Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

В Башкирии болезни пчел будут определять по жужжанию улья

В Башкирии болезни пчел будут определять по жужжанию улья    Фото с сайта www.apimondia.ru. Фото с сайта www.apimondia.ru.
08.11.2012 11:47:15

Российским новаторам нынче приходится несладко. Предположим, ты трудился денно и нощно над каким-нибудь суперприбором и, наконец-то, его изобрел. Только собрался принять заслуженные поздравления от коллег и «зеленые» от заинтересованных инвесторов, как тебе вдруг говорят – погоди, батенька! Сначала получи-ка патент! Так стоит ли вообще создавать что-то новое, учитывая, что процесс патентования затратен и долог? Об этом «ОЭГ» беседует с ведущими специалистами из Башкортостана.

- В какой-то мере это вопрос ментальности, - считает начальник отдела инновационной политики Министерства промышленности и инновационной политики Республики Башкортостан Урал Насибуллин. - Да, процесс патентования стоит 20-30 тысяч рублей, и для многих это является отпугивающим фактором. Большую роль здесь играет низкий уровень жизни. Но, с другой стороны, изобретатель должен понимать: патент – это не только риск, но и инвестиция. Инвестиция, которая в дальнейшем многократно окупится, которую необходимо осуществить, чтобы выйти на рынок. Если инноватор мечтает о коммерциализации своего новшества, он просто обязан защитить свою интеллектуальную собственность. Особенно если мы говорим о действительно хорошей, стоящей идее.

- Почему упал объем патентования в России? – рассуждает на тему патентов в беседе с «ОЭГ» директор Межвузовского центра трансфера технологий УГАТУ Камиль Хисматуллин. - Исторически в «союзе» было так: ты что-то изобрел и получаешь за это деньги без коммерциализации. Теперь государство ушло из этой области и сказало: «Ребята, делайте все сами». А у людей и компаний нет опыта грамотной защиты и управления интеллектуальной собственностью, которая позволяла бы зарабатывать.

При этом нужно понимать, что патент – это не вся система защиты интеллектуальной собственности, а лишь вершина айсберга. В этом процессе очень много ступеней. И когда новатор получает некую бумажку и думает, что дальше все пойдет автоматом, он ошибается. Образно говоря – патент, это оружие, за получение которого нужно отдать деньги. Далее - нужно платить за то, чтобы его хранить, а чтобы из него выстрелить – опять же нужно платить.

В Российской Федерации патентное законодательство не самое лучшее, но и не самое худшее. При этом наблюдается полная безграмотность населения в вопросах управления и защиты интеллектуальной собственности. Зачастую авторы изобретений жалуются, что у них «украли» изобретение. А когда мы начинаем просматривать бумаги, выясняется, что они сами подписали все документы. И по-другому и быть не могло. Приходится объяснять: «Ты ведь сам четыре года назад разрешил делать со своим изобретением то-то и то-то!».

Полгода назад я общался с человеком, который по незнанию все права на свое изобретение переписал на немецкую фирму – собственноручно подписал договор. И чему удивляться?

- Почему наши разработчики становятся эффективными на Западе? – задается вопросом Камиль Хисматуллин. - Потому что попадают в правильно организованную систему. Попадая в эту систему, инноватор вынужден либо соблюдать правила и становиться эффективным, либо вылетать из процесса.

Изобретатели везде во всем мире одинаковы, это просто ученые! У нас, в России, считается, что ученый сам знает и все его должны слушаться. А на Западе этот же ученый вынужден обеспечивать и выполнять те условия, которые заданы. Вот и вся разница!

В России и Башкортостане тоже должны появиться структуры и системы, которые не позволяли бы разработчикам действовать неграмотно, - считает специалист по инновациям. - Это касается вузов, предприятий, финансовых сфер, госструктур. В России пока нет понимания, как организовывать всю эту работу. К сожалению, на сегодня наиболее заинтересованными в патентах являются сами авторы, разработчики. А бизнес всем этим пользоваться не хочет, не умеет. Нет организованной системы.

- Важна сама среда и ментальность, понимание, что такое инновация, - подчеркивает Камиль Хисматуллин. - У нас инновацией считается изобретение, а за границей - изобретение, которое дошло до прилавка магазина. При этом инновационный успех проекта определяется 13 параметрами. И только один из них – реализуемость технической идеи.

Директор, к примеру, европейского завода никогда не будет делать неэффективные вещи. И он обладает инструментом оценки этих вещей.

Но в любом случае, считает собеседник «ОЭГ», процесс идет, и грамотность в сфере инноваций последнее время сильно повышается.

Кстати, а много ли в республике инновационных идей? И как обстоит дело с их реализацией? Казалось бы, сегодня, при наличии интернета, шансы есть даже у сельского инноватора. Через всемирную сеть можно взаимодействовать с инвестиционными фондами, общаться с экспертами…

Конкретный пример инноваций, предназначенных для сельского хозяйства, - проект под названием «мониторинг заболеваемости пчелосемей». Не так давно разработчики из Башкортостана придумали прибор, который по звуку определяет, является ли пчелосемья здоровой (обычно пчеловоды делают это самостоятельно, просто слушая, как жужжит улей). Оценка производится на основе банка данных различных звуков. С помощью прибора пчеловод может в период зимовки дистанционно оценивать здоровье пчел. Сейчас изобретение как раз проходит научное подтверждение.

Совсем другая сфера – нанотехнологии – тоже не отстает. Уникальная разработка для медицинской индустрии – нанотитан, созданная учеными из УГАТУ, уже запатентована.

- Что такое нанотитан? Это вещество с повышенной прочностью и высокой биосовместимостью, - рассказывает Камиль Хисматуллин. - Существующие на сегодня имплантанты делаются либо из сплава на основе стали, либо сплавов на основе титана (хром, никель, ванадий). Такие сплавы - это условно нетоксичные материалы, которые со временем попадают в организм, накапливаются в печени и почках. Нанотитан, повторюсь, обладает прочностью, сопоставимой с прочностью сплавов, и даже выше, и при этом абсолютно не воздействует на организм. При этом скорость сращивания с костью нанотитана в 2-2,5 раза выше, чем при установке имплантанта из крупнозернистого титана.

На сегодня этот материал запатентован и выведен на рынок. Для этого понадобилось 2,5 года кропотливого труда. Одна заграничная компания, крупнейший участник титанового рынка приобрела права на патент для организации производства в США.

Почему патент продан именно иностранцам? Нужно понимать: успешно «пристроить» патент - очень непросто. Уже тот факт, что нанотитан, изобретенный в республике, выведен на мировой рынок, очень радует. Это сложная тяжелая работа. Если бы мы продвигали на мировой рынок нанотитан сами, потребовалось бы порядка восьми лет, при этом 80 процентов заработанных денег ушли бы на продвижение продукта.

В России, к сожалению, пока нет рынка нанотитана как такового. Несмотря на то, что права на продажу нанотитана в странах СНГ и России закреплены за изобретателями из Башкирии, у нас, фактически, нет компаний, которые могли бы его потреблять. Это очень дорогой, так называемый премиум-сегмент. Исходное сырье, из которого производится нанотитан, стоит 120 долларов за килограмм, а цена нанотитана, который уходит со склада в Уфе – от 2 до 2,6 тысячи долларов. Разница ощутимая.


Назад в раздел Печать
Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
Голосов: 1, Баллов: 5




Мне нравится0
Айдар Бикмаев
«это жжж неспроста...»  :D
Мне нравится0
Радик Мухарямов
Совсем не плохо, что наши изобретения используют, пусть даже за рубежом. Но видимо при составлении договора с иностранцами надо защищать интересы республики и продавать им с условием обеспечения республики этим продуктом на каких-то льготных условиях. Например, первоочередное создание дочернего предприятия в республике и т.п.
Мне нравится0
Лаис Разетдинов
Я когда-нибудь выложу свою самодельную стремянку для сбора фруктов с высоких деревьев. Использовал всю свою инженерную смекалку, чтобы было просто и надёжно. Мелочь, а приятно в удобстве собирать ...
Мне нравится0
Ирина R
так сначала запатентовать не мешало бы  :D
Мне нравится0
Радик Мухарямов
Дед просто прислушивался к жужжанию пчёл. Ещё опытные пчеловоды пользуются стетоскопом. А прибор поможет начинющим любителям

Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: