переводчиком поэта.

У Елены Владимировны была давняя мечта — побывать на родине своей матери, и летом 2002 года она ее осуществила. Очерк, написанный под впечатлением от посещения нашей республики, автор назвала «Мое открытие Башкортостана».

Фото предоставлено автором.

Но прежде чем рукопись стала доступной уфимскому читателю, она прошла непростой путь. Авторизованный перевод с английского языка сделала Майя Фаттахутдинова — в то время заведующая отделом прозы журнала «Бельские просторы», заслуженный деятель искусств РБ. По ее словам, книга долго ждала своего часа: у издательства «Китап», взявшегося за этот проект, все никак не находилось необходимой суммы. И только в 2007 году, благодаря стараниям тогдашнего директора «Китапа» Зуфара Тимербулатова, воспоминания дочери Маяковского удалось напечатать (тираж составил 2000 экземпляров). В 2008 году книга была выдвинута на республиканский конкурс журналистов «Межнациональное согласие — путь к процветанию Башкортостана» и завоевала там первое место.

«Автор увлекательно повествует о необычной истории своих предков и судьбе собственной семьи, в которой причудливо переплелись немецкие, российские и американские корни», — говорится в аннотации к этому уникальному изданию.

В Уфе, как известно, есть памятник Маяковскому и сквер его имени, однако в нашем городе поэт, как утверждают краеведы, никогда не бывал. Разве что проезжал по железной дороге и видел здание вокзала. Но зато в здешних местах родилась и жила его возлюбленная, подарившая ему единственного ребенка.

Почему же мы так долго не знали о загадочной Элли, которую полюбил великий пролетарский поэт (так его называли в советское время)? Имя Елизаветы Петровны Зиберт (Элли Джонс) впервые упомянуто в книге Кэмрада «Маяковский в Америке». В 1990 году в журнале «Эхо планеты» появилась публикация под названием «Сенсация, которую долго ждали». В ней сообщалось, что Маяковский собирался написать повесть «Дочка», да не успел. Говорят, что Лиля Брик, объявившая себя наследницей творчества поэта, очень интересовалась его американскими родственницами, но «вычислить» их не сумела. Иначе, наверное, им бы не миновать беды.

В 1993 году, к столетию со дня рождения отца, Елена Владимировна издала книгу на английском языке «Маяковский на Манхэттене». В предисловии она написала: «Это книга об истории любви — взгляд со стороны Элли Джонс, которая любила Маяковского и как священный дар... вырастила его ребенка; а также о «маленькой девочке», которая впервые говорит и пишет о своих родителях уже взрослой». В русском переводе книга была издана в 2003 году Институтом мировой литературы РАН.

Свою поездку на родину предков по материнской линии Патрисия Томпсон смогла осуществить при содействии москвича Николая Морева, а также наших земляков. Правда, ее приезд в Уфу совпал с трагическими событиями — похоронами жертв крушения самолета в небе над Боденским озером. «Мне хотелось обнять всех скорбящих родителей, членов их семей и друзей. Поэтому воспоминания о моем «открытии» Башкортостана, родины моей матери, я почтительно посвящаю памяти тех погибших детей», — написала Елена Владимировна.

«Все мое детство мама рассказывала мне о Давлеканово и Уфе тоном печальным и задумчивым. Когда она упоминала об этих отдаленных краях, на глазах у нее появлялись слезы, а на милом лице — выражение грусти. Елизавете Петровне Зиберт (Элли Джонс) приходилось мириться не только с потерей великой любви ее жизни — отца ее единственного ребенка, но и потерей родины — земли, которая была ей дорога», — вспоминала Елена Маяковская. С началом революционных событий ее мама первой уехала из этого благословенного уголка. В Уфе она познакомилась с британским служащим Джорджем Джонсом. В 1923 году в Москве они поженились. Елизавета Петровна взяла фамилию мужа. Вскоре молодожены эмигрировали в США и поселились в Нью-Йорке. Но поскольку большой любви не было, брак их распался. Расставшись, они остались друзьями. В конце лета 1925 года Маяковский и Элли встретились на Манхэттене. 14 июня 1926 года родилась Елена (Патрисия). В 1928 году, благодаря встрече с Элли Джонс в Ницце, поэт смог увидеть свою дочь, взять ее на руки, поцеловать.

«Когда отец писал свою предсмертную записку, среди членов своей «семьи» он не упомянул ни маму, ни меня, — пишет Елена Владимировна. — Почему? Как сказала мне однажды милая Вероника Полонская (подруга отца — авт.), он сделал это намеренно, желая защитить нас с мамой, уберечь от излишнего любопытства, от досужих сплетен и от тех, кто стремился использовать его имя, творчество и славу в своих целях. Мне представляется, что предсмертное письмо отца было написано под чьим-то нажимом...»

В другом месте она признается: «Только после кончины моей мамы в марте 1985 года и кончины двумя годами позже ее второго мужа, моего любимого отчима Генри Питерса, я почувствовала, что могу, наконец, поведать миру свою историю. Я ничего не выигрывала от раскрытия этой тайны — ничего, кроме правды. А Правда (с заглавной буквы) всегда была мне дорога. Моя мама категорически не желала наживаться на имени человека, которого любила».

Патриция Томпсон — известный профессор-социолог, автор более 20 книг и множества статей по проблемам экономики, социологии, психологии. Долгие годы она преподавала в Лемановском колледже Городского университета Нью-Йорка. Участвовала в работе Русско-американского культурного центра «Наследие». Мечтала выучить русский язык, чтобы свободно общаться на языке своих родителей. Имела поразительное портретное сходство с отцом.  Когда при встрече с незнакомыми людьми Елена Владимировна говорила, что она дочь Маяковского, и при этом ловила недоуменные взгляды (не все же знали, что у поэта была родная дочь), в ответ она улыбалась: «Если не верите, сравните мое лицо с портретом Маяковского».

А вот как она пишет о нашем городе: «В наше первое утро в Уфе нас повезли на прогулку по городу. Меня поразила неожиданная красота Уфы — города, стоящего на трех реках. Когда мы двигались по широким улицам, я была просто очарована сочетанием старинного и современного в городском пейзаже. Разноцветные деревянные домики были богато изукрашены резьбой. Я размышляла о том, как самые простые вещи, предметы жизненно необходимые могут быть подняты на уровень искусства. Каждый дом выглядел маленькой драгоценностью... Как приятно видеть сохранность исторической части города — тех частных и общественных зданий, что, без сомнения, уже стояли здесь во времена молодости моей мамы. Неудивительно, что она вспоминала об Уфе с такой тоской и любовью».

Большое впечатление на нашу американскую гостью произвело посещение Давлеканово. Особенно ее восхитило то, что сохранился дом ее предков по материнской линии (там сейчас размещается детский сад). Зиберты, обрусевшие немецкие переселенцы-меннониты, очень любили этот уголок Башкирии. С восторгом писала она и о местной экзотике: мелодиях курая, вкусе башкирского меда и кумыса.

Безусловно, Владимир Маяковский мог бы гордиться своей талантливой, целеустремленной, такой дружелюбной и искренней дочерью. В своем стихотворении в прозе она обращается к отцу: «Сегодня я по возрасту могла бы быть твоей матерью! Ты навсегда моложе меня, моложе, чем твой внук, Роджер...»

Как пишут знавшие ее люди, Патриция Томпсон в последнее время хлопотала о получении российского паспорта, хотела передать нашей стране семейный архив и свою обширную библиотеку, в которой есть редкие и ценные издания. Гордилась достижениями России, ведь и себя чувствовала ее частью, дочкой выдающегося поэта, унаследовавшей его черты. Свою автобиографическую книгу она так и хотела назвать — «Дочка».


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 3, Баллов: 15




Мне нравится0
Зулия
Цитата
Лиля Брик, объявившая себя наследницей творчества поэта, очень интересовалась его американскими родственницами, но «вычислить» их не сумела. Иначе, наверное, им бы не миновать беды.
Каким образом Лиля Брик причинила бы беду американским родственникам, находясь в Москве?
Мне нравится0
Любовь Колоколова
По данным из разных источников, у четы Брик, морочившей голову Маяковскому, были "длинные руки": все поговаривали о связях странной парочки (Лили и Осипа) с высокими покровителями на Лубянке.
А тогда ГПУ было всесильной организацией.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: