Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Дмитрий Эйгенсон

медиаменеджер, посол ЖЖ в Башкортостане

22.03.2013 10:54:39

Иногда новым друзьям за чашей грога я люблю рассказывать историю, как меня терроризировал звонками на мобильный телефон Михаил Боярский. Сегодня я поведаю эту историю и вам, уважаемые старые и новые читатели моей пятничной электроколонки!

Когда-то, когда деревья были большими, а Международными детскими играми в Башкирии еще и не пахло, я занимался в нашем городе организацией самых разных мероприятий. Скажу больше, ивент-агентство, которое мы тогда основали с товарищем, довольно быстро набрало обороты и уже вскоре после старта мы один за другим открывали автосалоны и торговые центры, проводили ночи шопинга и корпоративные чемпионаты, дарили цветы президентам республик и нефтяных компаний, словом, чувствовали себя вполне неплохо.

Одного лично мне не хватало для рабочего счастья – концертов. Мне тогда хотелось привозить в Уфу крутых звезд: раммштайнов, кобзонов, морбид энджелов и софи лорен. На худой конец, Децла, Кристиана Рея и Ван Моо с песней «Колхозное техно». Хотелось выполнять бытовые и технические райдеры, договариваться о привозе бульона из лесных куропаток в люкс «Президент-отеля», возмущаться плохо помытым лимузином для звезды (никаких «мерседесов», только «линкольн»!) и, стоя за кулисами, в щелку между шторами тихонько окидывать партер взором и мысленно подсчитывать барыши.

Мой компаньон, как человек сугубо практичный, к моим продюсерским прожектам отнесся с прохладцей, даже пару раз украдкой зевнул, когда я живописал ему перспективы гастрольного бизнеса. Я решил, что все равно кого-нибудь привезу, пусть даже и сам. (Время показало, что, конечно, мой компаньон был прав, а концертный бизнес - это большая лотерея, ну, да не об этом речь.)

И в этот самый момент раздается телефон моего новехонького телефона «Нокия – мобила - тридцать три - десять» и само провидение голосом моего старого знакомого А. предлагает мне встретиться и обсудить привоз какой-нибудь звезды на мой вкус. Ура! Встречаемся. Оказывается, что А. давно дружит с некоей полусиловой структурой, у которой в самом обозримом будущем намечается круглый юбилей,  и пройдет он ни много, ни мало -  в Оперном театре и будет широко освещаться по ТВ, на радио и в печатных СМИ. А знакомый мой дружит с этой структурой на таком уровне, что денег дарить неудобно, а удобно и хочется подарить выступление звезды на юбилейный концерт.

Я мгновенно вспоминаю, что друзья недавно привозили в Уфу Боярского, и стоил он совсем не дорого. Звоню им, они дают инструкции: набираешь такой-то питерский городской номер, там автоответчик. Оставляешь сообщение, кто ты, да откуда, какой вопрос, а через некоторое время тебе перезванивает супруга Михаила Сергеевича, Лариса. Вот с ней, мол, и обсуждаешь все тонкости.

Набираю, идут долгие гудки, вдруг вместо автоответчика слышу знакомый с горшка голос с нездешней хрипотцой: «Алло! Алло! Слушаю вас!»

- Здравствуйте… М-м-михаил Сергеевич? – робко спрашиваю я.

- Да, да! Слушаю вас! – говорит Д’Артаньян.

- Здравствуйте, Михаил Сергеевич! Меня зовут Дмитрий Эйгенсон, я из Уфы и я хочу поговорить о вашем приезде к нам с выступлением.

- Минуточку…

Трубка кладется на стол, слышу, как по квартире шаркают тапочки, хлопают двери, Боярский кричит в коридор: «Лора, положи в столовой трубку», и разговор продолжается.

- Слушаю вас!

- Здравствуйте, Михаил Сергеевич! Меня зовут Дмитрий Эйгенсон, я из Уфы и я хочу поговорить о вашем приезде к нам с выступлением такого-то числа на корпоратив такого-то ведомства, – еще раз мямлю я, подавленный величием события.

- Это будет стоить двадцать тысяч евро, - чеканит народный артист. - И вам придется поторопиться с ответом, послезавтра я «Красной стрелой» отбываю в Москву на съемки программы «Две звезды»!

Я понимаю, что сумма примерно в два раза отличается от той, на которую мы рассчитывали, и что платилась в прошлый раз. Видимо, съемки в «Двух звездах» сразу дают двухкратный рост гонораров этих самых звезд. Ок, начинаю вежливо съезжать.

- Спасибо за согласие, Михаил Сергеевич, я обсужу с заказчиком ваши условия и сообщу вам о его решении. Спасибо за то, что уделили время лично!

- Дмитрий, помните, что послезавтра я уезжаю на съемки программы «Две звезды» в Москву и вам надо поторопиться! (Кладет трубку.)

Естественно, когда я озвучиваю сумму заказчику, он включает задний ход, и мы принимаем решение везти «Землян», которые стоят примерно, как Боярский, когда ему было 15 лет. Я честно дважды снова звоню в Питер, чтобы сообщить об отказе, но на этот раз ни родного голоса, ни даже автоответчика на том конце нет – длинные гудки. Благополучно забываю об этой истории, как вдруг в один довольно интимный момент мой телефон «нокия-мобила - тридцать три - десять» заливается трелями, а на экране высвечивается, что абонент не определен. Беру трубку и слышу:

- Дмитрий, это Боярский!

- З-з-здравствуйте, Михаил Сергеевич!

- Что вы решили?

- Э-м-м-м… дело в том, что заказчику сумма гонорара показалась великоватой, и он пока думает, - плету я, стараясь не задеть самолюбие великого артиста.

- Вы должны помнить, что завтра я уезжаю в Москву на съемки программы «Две звезды», и вам надо поторопиться, потом это может стать дороже, - рубит Михаил Сергеевич.

- Да-да, хорошо, конечно, я потороплю заказчика!

- Прощайте, Дмитрий! (Трубка бросается).

После этого разговора я почувствовал себя законченным негодяем, который обманывает любимого актера, чтобы не расстроить его чувства. Если б это зависело от меня, то, конечно, я бы заплатил и 20, и 30 тысяч евро, или даже кувейтских динаров, лишь бы самолюбие и чувство собственного достоинства стареющей звезды не оказались задетыми. Будь у меня много денег, возможно, я бы пачками привозил в Уфу звездных пенсионеров на творческие вечера, концерты, или просто так и платил бы первые ими названные суммы. Любые. Но, увы…

Но это сейчас, а тогда обстоятельства довлели над всеми участниками описываемых событий, и когда на монохромном экране моего телефона вновь высветилось «Абонент не определен», я не стал брать трубку.  Кстати, именно в тот момент я осознал, что свой номер Боярскому я не оставлял! Работает старая гвардия!

На этом история закончилась, а «Землян», кстати, мы тоже так и не привезли – организаторы корпоратива сказали, что у ВИА слишком много аппаратуры, и они не смогут разместить их на одной сцене с ансамблем танца им. Гаскарова. Выбрали гаскаровцев.

Боярский с тех пор в Уфу так и не приезжал, но я в любое время дня и ночи готов ответить на звонок моего мобильного телефона и жду, что знакомый хриплый голос скажет мне: «Дмитрий, это Боярский, я не сержусь…»

В рубрике «Колонка» публикуются тексты, которые выражают личное мнение публициста - автора колонки, не всегда совпадающее с официальной позицией редакции «Общественной электронной газеты», ИА «Башинформ», каких-либо органов государственной власти.

Все статьи автора Печать

Если вы заметили ошибку в статье, сообщите об этом в редакцию, выделив мышью слово с ошибкой и нажав Ctrl+Enter. Ваша помощь в улучшении материалов для нас неоценима!



Авторизуйтесь или войдите через любой соц. сервис для комментирования и оценки материалов: