Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Чиновников разложат по рейтингу и от этого будет зависеть их зарплата

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
Чиновников разложат по рейтингу и от этого будет зависеть их зарплата
Работу чиновников должны оценивать независимые эксперты и общественность, а результаты такой оценки - влиять на оплату труда служащих, считают в Федеральной антимонопольной службе.

О том, как можно заставить чиновников перейти на такую схему, что выиграют от этого граждане и страна, в интервью "РГ" рассказал статс-секретарь, заместитель руководителя ФАС Андрей Цариковский.

Российская газета: ФАС недавно стала инициатором любопытной идеи - внедрить в органах госвласти систему менеджмента качества. Что это такое и зачем нужно?

Андрей Цариковский: Сейчас качеству государственного управления уделяется много внимания. Претензий к чиновникам у всех довольно много. Но ведь нельзя сказать, что они мало работают или их не контролируют. Наоборот, иногда количество проверяющих превосходит число самих чиновников и растет в геометрической прогрессии, а ситуация от этого в лучшую сторону не меняется.

В госорганах трудится много квалифицированных специалистов, опытных руководителей, нередко все держится исключительно на них, и как только такой человек уходит на другую работу, система дает сбой. В ведомства "заливаются" деньги, но "чиновничья машина" все равно барахлит, потому что проблема кроется в самой системе управления. Это как двигатель внутреннего сгорания в автомобиле - если он неисправен, сколько ни жми на газ, ни заливай горючего, машина быстрее не поедет. В своем ведомстве мы стремимся создать пример современной, качественной системы государственного управления работающей для граждан и в интересах граждан, в интересах потребителей. Мы видим, что наш опыт может быть полезен в целом для реформирования системы исполнительной власти страны. В органах госвласти нужна система нормального рабочего менеджмента, управления, которую мы и предлагаем внедрять.

РГ: А как это выглядит на практике?
Материал публикуется в авторской редакции. Читать версию статьи из номера

Цариковский: Существует базовые принципы менеджмента, которые нашли отражение в специальных стандартах. Их разработкой занимается Международная организация по стандартизации - ИСО. А подготовленные ей правила известны как стандарты, например, серии ИСО 9001.

Они описывают требования к системе менеджмента качества организаций и предприятий. В частности, в ней есть несколько механизмов самосовершенствования - внутренние аудиты, анализ со стороны руководства, обратная связь от потребителей и прочее. Все это дает возможность постоянно улучшать деятельность организации. Бизнес этим пользуется давно и успешно, в том числе и российский. Возможно, заходя во многие фирмы, вы видите у них наклеечку - "ИСО 9001". Это значит, что фирма внедряет у себя такие стандарты, получила соответствующий сертификат. По таким стандартам должны работать и чиновники.

РГ: Но разве можно сравнить работу коммерческого предприятия и, например, вашего ведомства?

Цариковский: А какая по большому счету разница между нами и соседней химчисткой? Их задача - вежливо обслужить клиента, хорошо почистить костюм. Наша - принять и рассмотреть ходатайство в сроки. Мы тоже оказываем услугу, только государственную. И должны работать так, чтобы клиенты, в нашем случае граждане и организации, были довольны, потому что существуем на деньги налогоплательщиков.

Но бизнес внедряет стандарты самостоятельно, потому что если у компании не будет эффективной системы управления, она станет неконкурентной и разорится в одну секунду. У госорганов такой конкуренции нет, каждый является монополистом. Поэтому для них такая система должна внедряться насильно. Современный системный менеджмент должен прийти и в органы власти.

РГ: А почему именно ваша служба выступила с такой идеей?

Цариковский: Дело в том, что мы уже прошли часть этого пути. Нагрузка на ведомство в последние годы увеличилась, а чтобы с ней справиться, надо было либо увеличивать штат, либо думать, как повышать эффективность работы. Мы решили начать с главного, с построения эффективной системы управления в службе, стали менять принципы и подходы к работе, искать лучшие решения в менеджменте.

И за последние годы многое в этом направлении сделали. Правильно структурировали свою службу, сделали свод показателей службы в целом и каждого подразделения, ввели рейтингование отдельных управлений, сформировали систему оценок нашей работы, в том числе внешних, мы уже пять лет ведем ежегодный мониторинг мнений наших потребителей (граждан, организаций) . А все это и есть элементы стандартов системы менеджмента качества. А потом мы задумались: почему бы то, что мы делаем для себя, не попробовать использовать в работе всех госорганов. Глава ФАС Игорь Артемьев возглавляет рабочую группу "По оптимизации структуры и функций федеральных органов исполнительной власти" при правительственной комиссии по административной реформе. Он высказал на ней наше предложение, оно было поддержано.

РГ: То есть чиновники должны будут взять на вооружение те же правила, которые применяются в бизнесе?

Цариковский: Не совсем. Хотя стандарты ИСО и являются некой универсальной формулой, для госорганов все-таки нужна их адаптация. Понятно, что у них, тем более в России, есть и будет своя специфика.

Стандарт - это, образно говоря, скелет. Но на него еще надо нарастить мышцы, расписать дорожку, как к нему идти. Требует уточнения терминология, надо конкретизировать сами процессы. Поэтому пока мы объявили конкурс на разработку методологии, подходов к формированию таких стандартов. Если окажется, что такая работа востребована, и правительство примет решение, то специальные организации разработают сами стандарты.

РГ: Но госорганы-то разные, а стандарты для них будут одинаковые?

Цариковский: Стандарты - это универсальные требования. Они описывают не сам производственный процесс, а требования и принципы его организации. . "Продукция" на выходе может быть и разная. Но у всех должно быть планирование, расписаны процессы, налажена оценка качества, осуществляться анализ деятельности каждого подразделения и разрабатываться улучшения. При этом, всё это должно соотноситься с мнением реального потребителя, не абстрактного среднестатистического, а именно приходившего к вам, адресно требующего защиты своих прав. Зачастую у нас статистика показывает рост ВВП, рост рождаемости, ведомства рапортуют о реализованных программа, проектах, и вроде все благополучно, но гражданин, выходя на улицу видит совсем иную жизнь. Возможно это звучит удивительно, но сейчас в системе исполнительной власти практически отсутствуют эффективные механизмы обратной связи с гражданами, заказчиками государственных услуг. Тем более, вы практически не найдете случаев, чтобы такое мнение гражданина напрямую влияло на оценку работы ведомства.

РГ: И кто должен выставлять оценки качеству работы чиновников?

Цариковский: Как я сказал, стандарт определяет потребителя главным цензором деятельности организации. Для себя мы делим потребителей на внутренних и внешних. Внутренние это наши подразделения, все они друг для друга в той или иной мере поставщики и потребители и должны ориентировать свою работу на качественное взаимодействие внутри службы, это позволяет нам вести постоянную работу по оптимизациинаших расходов, затрат, повышая эффективность. Внутренняя оценка выставляется на основе разработанных для каждого ведомства собственных критериев. У нас существует группа внутреннего аудита, состоящая из сотрудников ведомства. Мы для этого специально организовали их учебу, от каждого подразделения - по нескольку человек. Сотрудников обучают, как проводить анализ работы своего подразделения, проверять его деятельность, расписывать и оценивать все процессы. Такая группа помогает не забывать, что стандарт - это не разовое событие.

Внешняя оценка у нас проводится по нескольким направлениям. Во-первых, каждый год силами экспертного сообщества проводится независимое исследование. Они осуществляют своего рода "контрольные закупки" под видом простых потребителей. Во-вторых, мы ежегодно проводим опросы бизнес сообщества об отношении к нам, удовлетворенности нашей работой, спрашиваем, считают ли они службу коррумпированной, или нет, просим высказать свои пожелания и замечания. В-третьих, служба участвует в международном рейтинге эффективности деятельности антимонопольных ведомств, который публикуется во влиятельном международном издании "Всемирный обзор по конкуренции". В этом году мы заняли в этом рейтинге 19 место. Причем, включение в него начинается с оценки "удовлетворительно", а организации с более низкими оценками в этот список просто не попадают. При этом среди тех ведомств, которые получили аналогичную оценку, рост эффективности деятельности был отмечен только у ФАС России и конкурентного ведомства Венгрии.

РГ: А кто, по-вашему, должен оценивать работу других ведомств?

Цариковский: Это можно определить в зависимости от функций ведомства. В положение о ведомстве, выписываются все потребители его услуг, между ними выстраивается иерархия, и дальше для каждой группы разрабатываются свои методы мониторинга. У нас есть органы власти, определяющие политику конкретных отраслей. Соответственно, представители этих отраслей должны быть задействованы в опросах. А есть ведомства, например МВД, работа которых должна оцениваться населением России в целом. Идеология стандарта - это ориентация на потребителя. Она всегда держит орган "на земле", не позволяет ему оторваться от реальности. Особенностью нашего ведомства является то, что мы влияем на благополучие гражданина опосредованно, не напрямую, а через развитие конкуренции, через рынок, но и в этом случае мы ведем опрос граждан обращающихся к нам с жалобами, чтобы понимать их мнение о качестве нашей работы. Но среди органов власти подавляющее большинство тех, чья деятельность должна нести прямую полезность развитию благополучия населения. Если ты удовлетворил потребителя, значит, сработал качественно, это должно стать главным критерием оценки работы ведомства.

РГ: А когда все так работают, выигрывает не только потребитель, но и страна?

Цариковский: Конечно. Это вопрос международной конкуренции. Эффективная, слаженная и выверенная система госуправления, когда ничего нигде не хромает, нет лишних и недостающих звеньев, влияет на приток инвестиции, на рейтинги страны на международной арене в целом, помогает быстро и гибко реагировать на внешние вызовы.

Кстати, со стандартами ИСО во многом совпадают методики, на основе которых составляются рейтинги делового климата. Переход на стандарты для страны - это примерно то же самое, что вы начинаете говорить на английском языке. И шансы, что вас поймут деловые партнеры во всем мире увеличиваются.

РГ: Предположим, стандарты для чиновников разработают, но где гарантия, что их будут применять?

Цариковский: Мало "согласиться" с внедрением стандарта, хорошей мировой практикой стало подтверждение соответствия этим нормам. Для этого надо получить специальный сертификат, который выдают международные сертифицирующие организации. Получение такого документа сродни присвоению рейтинга. "Соискателя" изучают специальные комиссии, которые смотрят, что уже сделано, выявляют недостатки, выдают рекомендации.

РГ: У ФАС такой сертификат есть?

Цариковский: Пока нет. Но с конца прошлого года мы начали готовиться к прохождению сертификации на соответствие требованиям международного стандарта менеджмента качества ИСО 9001. Насколько я знаю, для крупной федеральной организации в России, это пока первый опыт, в лучшем случае сертифицирован отдельный департамент или программа и это, это единичный случай. В целом в стране таким сертификатом обладают буквально нескольких госучреждений. Но и это, как правило, небольшие муниципальные образования.

Кстати, опыт внедрения стандартов и сертификация госорганов есть во многих развитых странах. Тотально сертифицирована - начиная с федеральных органов власти и до последнего муниципалитета - Япония. По этому пути идут Евросоюз, Канада, Австралия. В США специально для органов госвласти на уровне президента существует национальная премия в области качества. Мы считаем, что и у нас есть смысл на основе стандартов создавать свой национальный рейтинг ведомств.

РГ: Он будет влиять на оплату труда чиновников?

Цариковский: На мой взгляд, это было бы неплохо. Хороший ученик всегда должен получать конфету, а плохой - идти в угол. У себя в службе мы такие решения, исходя из внутреннего рейтинга, приняли. Так, средства, направляемые на премии, решение жилищных вопросов, улучшение материально-технической базы подлежат четкой дифференциации в зависимости от результатов, показываемых в рейтинге тем или иным управлением. А если его руководитель не учитывает в своей работе итогов, и на следующий год снова показывает плохой результат, выводы могут быть еще более жесткими. В этом году по десяти теруправлениям, занявшим наихудшие места в рейтинге, Игорь Артемьев разослал, как мы у себя говорим, "письма счастья". Он выразил глубокое неудовлетворение их работой и предупредил, что если ситуация не изменится, то будет решаться вопрос о соответствии занимаемой должности. А десять лучших управлений получили грамоты и солидные средства на стимулирование.

РГ: А к сокращению количества чиновников внедрение такой системы приведет?

Цариковский: Как правило, внедрение таких стандартов ведет не к тому, чтобы кого-то сократить или, наоборот, взять на работу, а к тому, что любое решение - связанное как с сокращением, так и с увеличением численности - становится обоснованным, понятным.
вопрос ребром

Российская газета: Недавно ФАС сообщила, что за три года количество дел, связанных с картельными сговорами, выросло в четыре раза. Вы как-то будете в связи с этим пересматривать свою работу?

Андрей Цариковский: Думаю, пока нам хватит тех наработок, которые уже есть. Именно благодаря им, и произошел такой рост по картельным сговорам.

Это направление мы усилили в 2008 году, когда стало ясно, что на кончике пера мы понимаем, что картели есть, но доказать их существование совершенно невозможно. И тогда мы перешли к новым методам борьбы. Это была достаточно кропотливая работа, она заняла около двух лет, мы очень много внимания уделили обучению сотрудников, фактически специализировали часть коллег на работе с картелями и проведении антикартельных расследований. Начали внедрять математический анализ сговоров, что очень помогло при отстаивании нашей позиции в судах.

Кроме того, ФАС получила четко прописанные права при расследовании картельных сговоров. Например, на проведение так называемых "рейдов на рассвете" - они неожиданны для хозяйствующих субъектов, и даже у нас подготовка к ним идет в очень закрытом режиме, о них знает ограниченный круг лиц. Были приняты программы смягчения, освобождающие от наказания за нарушение того, кто первый расскажет о существовании картеля. И в ситуации с известным делом по химическим картелям новые владельцы предприятия предпочли не наследовать "скелеты в шкафу", а добровольно раскрыть информацию о том, что происходило раньше. Тем самым они очень помогли расследованию дела. Создан антикартельный сайт, через который можно сообщить в наше управление об имеющейся информации.

РГ: В прессе была информация, что ФАС подготовил изменения в закон о торговле. В чем их суть?

Цариковский: Это поправки, развивающие закон. Он принимался в достаточно жестком противостоянии поставщиков и сетей, в сжатые сроки и изначально нес в себе много компромиссов.

Поправки касаются двух вещей. Во-первых, торговым сетям запретят взимать с поставщиков дополнительные бонусы. Главная цель такого изменения - дать возможность участвовать в региональной торговле малому и среднему бизнесу.

Во-вторых, будет более четко прописана норма о доминировании. Сейчас сеть не имеет права приобретать или строить новые магазины, если ее доля в границах муниципального образования превышает 25 процентов. Эта норма принималась для того, чтобы стимулировать конкуренцию в торговле и одна сеть не могла поглотить весь муниципалитет. Но получается, что если доля на рынке менее определенного законом порога, сеть может нарастить свое присутствие. Сейчас мы эту статью уточняем - запрещается открывать новые магазины в арендованных помещениях или покупать другие объекты, если в результате доля на рынке превысит 25 процентов. Это является гарантией того, что при любом раскладе в границах одного муниципалитета всегда будет не менее четырех игроков. Для потребителя такая конкуренция всегда плюс, это единственный и самый безболезненный способ влиять на цены без использования "ручного механизма".