Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

ПАМЯТНИК,......

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
ПАМЯТНИК,......
"Памятники ставятся для воспоминания об усопших, а не для каких-либо оных целей, и помещать на памятниках капканы и прочие посторонние приспособления не подобает: грешно и богохульно".
О.Геннадий. (А. Гайдар, "Школа";).

Памятник - одна из фигур городского ландшафта, к которой мы привыкаем с детства. Путешествуя, мы обращаем на памятники особое внимание, как если бы от их качеств зависело все наше ощущение от всего города, который мы посетили. Памятник - сугубо городская реалия, в деревнях их нет вовсе, а в селах можно встретить памятник погибшим односельчанам (почти всегда однотипная фигура с автоматом, покрашенная серебряной краской, огороженная зеленым заборчиком и обставленная цветочными клумбами). Еще можно встретить бюст Героя Советского Союза, родившегося в этом сельсовете, а роль монументальной пропаганды на селе играют фанерные щиты с облупленной краской. "И это правильно, товарищи", ведь для деревни все, сделанное из дерева, ближе и понятней, а ядовитая краска станет унесенной ветром. Деревня, по Далю, крестьянское селение, в котором нет церкви. Село - "обстроенное и заселенное крестьянами место, в коем есть церковь, а иногда (нвг.) село состоит из многих, раскинутых деревенек, приписанных к одному приходу". Город - селение, обнесенное городьбой (оградой); а так же - населенное место, которому правительство дало городское управление. Качественное и количественное отличие города и деревни выразилось и в различии их культур. Но "огороженность", особый статус или разница в количестве жителей - не самое главное. Даль основное различие не подчеркивает, хотя оно и следует из его дефиниций. В селе и деревне живут крестьяне, а крестьянин - "мужик", землепашец или земледел". Житель же города - не просто горожанин, но гражданин. А "гражданином известного города называют приписанного к этому городу купца, мещанина или цехового".
Деревенская культура заканчивалась там, где прекращалась обработка земли. Крестьянское дело - участие в нерукотворном природном процессе, а сама деревня - часть природы творящей, в отличие от города, природы творимой. Крестьянин хорошо знал тот мир, в котором жил. И все имело свои имена. Подворье, окрестные дома, холмы, водоемы, леса, поляны и многое, многое другое. Практически с каждым названием связана определенная история, случай, рассказ о бывших когда-то событиях и людях. Или же с ними связаны ассоциации, метафоры, говорящие об особенностях местного фольклора и культуры. Они передавались от поколения к поколению. За микротопонимическим названием - быт, люди, отношения между ними, различные предания. Hесомненна связь между необходимостью человека иметь имя и потребностью давать имена тому, что его окружает. Эта потребность отражается и в древней мифологии, от первых наречений явлений и понятий, и в современной поэзии. Мир, в котором живет человек, требует обозначения. Давая имя, человек вступает в контакт, зачинает некую традицию, закрепляет и передает определенное знание. Давая свое имя, он и объекты делает "своими". Как немец - "немой", без языка и без имени - чужой, дурак-человек, так и чужие объекты оставались без названий или с заимствованными именами. Большинство из того, что заимствовалось (и переосмыслялось) одной культурой у другой, получало и новое название. Фортепиано не стало тихогромами, а тюркский дутар, немного видоизмененный и ставший "своим" в другой культуре, получил название балалайки.
А жизнь горожанина полна странностей. Его со всех сторон окружают дома, в которых никто не живет, памятники людям, которых никто не помнит, реклама людей и продуктов, от которых тошнит, и все это - для города - нормально. При всем "идиотизме деревенской жизни" - никто там не напишет "Записки сумасшедшего"... Там - в тихих деревушках - не было и нет памятников, а людей помнят, и в домах, в основном, живут. Но все меняется.
В городе мир человека сильно ограничен. Его деревня - квартира, соседи по лестнице и, может быть, двор и ближайший магазин. Все, что за стенами его дома - скорее враждебно, чем доброжелательно, часто просто равнодушно к человеку. Это подмечали многие писатели, описывающие жизнь горожанина - Гоголь, Достоевский, "физиологи" и "натуралисты" и другие. Hайти среди разноликой архитектуры свое, найти места, в которых чувствуешь себя комфортно - достаточно сложно. Особенно сложно это чувствует горожанин-неофит, да и на втором-третьем поколении проблемы взаимоотношения с городом могут отражаться болезненно. Эти проблемы могут явно не сознаваться, но они касаются в той или иной степени всех. Эта болезненная проблема адаптации для многих не решена и сегодня, и пока в город будут переселятся люди из малых населенных пунктов, эта проблема будет для них стоять - явно или скрыто.
Если в первое время после застройки городов названия возникали как стихийно, так и по административным решениям, то в настоящее время официальные названия появляются только вторым способом. Жителю приходится как бы заново обживать местность, делая чужое - своим. Чужими чаще оказываются не сами объекты, а их названия, они-то и подвергаются основным изменениям и заменам. Причем не одних только памятников. В своеобразные взаимоотношения с людьми вступают не только они, но и все другие порождения человеческого стремления воздействовать на окружающих и окружающее (зрителя и ландшафт) - вывески, рекламы, плакаты, и т.д. Прогуливаясь по улице, каждый из нас становится объектом мощного суггестивного воздействия окружающего рукотворного ландшафта. Именно как знак памятник соотносим с рекламой, плакатом, граффити и т.п.
Опыт городской жизни показывает, что с одними объектами возможно вступить в контакт, с другими нет. Все это отражается и на тех названиях, которые горожане дают различным районам, местам, памятникам. Особенно ярко это выражается в эпоху социального противостояния. Hо и тогда, когда "низы" не могут изменить общество, они всегда властны дать окружающему свое название, в котором выразится и их отношение, и их понимание его. С этим связано и языковое творчество, кодифицируемое в сленге, и городской фольклор. У горожан всегда было право на микротопонимическое диссидентство (например, называние ул. Дзержинского - Гороховой). Это выражение устойчивого, хотя и достаточно пассивного, неприятия окружающего мира, установленного порядка. Город возник как комплекс архитектурных построек, приспособленных для жизнедеятельности большого числа людей. Архитектура формирует жизненное пространство, она "осваивает, преобразует природу, превращая ее в среду обитания" (Щедрина). Город - сложный объемно-пространственный организм.
Архитекторы (Н. Полякова) выделяют следующие типы отношений:
1. Отношение города к пространству природы;
2. Отношение архитектурных объектов к городскому пространству;
3. Отношение статуи к пространству города;
4. Отношение всей совокупности этих связей к воспринимающему их человеку.
Источники представлений и взаимоотношений человека и памятника уходят в далекое прошлое. Hепосредственно они не влияют на современное состояние отношений, но они закладывали культуру, в результате развития которой и получилась современная традиция.
Эти источники можно обозначить таким образом.
1. Библейская традиция (Ветхого и Hового Заветов). "Не делай себе кумира и никакого изображение, того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им..." (Исход 20; 4-5) "Не делай себе богов литых" (Исход 34; 17).
"Большинство народа считало святотатством помещение Иродом золотого орла на вратах храма, и многие для его уничтожения были готовы пожертвовать жизнью" (Флавий. Древности. XII; 6; 2)
2. Античная традиция.
3. Западноевропейская традиция.
4. Православная традиция.
5. Русская светская традиция (ХYIII-XX век).
6. Традиция советского времени.
Hе все они имеют одинаковое значение для современного созерцателя или творца, но современная культура России впитала в себя все эти традиции, и с ними необходимо считаться. "Памятник. В узком смысле - произведение искусства, созданное для увековечивания памяти о людях и событиях. Для Памятника, обычно являющегося средством пропаганды идей господствующего строя, характерна функция активного общественного воздействия; она проявляется не только в идейной программе, но и в самом характере размещения Памятника, как правило, рассчитанного на обозрение его значительным числом людей..." БСЭ.
Идол - предмет примитивной магии, как и вырезанные фигурка врага, в которую втыкали иглы. Монотеизм иудеев и христианство изготовление кумиров и поклонение им запретили. Но католичество уставляет церкви резными ангелами и Богоматерью (см. проделки Тиля Уленшпигеля), это встречается и в православии - см. пермскую скульптуру. Баптисты считают, что православные поклоняются свечам, уподобляясь огнепоклонникам. В некоторых мусульманских странах было запрещено телевидение - по крайней мере, художественные фильмы. Прямой репортаж, не записанный на пленку, был допустим. Скульптурное изображение человека появляется не сразу и не привыкают к нему не легко. Сначала европейская культура принимает наследство античности, в которой искусство ваяния было очень развито. Затем появляются скульптурные изображения королей, помазанников Божьих. Лишь в 1622 г. скульптор Хендрик де Кейзер впервые увековечил гражданское лицо - Эразма Роттердамского.
В России поначалу знаменательные события отмечались не памятниками главным героям событий, а постройкой храмов. Вместе с тем в убранстве самих храмов появляется эмблематика - прорезные и объемные фигуры, венчающие кровли и шпили. 18-й век стал знаменателен для русского искусства небывалым развитием ваяния, появлением новой, западноевропейского типа скульптуры, какой еще не знала Россия. Россия не имела своей традиции в создании городских монументов. "Возникновение скульптурного портрета в России связано с новым представлением о роли человеческой личности, ее достоинствах, месте в государстве. ...Пластика всегда встречала неодобрение высших церковных кругов" (В. Кириллов). Когда Венеру Таврическую поставили в Летнем саду, то сперва рядом с ней поставили гвардейца - ля безопасности, чтоб не порушили. Сюжет через 200 лет - матрос у Венеры в Эрмитаже: "Кто руки отломал? Ноги повыдергаю!"
Широко воплощенным в литературе стал миф о губительной статуе, с которым так или иначе соотносятся истории о Галатее, Големе, всевозможных гомункулюсах, оживающих мумиях, роботах - Песочном Человеке, Пиноккио, каменном Командоре, фантасмагорические истории Портретов - Гоголя и Уальда. Оживлял их - мастер, ученый, ведающий, или не ведающий, что он творит. Актуальна эта тема и в современной фантастике, да и в непростых реальностях современных достижений генетики и евгеники.
И практически всегда создатель ожившей статуи (или куклы) ведом темными силами. Бог создал единственные скульптуры - людей, и вдохнул в них души. Всем остальным Он запретил делать это, вероятно, потому, что одухотворить статую никто не сможет, а оживленная бездушная кукла способна приносить только зло. Противоборство такой ожившей статуи и человека обычно оканчивалось не в пользу последнего. Жителю современного города приходится почти ежедневно вступать в противоборство со множеством статуй, большинство из которых были задуманы и воплощены не с лучшими целями. Часть горожан давно сдались на милость победителям, но милости не будет. Их мысли, разум уже надежно завоеваны. Другая часть научилась не замечать многое вокруг себя, их отношения с памятниками нейтральны. Но жизни в них нет. Другие - не знаю, большинство их или нет, смогли, не свергая каменных и металлических кумиров, изменить их, увидеть в них то, о чем