Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Уфимец участвовал в ликвидации банды «Черная кошка»

Уфимец участвовал в ликвидации банды «Черная кошка» Коллаж Ларисы Ветлугиной. Коллаж Ларисы Ветлугиной.
07.05.2015 16:13:57

В Уфе живет ветеран Великой Отечественной войны, который участвовал в ликвидации банд дезертиров, оставлявших на месте преступлений рисунок черной кошки.

В послевоенные годы в стране было неспокойно. В городах и сёлах бандиты промышляли грабежами и налетами. В 1946 году в Саратове вооруженные преступники напали на женщину. Их задержал патруль курсантов Саратовской школы милиции. Одного милиционера преступники убили, а второго тяжело ранили.  

— В ту же ночь, когда меня ранили, поймали одного бандита, чуть позже задержали и всю криминальную троицу, — вспоминает о событиях тех лет ветеран МВД Николай Сидоров. — Угрожая, они отбирали у граждан ценные вещи и продавали их на городском рынке. Организатора бандитской шайки областной суд приговорил к высшей мере наказания — расстрелу, а его подельников — к десяти и семи годам лишения свободы.

В 17 лет Николай Сидоров ушел на фронт добровольцем. Служил в Уральском танковом корпусе связистом. Воевал славно, о чем свидетельствуют боевые награды, участвовал в Курской битве. В 1944 году после второго ранения был комиссован. И райком партии направил молодого бойца на службу в милицию.

— В августе 1945 года меня направили на учебу в Московскую школу милиции МВД СССР, а в 1946 году я был переведен в Саратовскую школу милиции. По всей стране тогда орудовали вооруженные банды дезертиров.  Мы воевали, а они дезертировали, — рассказывает Николай Егорович. — Во время войны если дезертира задерживали, то судили Военным трибуналом и определяли в штрафной батальон или приговаривали к расстрелу. Помню, из нашей части один дезертировал, так его расстреляли прямо перед строем за то, что он убил шофера и на машине скрылся.

Бежавшие с фронта солдаты обычно сбивались в шайки по три-пять человек. И выживали тем, что грабили мирных жителей, не гнушались и убийствами. Часто на месте преступления бандиты оставляли своеобразную метку — рисовали либо углем, либо мелом черную кошку.

— Черную кошку бандиты рисовали и в Саратове, и в Куйбышеве. Банды дезертиров орудовали и в Башкирии, — говорит Николай Егорович. — Опасность заключалась в том, что все преступники были хорошо вооружены.

В 1947 году, когда я служил в районном отделении милиции Орловской области, была ликвидирована банда из четырех человек. А 8 мая 1948 года в отделение позвонили из другого района области и сообщили — к вам направляется банда из пяти человек. На задержание в наш район приехала машина с подкреплением.

Окружили преступников прямо в поле. Послали к ним парламентеров — дескать, сдавайтесь. А они открыли огонь. Оружия-то у них много, у всех автоматы. Раз не сдаются, то и мы начали стрелять. Но был приказ — по возможности брать преступников живыми. Одного бандита ранили, другим удалось убежать. Они отступили на лужайку, а там женщины доили коров — не будем же мы стрелять по мирным людям. Бандиты скрылись в лесу. Четверых все-таки удалось поймать, но главарь банды сбежал. Его задержали спустя некоторое время в Свердловской области, — рассказывает Николай Егорович.

Через несколько лет офицер милиции приехал погостить в родную деревню, навестить мать. И вот судьба — тот сбежавший главарь банды оказался крестником Николая Сидорова. К тому времени он уже отбыл немалый срок за свои «дела».

— Я встретился с Сашкой в правлении колхоза, — вспоминает Николай Егорович. — Говорю: «Ты на меня, наверное, обижаешься».

— Нет, Коля, обижаюсь только на себя, — отвечает. —  Какая у меня жизнь была. Ну, грабанули, сдали вещи торговке, погуляли на деньги. А потом смотришь — парочка идет и думаешь, ну точно за мной. И так кругом облава мерещится. А сейчас я свободный человек. 

К сожалению, отмечает Николай Егорович, были и неисправимые преступники. В то время, когда народ с энтузиазмом трудился, восстанавливал разрушенное войной народное хозяйство, были и отщепенцы, которые грабили и воровали.

9 мая 1948 года после ликвидации очередной бандитской группы Николай Сидоров зашел в клуб культуры, где познакомился со своей будущей супругой Людмилой. Молодой человек вызвался проводить девушку до дома. С тех пор они не расстаются. 

Людмила Сидорова — труженица тыла. Она вспоминает, как 14-летней девчонкой пережила полугодовую немецкую оккупацию, как фашисты выводили на расстрел — приходилось прятаться в подвалах, как эвакуировались на товарном поезде под бомбежкой. А после освобождения Орла днем и ночью восстанавливали разрушенный город.

— Страшное время было, тяжелое, голодное, — говорит Людмила Александровна.

В послевоенные годы Николай Сидоров служил оперуполномоченным ОБХСС. После окончания Высшей школы МВД СССР работал на объектах оборонной промышленности.  

— Довелось обслуживать важные объекты на Сахалине, в Куйбышеве, в Башкирии, а также в Узбекистане. В Уфе шесть лет проработал начальником отделения на секретном предприятии. Этот завод обеспечивал аппаратурой дальней связи все границы нашей страны. Затем некоторое время трудился в Москве. В Узбекистане обслуживал дивизии военных строителей, золотую фабрику и урановые рудники. И в середине 70-х вновь вернулся в Уфу.

По сей день супруги Сидоровы живут в Уфе. Они встречают 70-ю весну Победы вместе с детьми и внуками. 


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 3, Баллов: 15




Мне нравится0
mavrina-irina МИР
Поздравляю с наступающим праздником!!!
Мне нравится0
Ярослав Бенин
К вопросу о гражданском оружии.
Цитата
Их задержал патруль курсантов Саратовской школы милиции. Одного милиционера преступники убили, а второго тяжело ранили.  
Цитата
По всей стране тогда орудовали вооруженные банды дезертиров.  
Цитата
Опасность заключалась в том, что все преступники были хорошо вооружены.
Цитата
Оружия-то у них много, у всех автоматы.

Итак, что вы видим?
Из цитаты 1 следует, что, либо курсанты были не вооружены, либо оружие им не помогло. К тезису хоплофобов  "оружие должно быть только у профессионалов".
Из цитат 2, 3 и 4 следует, что антиоружейные законы не сработали и у преступников оружие всё равно оказалось. Ну надо же, какая неожиданность.
Из цитаты 2, да и из всего текста можно сделать самый интересный вывод - совершенно ни из чего не следует, что профессионал (солдат, полицейский и т. п.) не повернёт оружие против своих мирных разоружённых сограждан.
Повернёт. Не потому, что у него снесло крышу, как у Евсюкова, и не потому, что ему дало такой приказ преступное государство (как на Украине, к примеру), а банально ради наживы.

Вы всё ещё хотите, чтобы оружие было "только у профессионалов"?

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: