Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Где жил создатель оперного театра в Уфе

Где жил создатель оперного театра в Уфе  Аксаковский народный дом. Ныне Башкирский государственный театр оперы и балета. Фото предоставлено автором. Аксаковский народный дом. Ныне Башкирский государственный театр оперы и балета. Фото предоставлено автором.
26.11.2020 08:00:00

Во время экскурсий по городу меня нередко спрашивают: кто архитектор Аксаковского Народного дома, жил ли он в Уфе или проектировал «на удалёнке»? Павел Павлович Рудавский (1859–1919/20) — губернский инженер, выдающийся уфимский, а также и петербургский, и чердынский, и могилёвский, и харьковский архитектор, победитель Всероссийского конкурса на сооружение Аксаковского Народного дома в Уфе, по чьему проекту он и был построен — нынешний Оперный театр.

Где же жил он в нашем городе? На усадьбе Ушковых на улице Казанской (ныне Октябрьской революции), 27. Ныне здесь стоят два здания, составляющие единую усадьбу Елены Константиновны Ушковой — памятник истории и культуры. Первое здание деревянное двухэтажное, где собственно и жил Павел Рудавский.

Фото автора.

Второе здание — кирпичная одноэтажная лавка. Оба дома выстроены по красной линии в строчке домов улицы Казанской, на нечётной стороне на участке между улицами Цюрупы (Телеграфной) и Новомостовой (Спасской).

Фото предоставлено автором.

Владельцем усадьбы по данным однодневных летних переписей Уфы в 1879 и 1886 годах был Филипп Стуколкин. После него сменилось несколько хозяев усадьбы: с 1888 года владела вдова, унтер-офицерская жена Евдокия Николаевна Реванец с пятью детьми и её сестра — мещанская вдова Анна Николаевна Соколова с четырьмя детьми. С 1894 года — вдова статского советника Мария Алексеевна Васильева.

По Раскладочной ведомости налогов на 1897 год хозяйкой изучаемого участка также была вдова чиновника Мария Алексеевна Васильева. Здесь находились следующие здания: деревянный дом с антресолями, деревянный двухэтажный флигель, крытый железом, изба и службы. В настоящее время их нет, значит, оба нынешних дома здесь были построены позже составления раскладочных списков.

По всей видимости, переход усадьбы № 25 (ныне № 27) от Васильевых к Ушковым произошёл в 1900 году. Причём время строительства нынешнего двухэтажного дома (в котором и жил Рудавский) зафиксировано чётко: разрешение из Уфимской городской управы на новую постройку дома на Казанской Ушкова берёт в 1900 году. Видимо, одновременно строится и нынешняя кирпичная бакалейная лавка, которая приносила доход хозяевам. Впрочем, рассматриваемая лавка-магазин на Казанской улице у Ушковых была не единственной.

По данным из справочника «Вся Россия» за 1900 год мы видим, что хозяин настоящего участка Дмитрий Филиппович Ушков вовсю торговал бакалеей на Верхнеторговой площади Уфы уже в 1900 году. Та же бакалейная торговля у него упомянута и годом раньше в «Уральском торгово-промышленном адрес-календаре» за 1899 год.

По Справочным книгам города Уфы в 1904, 1908 и в 1911 годах домовладение числится неизменно за мещанкой Еленой Константиновной Ушковой .

Почему? Дело в том, что семью постигла трагедия: сам уфимский мещанин Дмитрий Филиппович Ушков 20 октября 1904 года скоропостижно скончался от разрыва сердца. Похоронен на Сергиевском кладбище. Найдено упоминание минимум о шести рано осиротевших детях Ушковых: Варвара, Вера, Софья, Константин, Филипп (оставшийся двух лет после смерти отца) и дочь Клавдия, родившаяся уже после смерти отца. Всё это семейство проживало в одном из построенных в эти годы на усадьбе домов, вероятнее всего, во втором этаже главного двухэтажного дома (ныне № 27), остальные квартиры в доме сдавались внаём.

В разные годы начала ХХ века на данной усадьбе по улице Казанской проживали следующие известные уфимцы, отмеченные в Справочных книгах Уфы. Павел Владимирович Воронин – уездный землемер межевой комиссии; Вячеслав Николаевич Галактионов – уездный землемер; Иван Васильевич Кожевников – судебный следователь по важнейшим делам; Бронислав Дар.[отчество дано в сокращении] Нагуевский – товарищ прокурора Уфимского Окружного суда, он был также Председателем правления общества любителей пения, музыки и драматического искусства; Павел Михайлович Овчинников – частный поверенный; Николай Федорович Сысоев, один из преподавателей только что образованного в Уфе среднего специального учебного заведения – Учительского института; Илья Иванович Бартенев – полковник 190-го Пехотного Очаковского полка; и наконец самый известный жилец – Павел Павлович Рудавский – губернский инженер Уфы в 1906-11 годах, выдающийся уфимский архитектор. Как видим, именитых квартирантов было немало.

По Окладным книгам налогов с недвижимого имущества за 1916–1918 годы хозяйкою усадьбы является всё та же Елена Константиновна Ушкова.

Эпоха капитализма сменилась социализмом. Характерно, что во время гражданской войны на Е.К. Ушкову поступил донос от одного из жильцов, коему она сдавала квартиру. Досдавалась, называется. 24.10.1919 года в Управление 1-го района явился некий Данил Трофимович Агадюков, проживающий в Уфе по Б.Казанской ул., 25. Заявил, что домовладелица указанного дома гражданка Ушкова «в присутствии меня и других во всеуслышание распространяла пропаганду в противовес советской власти. Например, говорит, что белыми войсками заняты Петроград и Москва, в Уфе готовят квартиры для беженцев и Красной Армии. И говорит, что советская власть отживает последние дни и что если бы я была помоложе… У неё, Ушковой, два сына служат в армии Колчака добровольцами, и этим она заражает несознательные массы, а потому я просил бы пресечь. Сообщаю о том, что у Ушковой имеются фотографические принадлежности, которые можно было бы использовать для дела». Подпись – Агадюков.

Спустя четыре дня следователь вызывает нашу героиню и пишет Протокол дознания. «28 октября я опросил Елену Константиновну Ушкову, 54-х лет, которая показала, что я, Ушкова, «относительно советской власти ничего не имею, относительно городов ничего не говорила (…) Несколько раз тов. Агадюков говорил мне, что ты с меня за квартиру ничего не получишь и больше с меня за таковую не требуй, а то, если захочу, то не посмотрю, что ты хозяйка дома, а выдворю из такового…»

11 января 1920 года дело препровождено в Уфимский губернский Революционный Трибунал. А 29 января он 1920 г. он постановил: на основании акта об амнистии ВЦИК от 6.11.1919 по случаю второй годовщины Октябрьской революции дело по обвинению в пропаганде против советской власти производством прекратить. Любопытно, что не из «отсутствия состава преступления», что в общем-то очевидно, а «по амнистии».

Ещё любопытнее, что к делу вернулись аж в 1998 году, и точку в нём ставит Прокурор РБ гос. сов. юстиции 2-го класса Ю.Н. Титов. 13 ноября 1998 года, ЗАКЛЮЧЕНИЕ по материалам уголовного дела арх. № 322-1-654: «Достоверных доказательств, что Ушкова Елена Константиновна 1865 г.р. г. Уфы, домохозяйка проводила контрреволюционную пропаганду против советской власти в деле не имеется, она привлекалась к уголовной ответственности необоснованно. На неё распространяется действие Закона РСФСР от 18.10.1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий». Данных о реабилитации и родственниках не имеется. Справка не направлялась».

Несмотря на такое висение на волоске, в первую волну социалистической муниципализации начала 1920-х годов на усадьбе Ушковых ничего национализировано не было. По Всероссийской городской переписи 1923 года сей городской участок принадлежит всё так же Елене Константиновне Ушковой. Здесь располагаются: два деревянных двухэтажных дома для жилья, каменный одноэтажный склад, деревянный двухэтажный амбар, деревянный одноэтажный погреб. Проживало на усадьбе всего 49 душ (25 мужского пола и 24 женского), это 12 семей в шести квартирах.

А вот по Всесоюзной переписи населения 1926 года усадьба хоть и во владении Елены Константиновны Ушковой, но каменная одноэтажная лавка (до недавнего времени небольшой продуктовый магазин) принадлежала уже некой нэпманше Идее Радимовне Тимербаевой. Почему это довольно больших размеров уфимское городское домовладение так задержалось в частных руках, равно как и время отъёма усадебного комплекса у Ушковой – неизвестно. Дальнейшая судьба Елены Константиновны неизвестна.

По воспоминаниям краеведа Анатолия Чечухи, примерно в начале 1970-х годов в деревянном двухэтажном здании произошёл разрушительный ремонт, при котором предположительно и была утрачена вся подлинная резьба, старинные наличники были заменены на новые примитивные. И действительно, деревянное здание ныне выбивается из общей чреды довольно украшенных резьбою зданий парадной строчки Большой Казанской.

Не известна до конца и судьба самого знаменитого квартиранта усадьбы Ушковых Павла Рудавского.

Фото предоставлено автором.

Когда строительство Аксаковского Народного Дома было близко к завершению, он навсегда покинул Уфимскую губернию. В 1911-19 годах он служил губернским инженером Харьковской губернии, где и умер или был убит в 1919 году. По другим источникам он всё же принял участие в гражданской войне, служа в Вооруженных Силах Юга России по ведомству министерства внутренних дел, сумел эвакуироваться из России незадолго до Крымской катастрофы и умер летом 1920 года на острове Антигон в Мраморном море на руках у жены и четырёх дочерей.

* * *

Согласно Постановлению СМ БССР за № 254 от 11.11.1991 г. оба здания Усадьбы Ушковой под № 27 входят в Охранную зону ул. Октябрьской революции (Казанской).


Назад в раздел Печать

Присоединяйтесь к обсуждению новости в наших группах в социальных сетях: ВК и инстаграм

Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!
Чтобы проголосовать за материал, необходимо авторизоваться на сайте
(Нет голосов)





Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: