Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

О сельхозкормах

Мухарямов Радик

Дата последнего входа: 09.12.2016 16:27:03
Дата регистрации: 19.03.2011 16:05:08
День рождения: 31 марта
Пол: Мужской
Наименование компании: Министерство лесного хозяйства РБ
Департамент / Отдел компании: охраны и защиты леса
Должность в компании: главный специалист-эксперт, ныне - член совета ветеранов
Мухарямов Радик -> Всем
О сельхозкормах
Тут на глаза попалась заметка о том, что Эрнст Исаев заявил о необходимости создания полуторагодового запаса кормов. Красиво сказано, что тут говорить. Вроде бы напрягает сельхозпроизводителя на трудовой подвиг. Если бы не одно но. В прошлом году была страшнейшая засуха. Из-за бескормицы, люди порезали значительную часть поголовья (каков процент, я не знаю, поэтому пишу так). Значит, если в этом году собрать сена немного больше, чем в прошлом году, то это и будет полуторагодовой запас. Мне кажется, поправьте, если ошибаюсь, подобные заявления лишь расхолаживают местную власть, вносят самоуспокоение. В этом году можно создать десятикратный (ну, может чуть преувеличиваю) запас кормов в пересчёте на нынешнее количество голов скота. Судя по прогнозу, начинается жара, самая пора для сенокоса. Разворачиваться надо во всю ивановскую.
Если так дальше пойдёт, мы далеко не уедем. Руководителям не мешало бы осмысливать призывы и заявления.
Радик МухарямовРадик Мухарямов
04.11.2011 21:040 Ещё
ЕВРЕЙСКИЙ ФЕРМЕР ПРОТИВ ПОДНЕБЕСНОЙ

Личная Крестьянская война фермера Ларика: «Кто в поле хозяин - я или китаец?»
Дальневосточный фермер объявил войну властям, утверждая, что они превратили Еврейскую автономную область в китайскую провинцию, а таких, как он, поставили на грань разорения. Почему один из лучших фермеров области объявлял голодовку и вообще – за что воюет практически в одиночку?
Если б не Ларик, было бы в Еврейской автономной области, куда ни кинь, всё чудесно. Особенно сейчас, осенью, когда на экранах телевизоров колосятся урожайные поля, собираются рекордные урожаи, кипят ярмарки с пузатыми тыквами на прилавках и награждаются почетными грамотами областного правительства лучшие из селян. А если и мелькнет в репортаже с полей гордый китаец в кабине китайского же комбайна, так где ж найти другое лицо и российский комбайн? Сегодня в самом посевном - Ленинском – районе области работников из соседней страны почти в два раза больше, чем наших, местных. И трудятся они лучше: собирают по 15 центнеров сои с гектара, тогда как наши – только по 6. И техника у них качественней и дешевле, солярки требует меньше, а производительность выше в два раза. А еще китайцы используют передовую агротехнику и с радостью закупают наши минеральные удобрения – из трех тысяч тонн район продал иностранцам две с половиной. Потому что счастье сельхозхимии нашим пока что не по карману. Эти «шпионские» сведения я почерпнула не из телевизора. Их донесла «разведка». Как водится, правду можно узнать от бывших чиновников – они всегда в курсе. Бывший начальник управления сельского хозяйства района Юрий Плетюхов открыл страшную тайну: первые китайцы появились здесь еще в 90-х, прошли мимо его кабинета прямо к главе района, потом в комитет по земельным ресурсам и в считанные дни оформили в аренду участок. С тех пор легкость общения с российскими властями стала для гостей из Китая доброй традицией. Раз оформив аренду – на 5-10 лет, они, на зависть коренным аграриям ЕАО, не толкутся под кабинетами в муках долгого и нудного переоформления, а, заняв под жилье закрытые на лопату сельские детсады, спокойно себе сеют и пашут. Бывший зампредседателя правительства ЕАО и начальник управления сельского хозяйства области Анатолий Кияшко открылся еще шире. Оказалось, овощи на личном своем огороде он, заслуженный российский аграрий Кияшко, выращивает исключительно по китайской технологии – под пленочкой. Минимум полива, максимум плодов. Непатриотично считает, что лучшие в мире семена - у них, у китайцев. Посеешь, как надо, - вырастет овощ непревзойденный! А всё почему? У Китая по реестру растениеводства значатся 250 тысяч сортов семян, а у России – всего-то 1200. Так что партию в поддавки на полях мы давно проиграли. В целом по ЕАО китайцы уже взяли в аренду и вспахали добрую треть всех посевных площадей. Если сюда приплюсовать соседние Хабаровский край и Приморье, то это сотни тысяч гектаров. Есть вопросы, кто в поле хозяин? Кто на рынке хозяин, тоже понятно. Вырастил фермер Нахим Рак свою капусту, привез на базар, а китайцы уже сбили цену – с 18 до 4 рублей за кг. Нахим говорит, делать нечего, надо с капустой завязывать. Даже в бодром репортаже с сельхозпраздника прорывается боль. «Овощи сбывать все трудней», - успела пожаловаться в телекамеру фермер Наталья Копылова. И – дипломатично: «Из-за третьих лиц, которые сбивают цену.» Нарушитель «конвенции» Единственный, кто сегодня не играет в дипломатию – это фермер Ларик. Его обширное многопрофильное хозяйство – овощи, соя, рис, картофель, мясо-молоко – находится на территории Биробиджанского района, как бы не единственном в области, более или менее свободном от засилья китайцев. Может, потому их пока тут и нет, что есть Ларик. Узнаешь, сколько у него всего во владении – почти 6 тысяч га земли, самый большой в области картофельный клин, стадо коров – 650 голов, и думаешь: вообще-то он даже не фермер, а настоящий сельский олигарх. И чего ему при таком-то добре воевать и шуметь, что почти разорен? Он молчал, когда у него забрали тюрьмы и колонии – долгие годы фермерское хозяйство «Ларик» поставляло свою продукцию в учреждения местного УИН (управления исполнения наказаний). Сейчас это «поле» окучивает не он, частник, а госпредприятие. Теперь, говорит, в дальневосточные зоны везут молоко в тетрапаках из …Мурманска. Был Ларик крупнейшим поставщиком овощей в воинские части. Снабжал витаминами гарнизоны вплоть до Приморья. А нынче это делает не он, а какой-то …питерский ресторан. - У нас забрали рынки сбыта, - возмущается фермер. – Правительство не шевелится. Сельское хозяйство области в полном упадке. Надои были 100 тонн в сутки, сейчас 10. Зато цена за литр молока – 60-65 рублей. Но самое страшное не упадок, а то, что все врут! Я чуть не заплакал, когда услышал, что в области собрали большой урожай картофеля. Я работаю в пяти селах – ну, не вырос он в этом году, тяжелое лето! Зато нам говорят, а чего это у вас картошка 12 рублей килограмм, а не 8? А я им – а чего у вас солярка 29 рублей за литр, самая дорогая в регионе? Может, потому, что мы мордой не вышли, извините за грубость? Или что-то тут не то? Выдохнул и: - Дальше! Нет внутреннего лизинга по технике. Говорят, берите кредиты – покупайте. Да мы уже по уши закредитовались, ребята! И так уже купили. Нам тяжело сегодня. А начальник управления сельского хозяйства области Ощановский заявляет: «Вы – бизнесмены, сами о себе думайте.» Он никогда не работал в сельском хозяйстве. И я открыто говорю: товарищ недопонимает! Или вот факт: я потратился на семена сои, губернатор обещал помочь, компенсировать часть. И не выплатил ничего. Отнекивается. Но ты ж губернатор, ты ж обещал! Это ж слово чести, им нельзя разбрасываться! То же самое Ощановский – обещал гасить процентную ставку по кредиту, и опять – обман! Из-за всего этого «безобразия» Ларик объявил голодовку. Кроме того, поставил ребром земельный вопрос. Оказалось, добрую половину своих сельхозугодий, хоть и использует, а оформить в аренду не может. - Я скупил у народа паи, у меня все документы! – Бушует «олигарх». – И что? Через суды оформляю землю! Кому я мешаю? Области, району. Они забрали землю по всем селам и отдают ее китайцам. Расчет простой. В китайцев не надо вкладывать деньги, они не просят кредитов, приезжают, работают, ни одного русского у них нет. По 7-8 лет на одном месте садят сою, тупо выжимают из нашей земли все, что можно. А нас – на разорение.<br /> <br /> Главный враг фермера Ларика сидит в администрации Биробиджанского района. Это ее глава Евгений Сухарев. Давно сидит. И творит, похоже, что хочет. А чего не хочет, того не видит. В упор. Ларик ему решение суда о выделении участка земли и исполнительный лист, где грозно написано: «Решение подлежит немедленному исполнению.» И дата стоит – май, 2009. С главы Сухарева, как с гуся вода. Ничего не исполнено. Сегодня октябрь, 2011. Поголодав и вконец разозлившись, Ларик идет в Следственное управление по ЕАО и пишет заявление, где требует привлечь районных начальников по статье за злостное неисполнение решения суда. Назавтра мчится в прокуратуру. Есть еще один враг – незримый. Начиная с 2007-го, этот враг прокрался к нему в коровники и косит элитных коров из Австралии. Телка на миллион. Тут опять же требуется сравнение с Китаем. Говорят, соседи из Поднебесной тоже завезли себе высокопродуктивных австралийских буренок. Ценный племенной груз транспортировали по воздуху, «Боингами», сокращая животным стресс и время в пути. Наши поступили иначе - везли морем копытных. Месяц - до порта Ванино. Потом железнодорожными вагонами до Биробиджана, дальше, едва живыми и в лишаях, автофурами по фермам и селам. Нацпроект «Развитие АПК» гарантировал фермерам рассрочку платежей - ни один сельский богатей зараз не «поднимет» стадо, где одна корова стоит 80, а племенной бык - 170 тысяч рублей. Кроме того, страна пообещала частнику в поддержку систему залогов госпредприятий под взятые фермерами на строительство животноводческих комплексов банковские кредиты. То есть хотели вроде, как лучше. Но вышло – по афоризму. Случилось страшное. В трех хозяйствах – Александра Ларика, Валерия Баумбаха и Вадима Клячина элитные коровы начали чихать, пускать сопли, кашлять. Неимоверно, до чудовищной дистрофии, худеть и «вынужденно убывать» одна за другой. Вместе с ними – телята. Скот косило с такой силой, что его не успевали сжигать. Информацию о буренках запросила ФСБ. «Емкость, предназначенная для утилизации павшего скота, заполнилась. Финансовое положение крестьянского фермерского хозяйства, недостаток горюче-смазочных материалов и техники не позволяли сжечь такое количество трупов. Траншеи (ямы) не были выкопаны, так как земля была мерзлая. Порядок захоронения не соблюдался.» Такие ужастики рассказывали следователю, проводившему проверку, управляющий фермой «Баумбах» Семенов и начальник районной ветстанции Драгунова. В общем, зимой 2009-го за два месяца в трех хозяйствах неизвестно отчего полегло семь десятков буренок. «Плохо кормите!» - отфутболил растерявшихся мужиков начальник областного управления ветеринарии Михаил Юдаев. Поняв, что помощи не будет, фермеры, взяв пробы крови от 60-ти коров, снарядили гонца из Биробиджана аж в город Владимир, где находится «Федеральный центр охраны здоровья животных».
- Там провели анализы и выявили особо опасную инфекцию - ринотрахеит. Вот ведь что наши власти творят! Завезли больных коров, потому что в России этой болезни не было и нет! – Рвет душу Ларик. – У меня коровники превратились в лазареты. Я четыре года кормлю, лечу зараженных животных. Из трехсот осталось в живых 128. Я уже потратил на них около ста миллионов. Пусть тот, кто завозил, вернет мне деньги! Но «тот, кто завозил», а именно областное государственное предприятие МТС «Биробиджанская» (посредник между Лариком и реализующим нацпроект концерном «Росагролизинг») выдало фермеру на днях бумагу, где написано, что он – сам ду…, извините, должник, и с него за австралийских коровок причитается аж 25 миллионов! Надо ли говорить, что Ларик «с такой подлостью» не согласен и готовится к новым походам в суд? Не сорвался бы в очередную голодовку…Начальник областного управления ветеринарии Михаил Юдаев и сегодня стоит на своем: коровы полегли из-за «несбалансированности кормов». Да что там – полегли. Процесс «вынужденного убытия» продолжается. Область трясет Москву: списывайте к чертовой бабушке дальнейшие платежи по лизингу, выбраковывайте коров! Фермер Баумбах дошел до точки – за месяц пали 35 австралийских голов. Вернул оставшихся посреднику – это все та же МТС «Биробиджанская». Фермер Клячин, потеряв, по данным областной ветслужбы, в нынешнем году 22 импортных буренки, тихо и упорно сражается с неустановленным вирусом в своем поселке Амурзет. И только Ларик шумит. Более того, размахивает на каждом углу результатами дополнительных анализов крови больных коров, полученных по его личной инициативе и за свои кровные в ФГУ «Приморская межобластная ветеринарная лаборатория». В документах фигурирует все тот же инфекционный ринотрахеит. Более того, приготовил очередные пробы для второго этапа исследования. Хотел везти, как всегда, сам. Но случился сущий детектив: подготовленный к отправке материал перехватил «друг» Юдаев. И заволокитил процесс. И вот бежим мы с Лариком в прокуратуру, и он доказывает, что пробы крови – это его частная собственность, и он не позволит тормозить расследование, заниматься фальсификацией. И добьется, и накажет всех во главе с Юдаевым! А вокруг – тишина... В Следственном управлении по ЕАО по моей просьбе подняли материал проверки фактов массового падежа австралийских коров. Ее проводили два года назад. Все закончилось постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, хотя едва ли не на каждой из 25-ти страниц этого постановления мелькают слова «инфекционный ринотрахеит», «комиссия по чрезвычайным ситуациям» и «отсутствие вакцинации животных».
Может, чрезвычайка в лучших фермерских хозяйствах области обеспокоила местных депутатов?
- Мы знаем о проблеме, - ответствовал председатель комитета по аграрной политике областного ЗАКСа Марк Кауфман. – Но вопрос не в нашей компетенции. Мы ж не можем принять законодательный акт, чтоб коровы не дохли, чтоб их кормили, ухаживали…
- Вы бы лучше съездили в село Горное, - посоветовали мне в управлении ветслужбы области. – Там у нас передовое хозяйство Владимира Пашко. Тоже, кстати, австралийские коровы…Страшно далека от жизни областная ветслужба, потому что, как оказалось, ехать в Горное за передовым опытом все равно что лететь в тундру за крокодилом. История там такая. Полтысячи австралийских коров «передовик» Владимир Пашко (он же - бывший первый замглавы Ленинского района) действительно получил. Неслабые кредиты под строительство – 193 млн. руб. - тоже. Область заложила «под Пашко» несколько госпредприятий – автовокзал, сеть аптек, молокозавод… «Будет мегаферма на полторы тысяч голов!» - обрадовал область бывший губернатор Николай Волков. К слову заметим, что вскоре, обвиненный во всех грехах, в том числе и в «связях с китайцами» (вроде как выделял, кому не надо, субсидии), Волков с поста губернатора переместился на должность представителя области в Совете Федерации, где находится и поныне. А что же хозяйство Пашко? Ни мегафермы, ни денег. Арбитражный суд завален заявлениями от банка - кредитора «передовика». Заложенные властями госпредприятия впали в ступор – кого первого бросят под банк? А в Горном - радостные плакаты на недостроенных коровниках да испуганные местные жители: не сболтнуть бы приезжим лишнего. Но где же элитный скот? Говорят, часть буренок полегла, а оставшиеся в живых бродят в поисках травки по укромному островку близ границы с Китаем.
Взгляд с 6-го этажа Кто победит? Если бы мы сами пахали свои поля, если б исполняли решения судов, если б землю - сначала своим, а потом, что останется, - китайцам… Если б не врали и держали слово… Если б сами разводили высокопродуктивных коров (говорят, были времена, когда отечественные животноводы и племрепродукторы закрывали потребность)… Если б выбирали иностранных буренок не на глазок, методом так называемого «клинического осмотра» (летавший в командировку в Австралию главный ветеринар ЕАО Михаил Юдаев сей факт не скрывает)… Если б не мучили бедных животных многотрудным морским переходом из Австралии на Дальний Восток… Если б не трусили и несли ответственность за ЧП… Если б честно эти ЧП расследовали… Если б сами платили по своим долгам, а не предъявляли миллионы к оплате тем, кто и так почти разорен – попавшим под распил на «Развитие АПК» отчаявшимся фермерам…Если бы так! Глядишь, и не пришлось бы фермеру Ларику объявлять голодовку, бегать по прокуратурам и судам и все последние годы вести не личное крестьянское хозяйство, а личную Крестьянскую войну – одному против всех. Этой войне не видно конца. Как не видно конца поставкам в Россию «подозрительно элитных» коров из Австралии. На днях в одно из хозяйств Еврейской автономии поступила очередная партия заморских буренок. Полтысячи голов…

Сообщество "Бригантина"
Источник: kp Автор: Наталья Островская
Гайдпаркер: dalaqazaq nl
Радик МухарямовРадик Мухарямов
28.01.2012 10:180 Ещё
«Тайное место» или Где на Руси жить хорошо
Оказывается, в России есть уникальный район, откуда молодёжь не рвётся в столицы. Средний по размерам, он конкурирует по экономическим показателям сельского производства с целыми областями и республиками. На каждого жителя, включая пенсионеров и младенцев, приходится 1350 кг зерна, три с лишним тонны сахарной свёклы, 650 кг молока, тонна мяса и почти тысяча яиц.
Политическая дорога
Остаётся только удивляться – почему о таком феномене не знает вся страна? Ответ подсказала дежурная муниципальной гостиницы: «У нас здесь тайное место. Живём лучше всех, но никто об этом не знает. И пусть не знают – нам жить спокойнее». Но люди о «тайном месте» всё же прознали, цена на обычную избу-пятистенку зашкаливает далеко за миллион рублей. Странно, что кремлёвские пиарщики это тоже прозевали.
Лискинский район находится не слишком далеко от губернского Воронежа, около 100 километров по трассе М-4 «Дон». Потом в сторону ещё километров 20 по ухоженной дороге, которую в самое ближайшее время явно собираются расширять. И совершенно удивительное зрелище – все тополя придорожной лесополосы, как с выставки: ровненькие, аккуратно побелённые у основания. Уже потом узнал, что глава района называет это шоссе «политическим» – едет, например, в Лиски областное начальство с намерением устроить разнос за какую-нибудь выдуманную провинность (попыток подбросить компромат было не счесть) и постепенно смягчается душой. Кругом порядок и лепота, за деревьями то здесь, то там возникают суперсовременные животноводческие комплексы, аккуратные домишки сёл и деревень.
Если не брать заведомых аутсайдеров, можно сравнить, например, суточный надой в мясо-молочной Костромской области и здесь. Район – 200 тонн. Костромская область – 205. Костромская не показатель? Пожалуйста: Курганская – 182 тонны, Новгородская – 137.
А потом дорога вылетает на длиннющий мост над рекой Дон и сразу открывается панорама райцентра, солнце, отражённое сусальной позолотой белоснежного красавца храма, бьёт искрами по глазам. Тротуары в центре и у значимых объектов вымощены по московской моде брусчаткой. На привокзальной площади памятник – ангел-хранитель города. И вокзал такой «взрослый», не полустанок какой-нибудь. В пятидесятитысячном городе есть всё: витрины торговых центров, кафе и рестораны. На трёх муниципальных рынках идёт бойкая торговля. Никакой дискриминации – древняя бабуля продаёт собственноручно выращенную фасоль и семечки, рядом азербайджанские гранаты и помидоры, в мясо-молочном павильоне товар в основном местного производства – от сала и сыров до копчёных индеек. Глава Лискинского района Виктор Шевцов рассказывает, что на него много раз сверху давили – рынки, дескать, надо приватизировать:
– Не понимаю, зачем? Нормально работают, прибыль в бюджет приносят. Правда, наши юристы нашли способ их оставить под крылом муниципальных властей.
Автотранспортное предприятие тоже не спешат отдавать. Резоны те же. Аккуратные автобусы бегают по городу и району, никаких убытков, зато социальную функцию исправно несут. Стоимость проезда зависит от расстояния, в среднем 10–15 рублей.
У муниципальных властей хватает сил помогать строить храм, новое здание для райотдела полиции и ещё множество других, не менее важных объектов. Шевцов считает, что руководитель обязан холить и лелеять спорт и культуру. Не просто, как обязанность и нагрузку, а любить. Это два вектора, способных сделать провинциальную жизнь привлекательной, внести изюминку. Отсюда и футбольная команда во 2-м дивизионе (а это, как правило, привилегия областных центров), бассейны, ледовый дворец и стадионы. В городе краеведческий музей с картинной галереей – Коровин, Кончаловский, ученики Репина. Картинная галерея построена недавно, на недоимки предприятий по налогам. 20 тыс. экспонатов. Директор Александр Аникеев одновременно является главным функционером КПРФ в районе. На вопрос: «Где Ленин?» привычно отвечает: «В подполье!» Картины и бюсты вождя он бережно спрятал в подвальном помещении.
Животноводы – это не игра!
Богатство района держится на производстве. Возьмём ордена Трудового Красного Знамени Сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) «Лискинский». Хозяйство сохранило коллективную форму собственности, основанную на паевом участии. Остались, по сути, колхозом. Акционироваться не спешат – зачем? 47 млн. руб. прибыли, долгов нет: «Долг для нас – ЧП!»
К технике подход крестьянский – копейка рубль бережёт. От минских тракторов не отказываются, там, где их выгодно использовать. Комбайны ростовские – по качеству они на высоте, чтобы две недели в году убирать зерновые, нет смысла вкладываться в иномарки. Но там, где техника работает каждый день – с весны до осени, иномарки вне конкуренции. Управляются по системе GPS, допуск 3 сантиметра. Механизатору остаётся контролировать да разворот обеспечить. Директор Александр Аносов говорит, ребята-механизаторы все свои, местные:
– Молодые, кто техникум закончил, кто после армии. И шофера такие же.
На весь энергичный, промышленно-бурный район наберётся не больше сотни мигрантов-гастарбайтеров. Выходит, реально обходиться собственными трудовыми ресурсами.
Аносов совсем не похож на руководителя крупного хозяйства – балагур, в глазах смешинки. Внешне чем-то неуловимо напоминает артиста Винокура:
– У нас есть общежитие – вдруг кто-то из другого района, молодожёны например, к нам и попросится? Мы им выделяем комнату, присматриваемся, на что способны. Через годик встречаюсь с основными работниками, спрашиваю: «Маш, а как тебе Татьяна?» – она мне: «Толк будет!» И мы покупаем Татьяне с мужем квартиру. Но таких немного, мы кадрами обеспечены.
Просто фильм «Девчата». Из села народ не бежит. Исключение – те, кто выучился на «городские» профессии. Зато в хозяйстве работают восемь человек из райцентра, проблем с транспортом нет, практически у каждого дома стоит легковушка.
Специализация хозяйства – производство говядины, 2 тыс. тонн в год. 7 тыс. га пашни, 7500 бычков на откорме и 900 коров – дойное стадо. 5 тыс. 500 тонн молока сдают известному воронежскому заводу молочных продуктов «Вкуснотеево». Подсобное хозяйство для собственного потребления, как говорит Александр Иванович: «Полсотни голов свининок, столько же баранчиков. А как же? Люди работают, в обед надо кормить, в полдник кормить! А если нужно, мы и завтрак в поле или на ферму привезём».
Селекционную работу хозяйство ведёт в молочном животноводстве. А бычков берут отовсюду – там, где откормом на мясо заниматься не хотят или не могут. Их выхаживают, доводят до «товарного» веса в полтонны.
Структура посевных площадей рассчитана так, чтобы полностью обеспечить кормами всё поголовье, покупать нет надобности. Я пошутил:
– Обнеси ваше предприятие забором – выдюжите на самообеспечении?
– Нет проблем! Всё своё. У нас даже парикмахерская не хуже, чем в Воронеже. Как мероприятие, так девчата все с причёсками, загляденье.
По показателям, СПК «Лискинский» был по стране на 8-м месте. Последние несколько лет – явный рост, но Минсельхоз России почему-то перестал выводить и публиковать сотню лучших. А в районе есть, признанный всероссийский лидер ОАО «Маяк» – там 14 тыс. голов крупного рогатого скота.
Секрет благоденствия, по Шевцову
Весь мир борется за рабочие места. А у нас крик стоит – село распадается, школы умирают. Но когда в конкретной местности есть серьёзный производитель, рядом обязательно возникнут магазин, заправка, кирпичный заводик, медпункт. Серьёзное производство на селе – это животноводство. Заодно перерабатывающие производства загружаются. Как говорит Шевцов, «проблема может возникнуть только одна – если ума нет, да ещё воруешь. Но это уже субъективный фактор, государство тут ни при чём. Я таким говорю – воруй с прибыли! Нет, всё норовят отщипнуть с каждого рубля, проходящего через кассу. У нас они не задерживаются».
Он доволен сегодняшним положением вещей:
– Мы дожили до тех времён, когда животноводство стало прибыльным. Двадцать лет сохраняли, бились за него, наконец, получаем дивиденды. Когда мне рассказывают о передовых агропредприятиях страны, если они не занимаются животноводством, то для меня тема закрыта. В полеводстве на 4 тысячи га пашни, это среднее хозяйство, требуются 5–7 механизаторов, часто «пришлых» – урожай собрали, до весны исчезли.
– То есть вы считаете полеводство делом простым?
– Никаких сложностей. Посеяли, запустили опрыскиватель, обработали, пришли комбайны – смолотили. А в том же «Лискинком» работают четыре сотни человек, хозяйство платит серьёзные налоги. Оно кормит с учётом членов семей минимум 1500 людей. И хорошо кормит!
Выходит, рекордные урожаи зерновых не проблема, могут быть ещё «рекорднее». Для этого, правда, нужна нормальная техника, вменяемая стоимость горюче-смазочных материалов и минимум людей. То-то не раз и не два я ломал голову – вроде хозяйство крепкое, урожаи снимает хорошие, а «базовая» деревня в разрухе – избы зияют провалами пустых окон или вообще заколочены в стиле «все ушли на фронт». Только война давно закончилась.
Не самый крупный Лискинский район, один из 32 субъектов Воронежской области, имея всего 100 тыс. га пашни, произвёл в 2010 г. основной сельскохозяйственной продукции больше, чем целая Волгоградская или Тамбовская область. Вы можете представить, каков нереализованный потенциал у отечественного сельского хозяйства? Если ему «ума» дать, то нефть и газ уйдут на второй план. Мы же полмира прокормить сможем.
Досье «АН»: глава района
Шевцов Виктор Владимирович родился в 1948 году. В 1967-м окончил техникум и стал агрономом. Потом был Воронежский сельхозинститут и Ростовская ВПШ. Во главе района, с коротким перерывом, без малого четверть века. В 1989 г. стал секретарём Воронежского обкома КПСС, был избран народным депутатом РФ. Как сам говорит, в обкоме не прижился, «не та атмосфера»: «Хорошо, не успел даже квартиру получить». И в 1990-м вернулся в район, был избран председателем Лискинского горрайсовета народных депутатов. Позже четырежды всенародно избирался главой района.
Сейчас это единственный район области, газифицированный на 100%, – личная инициатива Шевцова. Одно из немногих исключений – его собственная дача. В летний домик подводить газ не положено. Долго бился за мост через Дон, чтобы объединить право- и левобережную части района. Соединили! Где-то школы закрывают, а в Лискинском районе введены в строй сразу три. По всей стране предприятия избавляются от непрофильных активов, а здесь строят спортивно-оздоровительные комплексы.
На самый трудный для множества руководителей районного уровня вопрос про крышевание бизнесменов и целых предприятий отвечает коротко: «Я не буду себя уважать, если в районе кто-то начнёт обирать предпринимателей». Может, это и есть главный секрет, почему здесь жить хорошо?
Догнать и перегнать Лиски – это уже фантастика. Удивляет другое – как Москва прошляпила такого руководителя, как Шевцов? Или там созидатели не требуются? Впрочем, понятно – он не питерский, да и членом всемирно известного дачного кооператива «Озеро» никогда не был.
№ 3 (295) [«Аргументы Недели», Владимир ЛЕОНОВ ]