Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Недетские воспоминания о войне

Недетские воспоминания о войне Фото предоставлено автором. Фото предоставлено автором.
08.05.2013 15:59:18

В детстве почти каждое лето я проводила в Курской области, на родине моей мамы. В 60-е годы прошлого века здесь всё было овеяно памятью о минувшей войне. Во многих домах под стеклом, наподобие иконостасов, висели фотографии фронтовиков, хранились боевые награды, которыми, бывало, играли на улице мальчишки. В местных лесах встречались заросшие травой окопы, а иногда и гильзы от снарядов. Из уст в уста передавались рассказы о боях  на Курской дуге и других сражениях Великой Отечественной, но мы, ребятишки, не очень-то прислушивались к разговорам взрослых. Казалось, еще будет время, чтобы подробно обо всём расспросить.

Увы, давно уже нет дедушки Пети: он умер в 1981 году в возрасте 73-х лет. Петр Иванович Сидоров пришел с фронта контуженный, с двумя пулевыми ранениями. Одна пуля (в ноге) у него так и осталась. Иногда мы, внуки, просили дедушку позволить дотронуться до нее. Он великодушно разрешал, и мы с замиранием сердца ощущали, как кусочек железа перекатывается под кожей, застряв в его теле навсегда. Был он по натуре спокойным, добродушным, немногословным, не любил вспоминать фронтовые будни. Только очень любил читать книги «про войну», знал множество загадок и сказок, чем порой развлекал своих неугомонных внуков. Жалею, что я так и не расспросила его о наградах, среди которых были медали «За отвагу» и «За взятие Будапешта».

Несколько лет назад я наконец-то взяла интервью у своей мамы – труженицы тыла Алевтины Петровны Леонтьевой (ответы  записала в специально отведенный блокнот). Выросла она в селе Верхние Апочки (это необычное название упомянул как-то в своих стихах Пушкин). Аля была вторым ребенком в семье, единственной дочерью. Когда началась война, ей шел десятый год. Старшему брату Юре было 11 лет, младшему Лёне - пять. Родители работали в колхозе: отец - трактористом, мать Анна Григорьевна - в поле.

 - Наше село находилось далеко от большой дороги - в 40 километрах от Кшени, и столько же километров было до станции Старый Оскол. Потому особых разрушений у нас не было. Основные бои на Орловско-Курском направлении нас не коснулись, - вспоминает Алевтина Петровна. - Первый раз немцы появились в селе в июне 1942 года. Ехали они в сторону Воронежа. Кто на мотоциклах, кто на велосипедах. Нас, ребятишек, матери прятали в погребах, но все равно самые любопытные вылезали, чтобы посмотреть на фашистов: что это за нелюди такие, что бомбят наши города и  села, убивают мирных жителей? По дороге немецкие солдаты стреляли в разную живность: ради забавы уничтожали кур, уток, гусей. Вели за собой домашний скот, отобранный в оккупированных районах. Помню, пыль стояла столбом...

В первый год отца на фронт не взяли - оставили по брони в колхозе, так как селу требовались механизаторы. Нужно было убирать посеянные весной зерновые, пахать землю. До прихода немцев во всех деревнях старались вести обычные полевые работы: война войной, а хлеб сеять надо. В начале 1943 года Петр Иванович был призван на фронт. С боями дошел до Будапешта. В марте 1945 года после второго ранения был комиссован и вернулся домой. В 1946 году родился младший братишка – Валера, который сейчас стал полковником казачьего войска. В 1986 году Валерий Сидоров одним из первых участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

По словам мамы, в нашей семье с войны не вернулось шесть человек: её дяди по отцовской линии Иван и Алексей, мужья двух теток и другие родственники. Иван Сидоров был кадровым военным, подполковником. Где он погиб, до сих пор неизвестно. Словом, «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». Это строки из всем известной песни к кинофильму «Офицеры», который я не могу смотреть без слёз.

- Нам повезло: наш отец остался жив, - продолжает свой рассказ мама. - Повезло и раньше, зимой 1943 года. Тогда немцы остановились в нашей деревне на постой. Всего на три дня, потому не успели навести свои порядки, кого-то из сельчан лишить жизни. А ведь всякое могло произойти: немцы были очень обозленными. Именно тогда они попали в окружение, тащили за собой раненых и убитых (наверное, это были важные чины). Поселившись в деревенских хатах, они заставляли местных женщин готовить им еду. Все делалось под присмотром: боялись, что в пищу им могут подсыпать отраву. Один такой с пистолетом стоял возле моей мамы и едва не нажал на курок, когда она вдруг потянулась за ножом…

Немецкие солдаты в ту зиму напоминали французов времен Отечественной войны 1812 года: замотанные платками, шалями, шарфами, в отобранных у населения валенках и тулупах, заросшие щетиной. Своих союзников немцы размещали в сараях и кормили тем, что останется. А они, в свою очередь, отыгрывались на местном населении.

Видя, что из «котла» не выбраться, немецкое руководство отдало приказ сжечь все имущество, которое везли с собой.

- Долго полыхал костер из награбленных вещей. Никого к нему не подпускали, - вспоминает подробности мама. - А потом такая же участь постигла оккупантов. Когда наши войска перебили всех фашистов и освободили село, трупы погибших собрали в одно место и подожгли.

Страшное было время! И дети тоже сполна хлебнули лиха, пережив и голод, и холод. Те, что постарше, после ухода советских солдат ходили по окрестным лесам и, приметив убитого фрица, пытались снять с него обувь. Мертвым она ни к чему, а ребятам в чем-то ходить надо. В войну было не до церемоний.

1 сентября 1943 года Алевтина продолжила учебу. Семь классов окончила в своей деревне, а потом ей пришлось учиться в другом селе - в 12 километрах от дома. Каждый день, в любую погоду школьники, среди которых была и она, спешили на уроки, неся вместе с учебниками в ранце или заплечном мешке бутылку молока и кусок хлеба, испеченный пополам со жмыхом. Большего дать детям родители тогда не могли. Однажды мама встретила в пути волка. Какие уж молитвы помогли, но он ее не тронул.

На вопрос, как дети помогали фронту, был такой ответ:

- Каждому школьнику, несмотря на возраст, надо было отработать в колхозе 40 трудодней. Занимались всем, что поручат. На поле вязали снопы, потом молотили их цепами. Молотилок и веялок не было. Поднять орудие труда в одиночку было тяжело, поэтому работали парами. Бывало, так за день намаешься, что еле на ногах стоишь. Да и дома надо было матери помогать: управляться с хозяйством, сажать в огороде овощи, картошку, потом убирать урожай.

Несмотря на трудности, учебу Алевтина не бросила. Окончила десятилетку и в 1949 году поступила в Воронежский сельскохозяйственный институт на гидромелиоративный факультет. Получила специальность инженера-гидротехника. В 1954 году по распределению попала в Уфу. Раньше про этот город даже не слышала. Направили ее на работу в Шакшу, в моторную МТС Уфимского района. Два года отработала там и перевелась в Уфу, в «Башпроект». А когда был создан проектный институт «Башгипроводхоз», поступила на работу туда. С 1964 года до выхода на пенсию в 1986-м трудилась в институте сначала старшим инженером, потом руководителем группы, главным инженером проектов, главным специалистом техотдела. Работу свою очень любила. Объездила почти всю республику. В те годы большое внимание уделялось орошению и осушению земель. До сих пор в совхозе «Алексеевский» действуют спроектированные сотрудниками института системы орошения.

Алевтина Леонтьева - ветеран труда, награждена медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». Как труженица тыла каждый год ко Дню Победы получает поздравления от Президента России. Пришло письмо из Кремля и в эти праздничные дни. Как всегда, пригласили ее и на чаепитие в «Башгипроводхоз», где таких ветеранов, как она, осталось всего шестеро.

- А ведь совсем недавно, - вспоминает мама, - нас было много. Даже бывшие фронтовики с орденами и медалями на праздники приходили.

Что и говорить, теперь ветеранов войны все меньше и меньше. Самым «юным», родившимся в 1927 году, уже по 85-86 лет. А всего, по данным статистики, в Башкирии осталось всего чуть более шести тысяч участников Великой Отечественной войны и около 58 тысяч тружеников тыла. Редеют ряды ветеранов, с этим ничего не поделать. Лишь бы только правда о той самой страшной и кровопролитной войне не подвергалась искажению и фальсификации. Ведь тысячу раз прав поэт  Роберт Рождественский: «Это нужно не мертвым, это нужно живым».

Да, это нужно всем нам. Во имя тех, кто одержал Великую Победу, кто своей жизни не пожалел ради спасения Родины. Перед кем мы в неоплатном долгу. Кто подарил нам мир и святой для всех «праздник со слезами на глазах». Мы, их дети и внуки, должны передать память о войне грядущим поколениям.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 5, Баллов: 25




Мне нравится0
Радик Мухарямов
Если не ошибаюсь, МТС была слева от дороги, когда идёшь из Русского Юрмаша в Шакшу.
Фронтовики и ветераны тыла умирают, с каждым годом их всё меньше и меньше. А ведь это они на своих плечах вынесли такие тяготы, которые нынешнему поколению и не снились. Сумели победить хорошо подготовленного врага. Сколько им досталось, пусть хоть сейчас порадуются за своих внуков и правнуков.
Мне нравится0
Любовь Колоколова
Цитата
Радик Мухарямов пишет:
Если не ошибаюсь, МТС была слева от дороги, когда идёшь из Русского Юрмаша в Шакшу.
Да, видимо, там. Кстати, я родилась в Шакше, но, став взрослой, никогда в тех местах не была, где работала моя мама. В 1980 году, как все помнят, Шакшу присоединили к Уфе.  

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: