Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Симфоническим оркестром Башкортостана дирижировала женщина

Симфоническим оркестром Башкортостана дирижировала женщина Фото Андрея Старостина. Фото Андрея Старостина.
05.02.2015 16:11:46

Профессия дирижера считается сугубо мужской. Согласно статистике, женщин-дирижеров в мире не более девяти процентов. С детства на слуху имя знаменитого советского дирижера Вероники Дударовой, которая исполняла и музыку башкирских композиторов. На днях в Уфе с Национальным симфоническим оркестром Республики Башкортостан выступила дирижер, заслуженный деятель искусств Республики Северная Осетия — Алания — Сабрие Бекирова. Публика наградила артистов долгой овацией и потребовала выступления на бис. Перед концертом мы побеседовали с гостьей столицы.

— Сабрие Искандеровна, ваша биография в разных источниках начинается с Санкт-Петербургской консерватории. А что происходило ранее в вашей жизни, где вы родились?

— Я крымская татарка. Родилась в Андижане, на месте высылки родителей. Они прожили очень тяжелую жизнь. Вспоминать об этом больно… Мои родители всегда говорили: «В мире есть только две нации: хорошие люди и плохие». Всё! Нельзя разделять людей ни по национальному признаку, ни по половому, ни по социальному. Поэтому, когда меня спрашивают, кто я, откуда я, отвечаю: «Я — человек мира, у меня мозги космополитичные, я —музыкант!»

Фото Андрея Старостина.

Я благодарна моему учителю, профессору Илье Александровичу Мусину, который научил меня многому, всегда помогал и поддерживал меня.

— А как вы попали в класс знаменитого советского дирижера?

— Сначала я училась на скрипача, солировала. Но потом у меня появилась мечта: создать камерный оркестр. А как это сделать? И мне подсказали, что для этого нужно научиться дирижированию, пойти к Мусину. Тогда я не знала, кто такой Мусин. А когда пришла в его класс, поняла: всё, я буду дирижером. Три года просто сидела, боялась высунуться. Только потом робко сказала, что хочу учиться дирижировать.

— И как он это воспринял?

— Сначала спросил только, как меня зовут. Во второй раз уговорила его уделить мне пять минут для общения. И тогда он расспросил подробнее, на чем играю, чего хочу добиться и т.д. Но только на третий раз случилось чудо, потому что после урока он пригласил меня к себе домой. Мы стали общаться, и он сказал:

— Вы знаете, а из вас получится хороший дирижер! Я буду заниматься с вами.

— Но у меня нет возможности платить за обучение, я из очень бедной семьи…

— Я буду кормить вас обедами.

Вот такой человек был! Выдающийся!

Кстати, на дирижера я поступила не сразу, только через шесть лет.

Фото Андрея Старостина.

— Ваше упорство достойно восхищения. Какие еще события сыграли определяющую роль в вашей жизни?

— Приглашение в Северную Осетию главным дирижером Театра оперы и балета. Часть моего сердца осталась там. И я еще раз хочу сказать слова благодарности Ларисе Абисаловне Гергиевой. Она прекрасный человек, выдающийся музыкант, не побоялась позвать женщину на место главного дирижера. По сути, именно она дала мне старт. К такому явлению, как женщина-дирижер, у них относятся нормально. У нас же сначала воспринимают не очень хорошо. Только потом, когда видят выступление, меняют отношение. В Северной Осетии я работала с 2008 года, получила звание заслуженного деятеля республики.

— А что для вас важнее — процесс или результат?

— Конечно же, сам процесс. И мне важна моя собственная оценка, удовлетворение от того, что я делаю. Музыка для меня — это самое дорогое, она живет в моем сердце, это то, ради чего я дышу.

Фото Андрея Старостина.

— Когда у вас впервые возникло это ощущение?

— В детстве. Моя сестра играла на скрипке. Я услышала звук скрипки и поняла – всё, это моё, без этого я не смогу жить.

Фото Андрея Старостина.

— Вы счастливы, всегда ли удовлетворены своей работой?

— Настоящий дирижер никогда не бывает удовлетворен работой. Потому что в нашей профессии невозможно сделать все до конца, но максимально приблизиться можно. Музыка звучит внутри меня! Я сейчас с вами разговариваю, а у меня в голове крутится симфония. Бывает, что и после концерта час-полтора я слышу симфонию.

Фото Андрея Старостина.

— Чему еще, кроме музыки, есть место в вашем сердце?

— У-у! Обожаю живопись, поэзию, люблю природу. А еще люблю уходить в горы — подальше от людей — это идеальный вариант, чтобы никого не видеть, уединяться.

— Сабрие Искандеровна, как вы считаете, дирижер должен быть авторитарен или он должен больше прислушиваться к мнению музыкантов?

— Прежде всего, художественный руководитель должен уважать музыкантов. Дирижер без оркестра — это все равно, что ноль без палочки. Могу ответить фразой Мусина: «Коллективное сознание всегда сильнее, чем единичное». Но на то, чтобы завоевать авторитет и расположение музыкантов, требуется время. Холодная голова, острый ум и горячее сердце — вот все, что нужно руководителю. 

Фото Андрея Старостина.

— Как Вам наш оркестр, как работается с нашими музыкантами?

— Замечательные музыканты, прекрасные, очень чуткие, профессиональные. У вашего оркестра большой потенциал. Однако для того, чтобы развиваться дальше, нужны деньги. Нужно повысить зарплаты музыкантам, купить инструменты. Здесь два пути: госфинансирование или поиск спонсоров. Все крупные оркестры в мире — европейские, американские — существуют за счет спонсоров.

Нужно переиграть все симфонии — классические, романтические. И публику приучить слушать классику. Но чтобы приглашать именитых дирижеров, солистов, опять-таки нужны деньги! Я считаю, что Национальный симфонический оркестр — это визитная карточка республики, и в его развитие обязательно нужно вкладывать.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
(Нет голосов)





Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: