Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Архиерейский вор сидит за партой

Архиерейский вор сидит за партой Фото с сайта www.irkutsk-350.ru. Фото с сайта www.irkutsk-350.ru.
11.11.2012 11:51:34

Случилась у меня на днях встреча. Гуляла я, как обычно, в выходные дни с детьми в ближайшем к дому городском парке. Присела на скамеечку и умилялась детской игре, осеннему солнышку, и такая постигла меня благость…

А тут появился он, бывший одноклассник. Ну, очень, оговорюсь, бывший, так как учились мы с ним вместе всего до четвертого класса. Потом Вадим куда-то пропал. Никто, по-моему, из моих однокашников этому не удивился, скорее, все облегченно вздохнули, включая полный педагогический состав родной школы.

Так сложилось, что в нашей школе архиерейские ребята традиционно слыли проблемными. Ни одна драка, ни один, как говорится, эксцесс не обходился без участия архиерейских. И Вадим в этом плане был классический архиерейский хулиган и даже состоял на учете в детской комнате милиции. Вороватый был и трусоватый. В общем, неприглядный во всех отношениях тип. Потому и нынешняя наша встреча меня не особо радовала. Разве что, первый подошел, заговорил, и куда деваться. Не делать же вид, будто я с ним не знакома, не отказываться, что называется, от прошлого.

- Как дела, - спрашивает. - Чем занимаешься?

- Нормально, - отвечаю. - Вот оно, мое главное занятие (и на детей киваю).

- Учатся дети-то?

- Ага, - говорю. - Старшая - школьница.

И молчок. В надежде, что все темы нашей содержательной беседы исчерпаны.

- А я тоже школу недавно закончил.

Действительно, достижение, подумала я. И почему, собственно, недавно закончил, когда парню хорошо за тридцать? Вадим, словно читая мои мысли, продолжил свой рассказ. Оказывается, попал он по случайности в тюрьму, то есть в исправительную колонию № 13 общего режима, для «первоходок». Посадили, конечно же, ни за что и аж на целых шесть лет. Чтобы время на зоне зря не терять, полезным делом занялся – образованием.

- Аттестат-то я на воле так и не получил, - говорит Вадим. - Вот и пришлось среднюю школу в колонии заканчивать.

По его словам, школа в колонии очень даже замечательная. Пока сидел-учился, администрация заведения ремонт сделала. Классы чистые, шторки на окнах, цветочки в горшочках, портреты писателей, ученых на стенах висят. Обстановка, самое главное, не казенная. В школе новые учебники выдают, фильмы показывают, учебные, правда. Но все интереснее, чем табуретки мастерить и варежки шить.

Далее последовали высказывания по поводу исправительных работ, я даже цитировать моего товарища не берусь, одно скажу, в выражениях он был несдержан.

- Вот у твоих детей в школе интерактивная доска есть? – поинтересовался новоиспеченный выпускник.

Чего-чего, уж такого вопроса от бывалого сидельца я точно не ожидала. Не думала, что наш разговор перейдет в высокую педагогическую плоскость. Между тем Вадим продолжил. От души подивился последнему слову современной техники и на людей переключился. В детстве, мне помнится, он наших школьных учителей не жаловал. Да и его, к слову сказать, они в большей степени терпели, словно до суда уже определили ему место на тюремной школьной скамье.

- Учителей я уважаю. Физика, например, Рустема Ильдаровича, и учительницу математики Любовь Владимировну, - поразил меня метаморфозой взглядов бывший одноклассник.

Затем рассказал, как выпускные экзамены сдавал в традиционной форме. По всей видимости, веяние единого государственного экзамена до тюремной вечерней школы, хоть и оснащенной по современным требованиям, еще не дошло.

- Сочинение, небось, по «Преступлению и наказанию» писал, - не удержалась я от язвительного замечания.

Нет, отвечает, на экзамене писал изложение. И тут с такой особой теплотой начал отзываться об учительнице русского языка и литературы Альфие Валеевне. Дескать, многому она их, великовозрастных учеников, научила. Поскольку кто-то и читать, и писать не умел. И мне, кажется, объяснимо, почему именно уроки литературы впечатлили Вадима. Изучая школьный предмет, читая книги, ребенок познает прописные истины, общепринятые нравственные принципы и общечеловеческие ценности. Вот только так случилось в жизни моего знакомого, эти простые знания настигли его непоправимо поздно.

Хорошо, конечно, что наше гуманное государство заботится о своих осужденных, дает им возможность получить гарантированное общее среднее образование и рабочую специальность в училище, да не одну. Вопрос в том, готово ли общество принять освободившихся граждан, годами заключения искупивших свою вину и благодаря тюремным учителям ставшим на тернистый путь исправления. Интересно, верят ли сами педагоги, работающие в колонии, в лучшую судьбу своих учеников? Одно мне стало ясно из нашего разговора с Вадимом, - отношение у учителей к заключенным доброжелательное, видимо, не видят педагоги в своих учениках преступников. Кстати, никак не могу для себя определить суть такого непредвзятого отношения учителей. Что за ним кроется - проявление профессионализма и отношение априори к любому ученику как к «белому листу бумаги» или обыкновенная человеческая беспечная неосмотрительность, когда в общении стирается всякая грань?

Из разговора с Вадимом я поняла, что учителя вселяют в своих учеников веру и надежду в дальнейшее благополучие. Суждено ли сбыться этим надеждам? Кто ждет таких людей здесь, в свободном и далеко не благостном мире, где работу найти даже при желании очень трудно? Мои сомнения неутешительно развеял бывший одноклассник:

- Боюсь, угожу я снова на зону. Брат мой уже шестой раз сидит.

И горько заключил, что и в колонии жить можно. Опять за парту сядет, очередной аттестат получит. Хотя, абсурдно конечно, зачем человеку несколько аттестатов зрелости. Скорее всего, ни один в жизни не пригодится.


Назад в раздел Печать

Присоединяйтесь к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях: ВК и инстаграм

Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5




Мне нравится1
Радик Мухарямов
Ставить сразу крест на человека неосмотрительно. Но, к сожалению, автор права. Обычным людям трудно устроиться в жизни, а заключённым ещё труднее. Это одна из причин рецедива. Есть и другие. Например, в тюрьме получают не только аттестат зрелости, но и образование по теме отсидки. Окружение формирует характер, стиль поведения, определённые принципы и взгляды на окружающий мир. В этом случае, полученное образование лишь помогает по жизненной "профессии". Всем известно, что раньше письма молодым девицам из тюрьмы большинству заключённых писали специальные "писаки", что могли затронуть душу девицы. Теперь уже почти каждый может составить письмо под той же режиссурой, но ужек самостоятельно.
А педагоги работают хорошо, потому, что либо верят в свои способности исправить человека, либо потому, что получают больше, чем в обычной школе, либо по причине того, что иначе нельзя, на дяденьку, сидящего за грабёж, больно не покричишь.
Мне нравится0
Лаис Разетдинов
Я начинаю сомневаться в правдивости слов "человек - кузнец своего счастья!" А кто учтёт многочисленных, случайных даже, совпадений негативных ситуаций? Кому-то везёт, кому-то не везёт. Так ведь и в рок поверишь.
Мне нравится0
Радик Мухарямов
Автор пишет: "Так сложилось, что в нашей школе архиерейские ребята традиционно слыли проблемными. Ни одна драка, ни один, как говорится, эксцесс не обходился без участия архиерейских."
Это действительно так было. Видимо сказывлось существование на окраине. Вроде бы горожанин, но удобства... А авторитет надо зарабатывать, марку держать. Каим способом, это вопрос второй. Бытиё определяет сознание.

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: