Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Как я нашла $40 000 на стартап в Кремниевой долине Рассказывает студентка МФТИ

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
Как я нашла $40 000 на стартап в Кремниевой долине Рассказывает студентка МФТИ
Как я нашла $40 000 на стартап в Кремниевой долине
Рассказывает студентка МФТИ


О том, как Анастасия Уряшева разработала программу AskDroid и получила приглашение на курсы бизнес-инкубатора Plug & Play в Кремниевой долине, читайте здесь и здесь

Программа в Plug & Play — не приятная жизнь на всем готовом, а прямо наоборот. Все расходы на нее мне пришлось обеспечить самой.

Участие в программах бизнес-акселераторов платное: они берут деньги за обучение или требуют от 7 до 14% акций стартапа. Причем чем акселератор престижнее, тем большую долю он забирает. За трехмесячное обучение Plug & Play предлагает на выбор — заплатить $10 000 или отдать 10% акций. Добавим сюда проживание, питание и перелет. Общий бюджет поездки составил почти $20 000. Ни у меня, ни у моих родителей таких денег не было и близко: для нашей семьи это, пожалуй, бюджет на полгода, а уж какие доходы у студентки Физтеха… Словом, когда я получила письмо о приеме в Plug & Play, мне сразу пришлось бросаться искать деньги. На это у меня было всего три недели, иначе пришлось бы отказаться от поездки.



Сперва я пошла в государственные агентства развития. Это же их задача — поддержать российский стартап, который привлечет инвестиции, будет развиваться и и создаст рабочие места? Если бы! Я обратилась в два агентства развития (об их названиях умолчу). Первое мне вообще не ответило. Второе вежливо попросило подробный список моих расходов, а затем стало его сокращать. В итоге это агентство отказалось оплачивать участие в программе и согласилось взять на себя только половину расходов на проезд и проживание, если я найду компанию, которая оплатит оставшееся. Получилось, что они готовы покрыть около 20% моих расходов. В чем смысл такой помощи? Если я смогу найти 80% суммы, возможно, я смогу найти там же и еще 20%. Словом, государство мне никак не помогло.

В результате я оказалась в ситуации, когда хочешь или нет, а надо искать инвесторов. Я начала переговоры с бизнес-ангелами и столкнулась с новыми проблемами. Российские «ангелы» не понимали, как работает общепринятая инвестиционная схема Кремниевой долины. Но к этому времени я уже поняла, что делать стартап надо строго по правилам, которые приняты в Калифорнии. Иначе вызовешь недовольство венчурных капиталистов, как было во время моего разговора с Полом Грэмом из Y Combinator. Нестандартные схемы раздражают инвесторов и в конечном итоге выливаются в большие юридические расходы на исправление ошибок.

Бизнес-ангелы и венчурные капиталисты, вопреки общему мнению, не очень дружат. Они конкурируют за одни и те же стартапы. Бывают ситуации, когда компании успешно развиваются на деньги, взятые только у ангелов, а в венчурные фонды вовсе не обращаются. Но, в отличие от фондов, ангелы не могут оперировать миллионами и тоже часто нуждаются в их помощи. А фонды очень не любят, когда акциями стартапа владеют не только основатели и их сотрудники, но и сторонние инвесторы.

В итоге был выработан компромиссный документ, регулирующий отношения между основателями, ангелами и венчурными капиталистами — convertible note («конвертируемое денежное обязательство»). Ангел дает стартапу деньги в долг, который автоматически превращается в акции только в двух случаях — если привлекается венчурное финансирование или если компания продается. Если за полтора года не случается ни того ни другого, ангелы могут получить свои деньги назад с небольшим процентом (в моем случае это 3,18% годовых, больше нельзя по калифорнийскому законодательству). Но обычно они не забирают деньги, а договор продлевается.

Итак, я убеждала инвесторов работать по схеме Кремниевой долины, но они отказывались. Чаще всего я слышала от них: «Я хочу не бумаги (convertible note), а реальную долю компании за свои деньги — и не меньше 5%». Бизнес-ангелы опасались, что не смогут защитить свои права. Неприятным сюрпризом для меня стало и то, что очень многие инвесторы, называющие себя ангелами, оказались не при деньгах или предлагали сразу заключить соглашение, а средства предоставить когда-нибудь потом.

После долгих и очень изнурительных переговоров я нашла трех инвесторов, которые согласились играть со мной по международным правилам и выделили $40 000 на мой стартап.

Возможно, вы думаете, что я была рада, когда нашла инвестиции? Нет, радости не было. Было и остается ощущение, что я взвалила на себя ношу, которую теперь надо нести, хочешь или нет. Если б агентства развития не жались, я еще могла бы себе позволить неудачу. Деньги инвестора — это не подарок, их надо отрабатывать. А на $40 000, которые я подняла, бизнес не построишь. В результате я вынуждена искать новые «ангельские» деньги на тех же условиях прямо сейчас, иначе сгорят и те, что я уже взяла.

Так я встала на дорогу, предполагающую только один путь: создать успешный бизнес.