Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Никто и никогда так не влиял на ход истории, как историки

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
Никто и никогда так не влиял на ход истории, как историки
Президенту Республики Башкортостан Р.З. Хамитову
О состоянии исторической науки и преподавания истории края в Республике Башкортостан

Аналитическая записка

На сегодняшний день в Республике Башкортостан профессиональное сообщество историков представлено академическими учреждениями: Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН, Институт этнологических исследований УНЦ РАН, Институт гуманитарных исследований АН РБ и учреждениями высшей школы: Башкирский государственный университет, Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы, Стерлитамакская государственная педагогическая академия им. З. Биишевой, Бирская государственная социально-педагогическая академия, а также историками, работающими в негуманитарных высших учебных заведениях.
Историки, работающие в республике, имеют достаточно высокий научный потенциал, обладают серьезным профессиональным уровнем, они признаны историческим сообществом, как в России, так и за ее пределами. Проблематика исследований охватывает различные направления, темы исторического прошлого, включая историю России, Урало-Поволжья, Башкортостана. На новый уровень поднялись исследования по локальной истории, базирующиеся на современных подходах (гендерный, антропологический), применении новейших технологий. Высокий профессиональный уровень подтверждается и широким участием историков республики в различных грантах, как российских, так и международных, а также в организации и проведении ими научных форумов и конференций.
Серьезный задел был осуществлен в предыдущий период развития исторической науки такими крупными историками и организаторами науки как Раиль Г. Кузеев, Рустем Г. Кузеев, А. Н. Усманов, Х. Ф. Усманов, Б. Х. Юлдашбаев, Н. В. Бикбулатов, научные школы и направления исследований которых по сей день являются ведущими.
Современное стабильное развитие государства, институтов гражданского общества, формирование позиции гражданина и патриота своей страны требует неустанного обращения к историческому прошлому. Интерес к истории имеет двойной вектор обращения, как самого общества, так и его элит, управленческих, культурных, политических, национальных. Эта заинтересованность в понимании прошлого в настоящее время наблюдается и в действиях Президента РФ, Правительства РФ, политических движений, региональных элит, а самое главное в интересе простых людей к нашему прошлому, поиску ценностных ориентиров в современном непростом мире. Представители государственных институтов, общество, педагогическая общественность высказывают озабоченность проблемами выбора приоритетных направлений развития системы исторического образования, повышения его качества и эффективности. Особую обеспокоенность у руководства страны и ее граждан вызывает учебная литература, и в частности региональная, поскольку она играет ключевую роль в становлении личности, ее культуросозидающих способностей, осознания ею собственной идентичности в ходе взаимодействия с различными социокультурными пластами.
В настоящее время ведущие российские научные и образовательные центры в исторической науке и преподавании истории формируют комплексный, интегрированный подход. Определяющими принципами современного исторического образования должны стать следующие принципы:
- принцип целостности в изучении вопросов истории и культуры. Вопросы культуры должны органично сочетаться с изучением явлений социально-политической, экономической жизни общества в различные исторические периоды. История и культура региона представлены как единое неразрывное целое.
- принцип культурного многообразия и единства. Чем сложнее и разнообразнее этнический состав общества, чем более многомерна и ассиметрична его культура – тем больше у него шансов выжить, тем более оно жизнеспособно. Именно многообразие и противоречивость современного мира делают его сбалансированным и единым. Взаимодействие в условиях историко-культурного диалога и стремление к единству нации не должно приводить к усреднению, унификации, разрушению полифоничной картины мира. Поэтому в содержании курса региональной истории закладываются условия комплиментарности культур – в противовес унификации и ассимиляции.
- антропологический принцип. Признание человека главной фундаментальной ценностью.
- принцип диалогичности. Именно в курсе региональной истории чаще всего появляется возможность выйти на проблематику межнационального, межкультурного диалога, в то время как история – это уровень, как правило, национальный;
- принцип от близкого к далекому (принцип «от близкого к далекому») к прошлому. История семьи – история села, поселка, города – история Республики Башкортостан – история более крупного региона (Поволжья, Урала) – история России – история мира. Логичнее изучать историю с близких и доступных для осмысления детьми событий и явлений, участником которых является сам ребенок, его родители, земляки, сограждане, постепенно расширяя представления до уровня всемирной истории.
Республика Башкортостан является субъектом Российской Федерации и проблемы истории России, равно как и история Урало-Поволжского региона, Башкортостана остаются острыми и актуальными. К сожалению, в прошедшие двадцать лет в республике наметились негативные процессы в развитии исторических исследований и преподавания истории. Причин здесь много, и они имеют как объективный, так и субъективный характер. В какой-то мере сходные негативные процессы в региональной исторической науке протекают и в других субъектах Федерации. В национальных регионах идет болезненный процесс становления исторической науки, свободной как от догматических стереотипов советской эпохи, так и от менталитета традиционного общества. Преодолевается стойкий стереотип восприятия региональной истории как краеведения или «малой истории», вторичной по отношению к «большой», федеральной истории.
Субъективный фактор связан с тем, что в исторической науке в республике за последние двадцать лет сформировались семейно-родственные кланы «ученых», узурпировавшие право заниматься теми или иными историческими проблемами, сложилась система защиты диссертаций только «своих аспирантов», господствует огульная критика «инакомыслящих», отирающаяся на сомнительный тезис о том, «что историю башкир должны изучать только башкиры». В данном случае речь идет о Диссертационном совете при историческом факультете БашГУ, деятельности И. Г. Акманова, Н. А. Мажитова, Н. М. Кулбахтина, М. М. Кульшарипова. Клановая система формирует собственные кадры молодых ученых, которые неспособны участвовать в российском диалоге ученых, но претендуют на особое положение, «целевое» финансирование непроработанных с научных позиций, методологически и методически беспомощных проектов. Диссертации, защищенные в последние годы в этом совете, отличает мелкотемье, компилятивность, слабый профессиональный уровень. Особенно пагубно клановая система влияет на формирование нового поколения историков, и что очень тревожно, ее непродуманные проекты дискредитируют руководство республики и ее научную элиту.
Пагубна она для молодых историков тем, что историки старшего поколения игнорируют историографию, т.е. степень изученности научной проблемы в исторической науке, в том числе и за рубежом, и полным отрицанием основных положений источниковедения. Методологическая беспомощность в изучении истории республики представителями клановой истории обусловлена полным игнорированием ими современных подходов к истории, методам ее изучения, широко используемым современными российскими историками, связанным с тем, что они в методологическом отношении остановились в рамках давно устаревшей марксистско-ленинской парадигмы исторического процесса. Разумеется, методологические дискуссии изучения прошлого проблема узкоспециальная, но игнорирование ее, приводит к катастрофическим результатам. Примеров можно привести множество.
Сомнительные тезисы о «Городе Башкорт», «башкирских ханах», основанные на вырванных из контекста средневековых источников (точнее – единственного источника, сочинения арабского автора XIV в. Ибн-Халдуна) упоминаний области «Башгирд», инспирировали самую настоящую пиар-компанию не столько вокруг городища Уфа-II, сколько вокруг имени академика Н.А. Мажитова. К сожалению, именно в процессе раскопок указанного памятника его исследователи продемонстрировали весьма поверхностный и торопливый подход к изучаемому объекту. Само по себе городище Уфа-II представляет собой вполне ординарный (на фоне других археологических памятников Башкортостана) памятник – укрепленное поселение, возникшее в середине I тыс. н.э. и существовавшее с перерывами до эпохи Золотой Орды. Никаких других подобных поселений вокруг него не существовало, так же, как и «сотен курганов», якобы оставленных представителями «древнебашкирской знати». Культурный слой городища полностью разрушен поздними постройками: палисадом XVII – начала XVIII вв. с пушечной платформой и пороховым погребом под ней, тюремным острогом, в конце XVIII – начале XIX вв., построенном на площадке городища, усадебными застройками XIX в. Парадоксально, но все эти данные, хорошо представленные на сохранившихся старинных планах города Уфы и долженствующие максимально насторожить авторов раскопок в их выводах, ими были полностью проигнорированы. В итоге при самом активном содействии легковерных республиканских СМИ и телевидения была раздута «сенсация», стоившая больших финансовых затрат, но уже сейчас готовая лопнуть, как мыльный пузырь. В конце концов, за эту «сенсацию» и затраченные на ее создание средства отвечать придется ее авторам, но мы серьезно обеспокоены тем, что в общественном мнении республики в итоге может сложиться представление вообще об археологии и археологах, как о некоей корпорации квазиученых, если не шарлатанов.
Изучение истории Башкирии XVI – XIX вв. наталкивается на абсолютный запрет И. Г. Акмановым изучения ряда ключевых проблем, включая интеграцию Башкирии в состав России, башкирских восстаний, формирования многонационального населения края. Политизированность и национальная заостренность подходов к этим темам, заявляемая самим Акмановым, не позволяет продуктивно рассматривать историю Башкирии с современных подходов. Например, нахождение Башкирии в составе России в XVIII в. им преподносится как «колониальная система», отсюда башкирские восстания рассматриваются как «национально-освободительное движение», хотя формирование нации обычно связывается с буржуазным развитием, т.е. начало XX в., а тезис об «освободительной борьбе» прямо противоречит положению о добровольное вхождении Башкирии в состав России.
Подходы М. М. Кульшарипова к проблеме национального движения и его лидерам представляют примитивную апологию, без всякого анализа результатов деятельности данных лиц и структур, а рассмотрение этой темы отрыве от событий происходящих в России того времени приводит автора к фантастическим выводам. Лидеры башкирского движения показываются абсолютно идеальными личностями, жертвами антибашкирских сил в центре. Любое обращение к истории Башкирии этого периода небашкирскими авторами, особенно живущими не в Уфе, им преподносится как «очернительство», «предвзятость», «антибашкирская позиция».
Разумеется, многие вопросы можно разрешить в ходе научной дискуссии, однако ее как таковой не получается. Представители клановой истории заменяют ее написанием в разные инстанции жалоб на «неудобных историков», огульной критикой, эмоциональными обвинениями, навешиванием ярлыков «враг башкирского народа». Ситуация становится неразрешимой, поскольку представители клановой истории претендуют на «лидерство» во всех проектах, даже тех, которые не могут освоить: написание многотомной истории Башкортостана, написание школьного учебника по истории республики, руководство развитием исторической науки в Башкортостане.
Мы считаем, что на сегодняшний день необходимо попытаться выстроить долгосрочную перспективу исторических исследований в Республике Башкортостан, поскольку именно своевременный комплексный анализ современных процессов в жизни общества корнями уходящих в прошлое даст возможность выстраивать стратегию общественного развития республики, предупреждать возможные негативные явления в национальной, культурной и образовательно-воспитательной сферах. Для этого на наш взгляд необходимо решить следующие вопросы:
1. Проблема смены интеллектуальных элит в республике назрела и стала очевидной. Интеллектуальная элита формирует не только идеологию, она участвует и в оценке деятельности правительства, поддерживая его, консолидируя общество своим авторитетом, знаниями, профессионализмом. Она должна снимать остроту социального напряжения, в какой-то мере объяснять действия правительства, что не даст возможности экстремистам вести свою разрушительную деятельность. Представители старой элиты опираются на догмы отжившей ленинской идеологии (даже не марксизм), мыслят категориями 60-х гг. прошлого века, когда они сформировались как личности. Большая часть их – это выходцы из села, с традиционной системой ценностей. В настоящее время, большая часть населения республики – горожане, а интеллектуальная элита – носитель сельского мировоззрения. Все это вступает в конфликт с реалиями современной общественной жизни. СМИ, культурная жизнь, литература, все имеет ярко выраженную сельскую направленность. Горожане чувствуют себя обделенными, и включаются в разные формы социального протеста, причем необдуманно. Смена элит процесс объективный, не зависящий от воли людей, поэтому она произойдет рано или поздно сама по себе, но затягивание этого процесса ведет к тяжелому кризису. Смена элит не означает «преследования неугодных», а должна подразумевать приоритетность в государственной поддержке новаторских, конкурентоспособных, современных проектов и их авторов не зависимо от прежних регалий и заслуг.
2. Острейшей проблемой для республики является написание учебника по истории и культуре Башкортостана для образовательных учреждений и разработки в целом Концепции этнокультурного образования. Прежние учебники подверглись справедливой критике ученых, учителей за то, что в них отсутствует концептуальный подход в изложении материала, региональная история рассматривалась в отрыве от российской истории, преобладающий аспект прошлого опирался на конфликтность в истории народов региона, значительное внимание уделялось изучению восстаний, Крестьянской войны, событий национально-освободительного движения. При этом не были обозначены попытки показать интегративные процессы, сближающие разные народы, как в политическом, так и в культурном пространстве. В учебнике практически не рассматривалась повседневная история народов республики, имелись прямые противоречия между содержанием тем. Он перегружен эмпирическим материалом, в нем отсутствовала системность в подходе к истории. Авторы навязывали собственную позицию, что не давало возможности для организации диалога, а именно этот критерий является обязательным для всех школьных учебников. На сегодняшний день ситуация с учебником понятна всем, но она превратилась в патовую из-за активного и некорректного лоббирования своих личных интересов И. Г. Акмановым, Н. А. Мажитовым, Н. М. Кулбахтиным, М. М. Кульшариповым.
Считаем, что написание хорошего учебника по истории и культуре Башкортостана престижно и реально для республики и решать его надо цивилизовано – открыто и на конкурсной основе (что ранее не практиковалось). Этот вопрос мы считаем принципиальным, и здесь необходимо Ваше решение как главы субъекта Федерации.
3. Для формирования понимания современной политики государства в рамках трансформаций идеологических и культурологических ценностей происходящих в обществе имеет смысл создать при Президенте Республики Башкортостан Консультационный совет из профессиональных историков с возможностью свободного обсуждения острых вопросов связанных с историей республики и России, экспертизы крупных исторических проектов, формирования пула актуальных тем, разработка которых крайне необходима республике.
4. Для научного сообщества важным является разработка механизма обеспечивающего прозрачность финансирования исторических исследований через систему открытой защиты проектов при определении грантополучателей из бюджета Республики Башкортостан.
5. Провести под патронажем Правительства Республики научно-практическую конференцию (предпочтительно – международного формата), посвященную проблеме «города Башкорт» и вообще проблеме существования древних и средневековых городов на Южном Урале, резолюцию которой положить в основу окончательного решения вопроса о музеефикации городища Уфа-II.
6. Предусмотреть создание в Республике Башкортостан ежеквартального журнала профессиональных историков, который в первую очередь должен стать дискуссионной площадкой в изучении теоретических проблем истории, публиковать наиболее значимые работы республиканских историков.


Директор Института исторического и правового образования БГПУ им. М. Акмуллы, д.и.н., профессор Г. Т. Обыденнова,

д.и.н., профессор кафедры Отечественной истории БГПУ им. М. Акмуллы В. А. Иванов,

д.и.н., профессор кафедры историографии и источниковедения Б. А. Азнабаев,

к.и.н., доцент кафедры историографии и источниковедения Р. Н. Рахимов

28.06.2011 г.
Айдар БикмаевАйдар Бикмаев
07.04.2012 10:300 Ещё
История пишется царями, переписывается мошенниками, а изучается лохами...