Уважаемые читатели! Сайт отображается в мобильной версии. Для отображения полной версии сайта необходимо открыть сайт в окне шириною не менее 1024 пикселей.

Вспоминаю родных, победивших фашизм. Мухарямовы

Мухарямов Радик

Дата последнего входа: 08.12.2016 15:41:29
Дата регистрации: 19.03.2011 16:05:08
День рождения: 31 марта
Пол: Мужской
Наименование компании: Министерство лесного хозяйства РБ
Департамент / Отдел компании: охраны и защиты леса
Должность в компании: главный специалист-эксперт, ныне - член совета ветеранов
Мухарямов Радик -> Всем
Вспоминаю родных, победивших фашизм. Мухарямовы
Мой отец и дедушка не любили вспоминать войну, хотя она тяжело напоминала о себе ночными бессознательными стонами отца от болей в ноге или снов о гибели однополчан. Кое что сохранилось в моей памяти.

По матери и отцу я отношусь к родоплеменному объединению Табын. Племена и роды этого объединения входят в состав башкир. Башкиры, в настоящее время, это единый народ, расселившийся, преимущественно, в границах современного Башкортостана. Но, фактически, башкиры являются союзом племён разного происхождения, объединившихся в древности в единый народ. Среди башкирских племён есть и тюркские (табынцы, кыпчаки…), и финноугорские (юрматинцы, енейцы…), и индоиранские (усерганцы, бурзяне…) и монгольские (катайцы, сальюты, сынгряне…). Дело в том, что территория расселения башкирского народа в историческом аспекте была местом пересечения миграции различных племён. Некоторые историки считают, что именно здесь истоки зарождения арийской, индийской и многих других культур. Насчёт зарождения не знаю, но, думаю, перемешивались, встречались и какое-то время жили, оставляя в среде других народов свои обычаи. В процессе исторического развития, наши племена ассимилировались между собой, чему способствовали относительная близость языков, интересов, занятий, местожительства, обычаев и нравов. Наиболее воинственные племена (гунны, мадьяры…) ушли завоёвывать себе территорию в более тёплых краях. Вожди, оставшихся племён и родов, постепенно забыли о разногласиях и трениях, существовавших между ними. Горные башкиры, кроме пчеловодства и скотоводства освоились с металлургией. Степные башкиры имели тесные связи с другими народами и обменивались товарами с ними. Люди на деле поняли, что находить консенсус и решать сообща проблемы легче, чем добиваться своего силой. Они стали жить вместе на одной территории, отстаивая общие интересы, как дипломатическими, так и военными путями. Т.е. башкирский народ в своём историческом развитии, в сущности, повторил путь большинства других народов. Но чтобы понять всё это, надо внимательно прочитать древнейший башкирский эпос “Урал-батыр”, чудом дошедший до наших времён. В этом сказании, хранится память народа о самых древних временах, в том числе о всемирном потопе. Но герой этого эпоса, в отличии от Ноя, спасал не свою семью и “каждой твари по паре”, а весь народ. Т.е. здесь повествуется не об одиночке, спасшемся от потопа, а о предводителе, возглавившем спасение целого народа.
Мухарямов Махмут[1] Абдрахманович – основатель династии лесоводов Мухарямовых (дер. Бишаул-Унгарово Кармаскалинского района, 26.06.1900–24.12.1985).
Описание биографии начну с того, что фамилия Мухарямовы произошла от имени (фамилий тогда у башкир не было) моего прапрадеда. Имя ему было дано в честь первого месяца мусульманского лунного календаря по Хиджре[2], когда он родился. Мухаррам в переводе на русский язык означает “священный” (или “запретный”). Считалось, что в течение этого месяца следует раздавать милостыню нуждающимся (больным и неимущим), жертвовать на строительство и ремонт мечетей, другие благо творительные дела. Кроме этого, в течение месяца Мухаррам запрещались войны и кровная месть.
Мухарямовы входили в племя Бишул (5 сыновей). В свою очередь это племя относилось к Табынской группе племён. Табынская родоплеменная группа являлась самой многочисленной в Башкортостане. Она включала около четверти численности башкир и стала своего рода катализатором дальнейшего их объединения в единый народ. Как рассказывал дед, наши предки по каким-то причинам перекочевали то ли из Белорецких, то ли из Гафурийских лесов. Дед упоминал Баймакский район, говорил, что он был почти сплошь покрыт лесом. Возможно, он путал. Родовой знак (тамга), которым клеймили принадлежащих им животных, однорогие вилы (возможно острога, но дед говорил – вилы и рисовал перевёрнутую единицу). Жена деда, т.е. моя бабушка по отцовской линии, из рода Йомран[3], спорила с ним и говорила, что вилы, это их знак, и рисовала стилизованную перевёрнутую ёлочку. Из этого же рода моя мать. Этот род также относится к Табынской группе племён и по преданию ведёт начало от Тимура[4] (Тамерлана), прославившегося в 14 веке.
Мой дед родился в семье старосты Габдрахмана[5] Мухаррямовича (1877 года рождения). Мать – Минлисурур[6]. Отец Габдрахмана – Мухаррам (откуда, как я упоминал, и пошла фамилия). Его отец – Зубаир[7], от него на часть моих предков распространилась фамилия Зубаировых. Его отцом был Мустафа[8], сын Ишнияза[9]. Отцом Ишнияза, со слов Махмут Абдрахмановича, был Ильсинбай[10]. Дальше родословная забыта. Деревня Бишаул-Унгарово переводится как 5 венгерских деревень, а другая разновидность написания этой деревни – Бишул-Унгар, переводится как 5 сыновей Унгара. В Кармаскалинском и примыкающем к нему Аургазинском районах есть ещё 4 деревни: Бабич[11] Бишулы, Утяймулла[12] Бишулы (Аургазинский р-н), Сулейман[13] Бишулы (Эс мугед[14] в Аургазинском р-не) и Утяган[15] Бишулы (Кармаскалинский р-н). По преданию, основатели этих деревень были родными братьями. Правда не совсем ясно, откуда название Унгар, если это были родные братья. Дед рассказывал, что на околице Бишула жил кузнец, то ли немец, то ли кто, короче, иностранец, по имени (или фамилии) Унгур. От него мол и пошёл хуторок Унгуров. Постепенно деревня Бишул разрослась и сомкнулась с хутором. Отсюда дескать и пошло двойное название. За достоверность этих сведений не ручаюсь, упоминаний об этом я больше не встречал. Некоторые исследователи считают, что Унгар произошло от числа 10 (Ун) и слова гар (род). Таким образом наименование деревни Бишул-Унгар можно условно перевести как 5 сыновей десятиродцев, т.е. как основное племя десятиродцев. Я где-то читал, что раньше башкиры называли себя семиродцами, но возможны варианты. Ведь роды разрастались, делились.
У родителей Махмут Абдрахмановича было добротное хозяйство, имелась самодельная зернодробилка (круподёрка), 2 лошади, крупно-рогатый скот, овцы и другая живность. Желание жить хорошо, в некоторый период развития нашего, тем не менее, славного отечества, расценивалось, как недостаток скромности и, в результате этой ошибочной трактовки человеческого бытия на правительственном уровне, Габдрахман (Абдрахман) Мухаррямович 23.11.1930 г. вместе с сыном Файзрахманом был репрессирован и сослан на 5 лет по ст. 58-10 и 58-11 на строительство Беломор-канала. После возвращения некоторое время жил по знакомым, затем приобрел маленький домик и тихо – мирно жил с женой в Улукуле. Работая в пункте по заготовке сена, опоздал на 10 минут, за что вновь был посажен на 3 месяца. Вернувшись в 1942 году в дер. Алайгирово, где у Фатима абий жила его жена, заболел, отлёживался на печи. В этом же году он умер. Чего он за это время пережил, о чем думал, я не знаю (рядом меня не было, хотя прадед, быть может, и мечтал о том, какие счастливые будут у него потомки, что и согревало его многострадальное сердце). Жена его (моя прабабушка) умерла в тот же год, чуть позднее.
Кроме Махмут Абдрахмановича в семье выросли Салиха (местожительство дер. Сарт-Чишма Кармаскалинского района), Гайша (дер. Камышлинка), Файзрахман (дер. Утяган), Фатима (дер. Алайгирово), Мархаба (г. Черемхово), Анвар 1920 года рождения (погиб в звании лейтенанта под Ленинградом на Синявских торфоразработках 15 февраля 1943 года).
В родной деревне Махмут Абдрахманович закончил 3 класса. По тем временам и этого было много. Участвовал в гражданской (на какой стороне не знаю), но недолго, т.к. был ранен в руку (или это был самострел, об этом он не распространялся).
27 марта 1919 года Махмут (по некоторым документам – Махмуд) женился на Ишкуатовой Марьям[16] Кинзябаевне. Оформление произошло по мусульманским традициям. Для светской власти документы пришлось восстанавливать с помощью свидетелей (Ибрагимов Муртаза Шагивалеевич и Давлетбаев Ислам Файзетдинович) через суд. Позже, дед с семьёй переехал ближе к Уфе, что спасло его от молоха репрессий, обрушившегося на его близких.
У Махмут Абдрахмановича и Марьям Кинзябаевны родились и выросли дети: Нажья (род. 10.06.1921), Талгат (11.03.1924 – 11.05.1999), Найля (08.03.1929 – 17.12.1989) и Резеда (род. 20.10.1931).
Нажья, первоначально училась в Бишауле, затем в связи с переездом обучалась в 33 начальной школе в городе Уфе на ул. Тукаева. После этого обучалась в Миловке (Уфимский район) на ветеринарного санитара. По окончании была направлена на работу в Суванякский совхоз Баймакского района. Отработав положенные 4 года, осенью 1943 года вернулась домой к матери. Затем устроилась работать учётчиком и нормировщиком в МТС, где познакомилась с Шаяхметовым Динисламом Шайхисламовичем. В 1945 году вступила с ним в гражданский брак, позже официально вышла замуж.
Динислам работал бригадиром тракторной бригады. Его направляли в отстающие хозяйства, но большую часть времени он проработал в колхозе им. Чапаева. Умер в октябре 1986 года.
2 мая 1946 года у них родился первенец – Рашит (в настоящее время проживает с семьёй в г. Никополе на Украине). Т.к. он дитя любви от гражданского брака, то ему была дана фамилия Мухаррямов. Он женился на Надежде Алексеевне Блиновой (3.01.1947). Работал в, тогда ещё Украинской ССР, слесарем, в строительстве. 29 ноября 1968 года у них появилась дочь – Рауза, а 11 июня 1975 года – Елена. Обе вышли замуж, имеют детей. Рашит, к сожалению, навещает редко, но на несколько месяцев, так как живёт с семьёй теперь уже в иностранном государстве.
Второй сын, Аскат, родившийся в 1947 году, умер через 5 месяцев.
Дочь Роза, родившаяся в 1948 году, 8 ноября 1967 года родила сына Вагиза, но в 1968 году сама трагически погибла под автомобилем, когда ехала на велосипеде домой, чтобы покормить сына. В итоге Насретдинова Вагиза Рифкатовича воспитывала его бабушка – Нажья абий, ставшая для него матерью.
Сын Рафаэль, родившийся 22 июня 1950 года, сейчас вместе с Вагизом скрашивают её старость, чуть ли не каждый выходной навещают её и помогают, чем могут.
А вот самый младший сын Наиль, родившийся 3 ноября 1963 года, словно чувствуя сравнительно недолгую жизнь, спешил жить, менял работу, жён. Он умер в мае 2008 года от злокачественной опухоли в горле.
Сейчас Нажья абий самая старшая, но по прежнему бодра и активна. Когда моя мать серьёзно заболела (врачи первоначально поставили диагноз рак, но кровотечения и спазмы в горле оказались результатом передозировки кардиомагнила, много лет принимаемого ею), Нажья абий бросила дом и сев в такси за 500 руб. приехала на кордон (это не делает чести таксисту, провёзшему её за такие деньги на расстояние, всего лишь, около 35 км.). Ей же, позже пришлось участвовать в похоронах моей матери.
Средняя дочь Махмута Абдрахмановича и Марьям Кинзябаевны Найля, закончив школу училась в Уфе в статистическом техникуме, после окончания которого уехала отрабатывать в пос. Ермолаево. Здесь познакомилась с тамошним комсомольским работником Бикмаевым Бадрием Назмиевичем. Бывший танкист (во время войны), покорил сердце юной девушки своей прямотой, обаянием и вскоре была сыграна скромная свадьба. В дальнейшем, он перешёл работать редактором местной (районной) газеты. В 1963 году переехали в г. Кумертау, а в 1967 году – в город Мелеуз. В Мелеузе до самой пенсии работал в редакции местной газеты “Путь Октября”. У них родились сыновья Анвар (22.04.1955г.) и Айдар (26.11.1957г.).
Анвар, окончив в 1978 году факультет авиационных двигателей Уфимского авиационного института, пошёл инженером в ВВС. Служил в Черниховске Калининградской области, где познакомился с Надеждой Ермиловой, студенткой строительного института. Результатом этого знакомства стал их сын Дмитрий. Затем служба в Польше, позже – посёлок Сиверский Ленинградской области. В настоящее время, успешный инженер-конструктор НИИ им. Климова, рационализатор в своей области.
Айдар после окончания Уфимского медицинского училища работал зубным врачом в г. Мелеузе, где познакомился с будущей женой Лилией, студенткой Салаватского медицинского училища. Она покорила его белозубой улыбкой. В 1985 году они поехали искать счастья в Забайкалье (город Краснокаменск), где 30 июля 1987 года родился сын Адель. Насладившись красотами сопок, вернулись к престарелым родителям. 10 января 1996 года у них родилась дочь Айлин. Она, кроме общеобразовательной школы, учится в музыкальной школе. Адель отлично закончил школу и подал документы в три ВУЗа. Везде прошёл, но окончательно выбрал – МГУ им. Ломоносова.
Младшая дочь – Резеда стала педагогом по биологии. Она вышла замуж за Аминева З.А. (9.11.1914 – 12.03.1969). Зия Аскатович был учёным, занимавшимся историей Октябрьской революции и гражданской войны в Башкирии. Тема была щекотливая, связана с изменениями взглядов вновь приходящих на посты ответственных работников. Он защитил докторскую и умер от инфаркта на глазах восьмилетнего сына – Анвара (30.04.1961). Анвар хорошо разбирался в автомобильной технике, а позже освоил компьютеры.
Помню, на первых страницах фотоальбома моего дедушки красовались фотопортреты Ленина и Сталина. Наверное, чтобы не идти по стопам своего отца, мой дед в качестве тотема наклеил эти фотографии. Этим он как бы заявлял всем о своей любви к партийным лидерам. А может быть, он их действительно уважал? Сейчас у каждого маломальского руководителя в кабинете на видном месте находится портрет нынешнего вождя. Это что, уважение или отголоски былых страхов? Очень хотелось бы верить, что – первое. Но мне, ещё в семидесятых купившем в Академкниге, что была расположена на бывшей улице Коммунистической, книгу Луи-Себастьен Мерсье “Год две тысячи четыреста сороковой”, трудно поверить в повсеместную искренность чувств современных руководителей. Поэтому мне близки взгляды нового президента республики Хамитова Р.З., запретившего устанавливать свои фото в кабинетах подведомственных руководителей.
До системы лесного хозяйства, согласно записи в трудовой книжке Мухарямов Махмут Абдрахманович 9 лет и один месяц работал по найму. 10 марта 1938 года был принят в совхоз №4 треста пригородных совхозов.
Земляком и родственником моей бабушки был поэт-просветитель, первый исследователь-краевед из башкир, Мухаметсалим Ишмухаметович Уметбаев. В отличие от всех поэтов, живших до и после него, не только отлично знал персидский и арабский языки, но и в совершенстве владел русским. Он составитель персидско-татарско-русского словаря. Среди его стихов были такие, что были направлены на сохранение лесов. Возможно последнее сыграло свою роль при выборе профессии моим дедом, ставшей основной для его сына, внука и ещё некоторых родственников. В лесном хозяйстве Махмут Абдрахманович начал работу с профессии лесоруба Уфимского городского лесхоза 13 июня 1940 года.
2 июня 1942 года был мобилизован и отправлен на фронт в составе 61 отделения конно-санитарной роты. Будучи прикомандирован с двумя лошадьми к Полевому Армейскому Санитарному Складу №2079, получил благодарность, был награждён медалями “За боевые заслуги” (№1366499) и “За победу над Германией в Великой отечественной войне 1941-1945 гг” (К №0316078), стал командиром отделения, в январе 1945 года был принят в коммунистическую партию.
Он вспоминал, как при перевозке медицинского снаряжения, встретился со сродственником – Исанбаевым Гадельбарыем (второй муж Фатимы – сестрёнки его жены, его чаще называли Барыем), они было разъехались по встречным курсам, но Барый бабай узнал деда и остановил свою лошадь. Встреча была короткой (время военное, можно и под штрафбат загреметь), но осталась в памяти, как одно из радостных событий военных лет. Помню, как я, так же совершенно случайно, встретился в Москве с Бурхановой (в девичестве) Флюрой, стоявшей в длинной очереди за дефицитом. Подойдя к ней, спросил:“Кто последний?” Каково же было моё удивление, когда девушка обернулась.
22 июля 1945 года дедушка был демобилизован в звании сержанта. Разумеется, после войны получил ряд юбилейных медалей.
19 сентября 1945 года дедушка начал работать лесником Дёмского лесничества Уфимского горлесхоза, а 25 июня 1947 года был переведен в объездчики. До него объездчиком был Александр Михайлович Фёдоров. Ввиду неграмотности, Фёдоров написал заявление о переводе в лесники.
