Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Тихий Гений

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
Тихий Гений
Райкин - может быть, самая загадочная звезда в нашем искусстве. Во всяком случае, он до сих пор не подходит ни под какие стандарты и как будто самим собой опровергает все, что делал. Он был неотразимый красавец, а на сцене изображал смешное, как нелепый комик. Мужской шарм придавал этому комизму особый вкус. Со сцены он говорил такие смелые слова, от которых многие вжимались в кресла в ожидании расправы над артистом. А вне сцены он производил впечатление тихого человека, который способен произвести шум, только топоча домашними туфлями. И, наконец, он был блестящим, успешным, хорошо оплачиваемым артистом, но при этом никогда не был балагуром, дежурным тамадой любой компании. Он не устанавливал дистанции с коллегами, с другими людьми, но отчего-то само собой складывалось, что был Он - и были все остальные. Он не рассказывал баек, и байки не сопровождают его после смерти. Странное дело, но его энергетика - тихого гения - с годами струит печальный свет.\


Милиция снимает шляпу

Известный режиссер Георгий Товстоногов ехал по Москве на автомобиле. Художница, которая его везла, нарушила правила, и гаишник приказал ей прижаться к тротуару.
- Сиди, я разберусь, - сказал режиссер и уверенной походкой направился к милиционеру.

Художница видела, как известный мастер что-то объяснял человеку со свистком, но тот был невозмутим. Тогда она подошла к милиционеру:
- Понимаете, мы спешим в театр Райкина, вот мои документы.
- Вы работаете в театре Райкина? Неужели? В самом театре? А как себя чувствует Аркадий Исаакович?
И стал подробно расспрашивать о здоровье артиста, передавать приветы с выражением любви от всей милицейской массы. Потом взял под козырек и отпустил машину. Всю дорогу Товстоногов молчал.


Члены ЦК отдыхали

Когда МХАТ отмечал свой юбилей, была следующая мизансцена: артисты театра сидели на сцене и принимали поздравления с корзинами цветов от различных организаций. Знатные люди выходили, читали приветственные адреса, коллеги пели и шутили для мхатовцев. Те же, сидя, благородно взирали на подношения и капустные номера. Но когда на сцену вышел Райкин, весь МХАТ как по команде встал, как будто юбилей был не у Художественного театра, а у Райкина.

Министр культуры Екатерина Фурцева, сидевшая в зале, произнесла в шоке:
- Как же так? Когда вышел на сцену представитель ЦК, артисты слушали его сидя, а вышел Райкин, и все встали. Кто велел?

Ну как объяснить чиновнику, что "велел" - не тот глагол для любви и сердца. Его действительно любили и продолжают любить, и любовь эта особенная - благоговейная, с дистанцией и добровольной позицией снизу вверх. Так смотрят восторженно только на звезду, масштаб которой даже со временем не определим и вряд ли когда-нибудь будет измерен.