Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

ПОЧЕМУ МЫ ЧИТАЕМ ПЕЛЕВИНА

Пользователь не найден..

Бикмаев Айдар -> Всем
ПОЧЕМУ МЫ ЧИТАЕМ ПЕЛЕВИНА
8)– Наш мир представляет собой правильный восьмиугольник, равномерно и прямолинейно движущийся в пространстве. Здесь мы готовимся к решительному этапу, венцу наших счастливых жизней. Это официальная формулировка, во всяком случае. По периметру мира проходит так называемая Стена Мира, объективно возникшая в результате действия законов жизни. В центре мира находится двухъярусная кормушка-поилка, вокруг которой издавна существует наша цивилизация. Положение члена социума относительно кормушки-поилки определяется его общественной значимостью и заслугами…

– Вот этого я раньше не слышал, – перебил Затворник, – Что это такое – заслуги? И общественная значимость?

– Ну… Как сказать… Это когда кто-то попадает к самой кормушке-поилке.

– А кто к ней попадает?

– Я же говорю, тот, у кого большие заслуги. Или общественная значимость. У меня, например, раньше были так себе заслуги, а теперь вообще никаких. Да ты что, народную модель вселенной не знаешь?

– Не знаю, – сказал Затворник.

– Да ты что?.. А как же ты к решительному этапу готовился?

– Потом расскажу. Давай дальше.

– А уже почти все. Чего там еще-то… За областью социума находится великая пустыня, а кончается все Стеной Мира. Возле нее ютятся отщепенцы вроде нас.

– Понятно. А бревно откуда взялось? В смысле, все остальные?

– Ну ты даешь… Это тебе даже Двадцать Ближайших не скажут. Тайна веков.

– Н-ну, хорошо. А что такое тайна веков?

– Закон жизни, – ответил Шестипалый, стараясь говорить мягко. Ему что-то не нравилось в интонациях Затворника.

– Ладно. А что такое закон жизни?

– Эта тайна веков........
– Понятно. И где, по-вашему, лучше?

– В том-то и трагедия, что нигде! В том-то и дело! – страдальчески выкрикнул Затворник. – Было бы где лучше, неужели я б с вами тут о жизни беседовал?

– И товарищ ваш – таких же взглядов? – спросил голос. – Чего он в землю-то смотрит?

Шестипалый поднял глаза – до этого он глядел себе под ноги, потому что это позволяло минимально участвовать в происходящем, – и увидел обладателя голоса. У того было обрюзгшее раскормленное лицо, и, когда он говорил, становились отчетливо видны анатомические подробности его гортани. Шестипалый сразу понял, что перед ним – один из Двадцати Ближайших, самая что ни на есть совесть эпохи. Видно, перед их приходом он проводил здесь разъяснения, как это иногда практиковалось.

– Это вы оттого такие невеселые, кореша, – неожиданно дружелюбно сказал тот, – что не готовитесь вместе со всеми к решительному этапу. Тогда у вас на эти мысли времени бы не было. Мне самому такое иногда в голову приходит, что… И, знаете, работа спасает......
Между тем беспорядочное мелькание фигур внизу несколько успокоилось, и стало видно, что двое в белых халатах удерживают третьего, зажимающего лицо рукой.

– Сука! Он мне глаз выбил! Сука! – орал этот третий.

– Что такое сука? – спросил Шестипалый.

– Это способ обращения к одной из стихий, – ответил Затворник. – Собственного смысла это слово не имеет. Но нам сейчас, похоже, будет худо.

– А к какой стихии он обращается? – спросил Шестипалый.

– Сейчас увидим, – сказал Затворник.

Пока Затворник произносил эти слова, бог вырвался из удерживавших его рук, кинулся к стене, сорвал красный баллон огнетушителя и метнул его в сидящих на подоконнике – он это сделал так быстро, что никто не сумел ему помешать, а Затворник с Шестипалым еле успели взлететь в разные стороны.

Раздался звон и грохот. Огнетушитель, пробив окно, исчез, и в помещение ворвалась волна свежего воздуха – только после этого выяснилось, как там воняло. Стало неправдоподобно светло.

– Летим! – заорал Затворник, потеряв вдруг всю свою невозмутимость. – Живо! Вперед!

И, отлетев подальше от окна, он разогнался, сложил крылья и исчез в луче желтого горячего света, бившего из дыры в крашеном стекле, откуда дул ветер и доносились новые, незнакомые звуки.

Шестипалый, разгоняясь, понесся по кругу. Последний раз внизу мелькнул восьмиугольный контейнер, залитый кровью стол и размахивающие руками боги – сложив крылья, он со свистом пронесся сквозь дыру.

Сначала он на секунду ослеп – так ярок был свет. Потом его глаза привыкли, и он увидел впереди и вверху круг желтого огня такой ярости, что смотреть на него даже краем глаза было невозможно. Еще выше виднелась темная точка – это был Затворник. Он разворачивался, чтобы Шестипалый мог его догнать, и скоро они уже летели рядом.

Шестипалый оглянулся – далеко внизу осталось огромное и уродливое серое здание, на котором было всего несколько закрашенных масляной краской окон. Одно из них было разбито. Все вокруг было таких чистых и ярких цветов, что Шестипалый, чтобы не сойти с ума, стал смотреть вверх. Лететь было удивительно легко – сил на это уходило не больше, чем на ходьбу. Они поднимались выше и выше, и скоро все внизу стало просто разноцветными квадратиками и пятнами.


Шестипалый повернул голову к Затворнику.

– Куда? – прокричал он.

– На юг, – коротко ответил Затворник.

– А что это? – спросил Шестипалый.

– Не знаю, – ответил Затворник, – но это вон там.

И он махнул крылом в сторону огромного сверкающего круга, только по цвету напоминавшего то, что они когда-то называли светилами.



8)У Пелевина вышла новая книга - SNUFF.
В анонсе значится: "Новый роман Виктора Пелевина - о глубочайших тайнах женского сердца и высших секретах летного мастерства".
Категорически с этим не соглашусь.
Книга о нашей стране, ее прошлом, настоящем и будущем, слитым в едином повествовании.
Приведу пару цитат:
"Орками действительно правит редкая сволочь, которая заслуживает бомбежки в любой момент, и если режим не является злом в чистом виде, то исключительно по той причине, что сильно разбавлен дегенеративным маразмом".
"Дело не в том, что это был народ-раб. В древности все народы были рабами. Но оркская вертухай-элита ухитрялась выполнять роль колониальной администрации даже в те годы, когда внешнего поработителя не было".

Читая книгу, я неоднократно ловила себя на мысли "автор читает ЖЖ Галковского". Это, конечно, хорошо. Как еще широкие массы познакомятся с идеями последнего русского философа.
Как всегда, у Пелевина много слов-находок и высказываний, которые растащат на поговорки. Свое продолжение нашла линия "лучше быть клоуном у пидарасов, чем пидарасом у клоунов".
Мне показалось, что при написании SNUFFа, автор совсем не ел грибов:)

SNUFF, как и "Анансная вода" - хорошая книга.
Айдар БикмаевАйдар Бикмаев
09.01.2012 14:170 Ещё
УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ! По вашим многочисленным просьбам, теперь наша газета будет выходить в рулонах и без текста...:D:D:D
Айдар БикмаевАйдар Бикмаев
09.01.2012 14:240 Ещё
Папа Римский прибыл с визитом во Францию. У трапа его встречает толпа журналистов. Из толпы выкрик:
-А как вы относитесь к публичным домам?
Папа думает: ”Если скажу - отрицательно, напишут, что не отличаюсь гуманизмом и всепрощением. Одобрить - совсем нельзя..” Отвечает:
- А что, во Франции есть публичные дома?
...На следующие утро в заголовках всех газет было:
Первый вопрос Папы Римского по прибытии во Францию: ”Есть ли во Франции публичные дома”!!!:D
Лаис РазетдиновЛаис Разетдинов
09.01.2012 15:410 Ещё
я понял, рулоны - шириной 10 см? Они очень востребованы!:)
Айдар БикмаевАйдар Бикмаев
09.01.2012 17:000 Ещё
ну по ширине ,кому как "я так думаю...":)
Айдар БикмаевАйдар Бикмаев
15.01.2012 18:200 Ещё
Заходят Лиса Алиса и Кот Базилио в каморку к Буратино и говорят:
- Не бойся, мы ненадолго! Нам только один вопрос выяснить - сколько тебе лет?
Буратино смотрит на них и спрашивает:
- А зачем пилу принесли?
Айдар БикмаевАйдар Бикмаев
15.01.2012 19:330 Ещё
Жидкий Хлорофилл от NSP.