Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Приказано — жечь!

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
Приказано — жечь!
Жестокость Сталина или необходимая жертва на алтарь Отечества

4 мая 2010 года «СП» опубликовала статью «Правда о Зое Космодемьянской», в которой была обнародована информация о том, что юная героиня никогда не была партизанкой, а являлась красноармейцем дивирсионно-разведывательной бригады Артура Спрогиса. В ночь с 27 на 28 ноября 1941 года в деревне Петрищево она подожгла жилой дом, где расположились фашистские штабные офицеры, и замаскированный под конюшню полевой пункт радио- и радиотехнической разведки. За что была подвержена зверским издевательствам, а потом повешена.

В статье кратко цитировался секретный приказ Ставки ГКО № 0428 от 17 ноября 1941 года, в соответствии с которым действовали бойцы Спрогиса: «Лишить германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом... Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог... Для уничтожения населённых пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами. При вынужденном отходе наших частей... уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населённые пункты, чтобы противник не мог их использовать».

Статья вызвала 1615 комментариев читателей, которых условно можно разделить на два «лагеря»: одни резко осуждают приказ Ставки, другие признают его трагическую необходимость. Вот два характерных примера.

Наш читатель с ником Qwadron написал: «Она (Космодемьянская) шла в Петрищево не спасать людей, а жечь их дома (читайте внимательно приказ Ставки), и не важно были в деревне немцы или не было их! Ее главной целью была сама деревня! И что самое печальное, в этой деревне, которую она шла жечь, теперь устроили музей в ее честь!"

Другой читатель (без подписи) считает: «Правильный или неправильный приказ Ставки, сегодня судить трудно. Тогда была жестокая необходимость сделать так, чтобы у оккупантов земля горела под ногами. Я думаю каждый верный солдат обязан выполнять приказы, а Зоя была солдатом! Бедной девчонке не было и 20-ти лет, а она выполняла такие сложные задачи, я представляю как над ней издевались мрази фашисткие, как избивали - она настоящая героиня. А мы с вами тупо сидим на креслах, в теплых местечках, попивая чаек, и рассуждаем о том, кто была Зоя?»

Сегодня мы имеем возможность полностью опубликовать текст действительно жестокого документа с пояснениями историков.


ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ № 0428

г. Москва.

17 ноября 1941 года

Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 2.0 - 30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.

Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом - такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗЫВАЕТ:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 - 60 км в глубину от переднего края и на 20 - 30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский, и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20 - 30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным Советам фронтов и отдельных армий систематически проверять, как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главнокомандования

И. СТАЛИН

Б. ШАПОШНИКОВ

Источник: ЦАМО, ф. 208, оп. 2524, д. 1, л. 257-258.


Член Международной ассоциации историков Второй мировой войны, профессор Военной гуманитарной академии полковник Юрий Рубцов так прокомментировал «СП» приказ № 0428:

- Нужно хорошо представлять себе обстановку, в которой подписывался этот приказ. Соотношение сил под Москвой оказалось далеко не в нашу пользу: по состоянию на 30 сентября у гитлеровцев насчитывалось здесь около 2 миллионов штыков, 14 тысяч орудий и минометов, 1700 танков, 1390 самолётов. Нельзя забывать, что на Москву устремились объединенные войска всей Европы: итальянские и румынские дивизии, четыре венгерских бригады, которые поддерживались 4-м воздушным флотом и румынской авиацией. Кроме того, по состоянию на окрябрь 1941 года, в вермахте была сформирована 250-я пехотная дивизия испанских добровольцев (18 тысяч человек), 638-й пехотный полк французских добровольцев, а также бельгийские, шведские, хорватские воинские соединения.

У нас к тому времени на всех фронтах московского направления были сосредоточены 1 миллион 250 тысяч бойцов, 7600 орудий и миномётов, 990 танков, 660 самолётов. То есть объединенные силы Европы имели значительный перевес. Чтобы их победить, нужны были чрезвычайные меры. Я бы даже сказал: невиданные в истории меры. На такие не была способна ни одна страна. Вспомним, Европа сдалась практически без боя и легко встроилась в фашизм. Черчилль так описывал пораженческую атмосферу, в которой Франция бесславно завершала свою войну с Германией в июне 1940 года: «Очевидцы рассказывали о толпах пленных французов, которые шагали рядом с немцами, причем многие из них все еще несли свои винтовки, которые время от времени собирали и уничтожали под танками. Я был потрясен крайней беспомощностью и отказом от борьбы с немецкими танковыми частями, которые имея несколько тысяч машин, осуществляли полное уничтожение могущественных армий; не менее поразил меня и быстрый крах французского сопротивления сразу же после прорыва фронта. Все немецкое передвижение осуществлялось по главным дорогам, и ни в одном месте их не остановили».А вот оценка советской воли к сопротивлению генерала Г. Блюментрита, начальника штаба 4-й армии: «Поведение русских войск даже в этой первой битве являло собой поразительный контраст с поведением поляков и западных союзников, когда те терпели поражение. Даже будучи окруженными, русские держались за свои позиции и сражались». Под Москвой стоял вопрос о жизни и смерти государства. Фашисты были сильней, и любой ценой нужно было перерезать линии их снабжения, лишить более или менее комфортного жилья, отдыха. Такие задачи и ставил приказ. Неизвестно, чем бы закончилось самое кровопролитное сражение Второй мировой войны, если бы фашистам дали полную возможность отдыхать в натопленных деревенских избах и откармливаться колхозными харчами. К тому же многие бойцы бригады Спрогиса взрывали и поджигали только те избы, где квартировались фашисты и размещались штабы.

Нельзя также забывать, что в России фашисты вели войну иначе, чем в Европе. Здесь они действовали на уничтожение целой нации. Потеря государственности в данном случае сопровождалась бы гибелью практически всего населения. Поэтому «гуманность» Сталина в такой ситуации, прояви он ее, несомненно, обернулась бы неизмеримо большими жертвами и потерями.

Высказать свое мнение о приказе № 0428 корреспондент «СП» попросил президента Академии военных наук, доктора военных и доктора исторических наук, профессора генерала армии Махмута Гареева.

«СП»: - Как вы думаете, почему достаточно большая часть современного российского общества воспринимает этот приказ едва ли не как антинародный?

- Думаю, в первую очередь из-за того, что его «популяризаторы» зачастую передергивают, цитируют с купюрами. Например, опускают то, что он распространялся только в прифронтовой зоне и «на 20 - 30 км вправо и влево от дорог». При чем обязательно требовал: «При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население».

«СП»: - Уводить-то он требовал, но до того ли было отступающим советским войскам?

- Тогдашняя государственная система работала все-таки получше нынешней. И если приказ требовал, то неисполнение жестоко каралось. Хотя, конечно, всякое бывало. Но война была не на жизнь, а на смерть, в такой ситуации без потерь мирного населения не бывает.

«СП»: - Некоторые считают, что все-таки можно было бы обойтись без таких «драконовских» приказов.

- Можно. Ценой потери суверенитета со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но в России свобода всегда ценилась превыше всего. Вспомним Минина и Пожарского. Собирая деньги на ополчение, они нередко получали ответ «мирного населения»: если будет нужно, мы заложим в долг жен и детей. И это не фигуральное выражение, а реальная практика продажи родственников для получения денежных ссуд. Вспомним войну 1812 года, когда население сожгло Москву, чтобы не отдать ее Наполеону. Кутузов впоследствии говорил, что именно этот поступок москвичей спас всю Россию.

«СП»: - Оппонеты приказа как раз и называют подобное варварством русских, указывая на Запад, мол, там умеют беречь население.

- Можно только сожалеть о неполноценности развития таких оппонентов. Первый же приходящий в голову пример: затопление гитлеровцами берлинского метро (набитого жителями), чтобы только усложнить продвижение наших войск к имперской канцелярии. Это, конечно, по их логике, европейская «гуманность» по сравнению со сталинским требованием «при вынужденном отходе наших частей уводить с собой советское население».

«СП»: - И все-таки приказ неоднозначный, как и неоднозначно в обществе (и тогда, и сейчас) отношение к войне. Так ведь?

- Конечно, этот приказ раскрывает очень болезненную страницу Московской битвы. Когда вопрос стоит о жизни и смерти государства, приходится выбирать из двух зол меньшее, и интересы общества ставятся неизмеримо выше интересов конкретной личнос