Лесником он был замечательным (это я не о деде, а о А.М.Фёдорове). Был он и не плохим рассказчиком. Помню, вечерами он мне с жаром пересказывал сюжеты библии. Я, как и большинство моих сверстников, был атеистом, но с удовольствием слушал его. Много ли надо ребенку, если учесть, что о телевизорах тогда и не слыхали. Ударом для него стало, что деньги он хранил не в сберкассе, а в банке, но банке жестяной. Отказывая себе во многом, накопил крупную сумму, но деньги отсырели и со временем истлели. Такие фокусы приключались, в народе рассказывали о подобных историях. Говорят, что после этого случая он зачах и вскоре умер.
Я, кстати, то же влип. Уложил 50 руб. в дневники за 1969-1970 годы, а дневники спрятал с припиской, вскрыть 31 марта 1975 года, но не вскрыл, а вновь спрятал. А когда начал составлять это приложение, то и обнаружил это богатство в 2010 году (две трети моей месячной зарплаты в 1970 году).
Государство раньше прилагало определённые усилия для того, чтобы население доверяло банкам и несло накопленные денежные средства в сберегательные кассы. Например, рассказывают, что в начале войны люди старались забрать деньги из сберкасс, а тогдашний директор Уфимского горлесхоза Фортунатов В.В. наоборот сдал деньги в сберкассу, за что после войны его, как говорят, поощрили одноразовым повышением размера вклада. Кроме того, при замене денег (в 1947 году) деньги меняли из расчёта за 10 старых рублей давали 1 новый. При том, обмен осуществлялся в течение всего лишь одной недели. В Сберкассе деньги в сумме до 3 тыс. рублей менялись в отношении один к одному. Если сумма вклада составляла более 3 тыс. руб., то за три старых рубля, давали два новых. При превышении суммы вклада 10 тыс. руб., то за два старых рубля давали 1 новый рубль. Это укрепило веру населения в Сберкассы и мои родители старались держать деньги в Сберкассе. Если бы они знали, что через 30 лет родное правительсто проведёт прямо противоположную реформу, получившую название шоковой терапии. А спустя два года, под видом замены денежных купюр на банкноты российского образца, произошла ещё одна антинародная реформа. От последних реформ пострадал и я, как и миллионы сограждан. Точно также я и мои родители, “подарили” новоявленным миллионерам чубайсовские ваучеры. Если причины, по которым во время войны и после, представители, государства заставляли приобретать облигации, можно было понять (надо было восстановить разрушенную экономику), то ваучеризация была явно антинародной компанией. Она была направлена на узаканивание появления в стране миллионеров и миллиардеров, за счёт обнищания остального населения. Но, обидно то, что подобные нувориши не ценят этот самый народ и направляют сбережения для развития за границу. Собственное производство в стране развивается гораздо в меньшей степени, чем этого бы хотелось, чем это надо для безопасного развития государства. Может я преувеличиваю, но такие мысли тяжело давят на сердце.
За время работы Махмут Абдрахманович проявил себя способным организатором лесохозяйственных и лесокультурных работ, пользующимся уважением в коллективе, принципиальным контролёром, за что неоднократно поощрялся благодарностями и денежными премиями. Приказом по Министерству сельского хозяйства СССР от 26 марта 1957 года был награждён знаком “Х лет в государственной лесной охране”.
Франт по натуре, он был неформальным лидером Черноозёрского кордона[17], где проживал основной контингент государственной лесной охраны и рабочей силы Дёмского лесничества. Кордон этот в те годы состоял из нескольких домов и 2 бараков. Половину пятистенного дома занимала семья деда, по соседству с ним жил Исхаков Идрис[18] Мухаметаминович с семьёй. Его дети Якуп (08.12.1947г.), Юсуп (09.07.1950г.) и Мударис[19] (09.09.1956г.) в последствии также работали в лесной охране. Ещё в одном пятистенном доме жил помощник лесничего, первоначально там же в маленькой каморке ютилась семья Исхаковых. Помню, как я удивился, впервые попав туда и рассказал об этом за ужином. Дед пообещал, что скоро они переедут в лучшие условия. Как я был рад этому, ведь Юсуп, в те годы, был моим лучшим приятелем. В шестистенном доме жили лесники Александр Михайлович Фёдоров, Шайрислан Шагазинович Хазигалеев. В крайней квартире жили то один, то другой человек, некоторое время там располагался красный уголок[20] (на кордоне его в те времена называли Ленинской избой). В небольших комнатках бараков, перегороженных дощатыми стенами, жили рабочие. За бараками стоял ещё один домик, где жил конюх Фефелов Алексей. Помню, как из бревен распиливали доски. Посередине кордона стояла, так называемая, ручная пилорама. По форме она напоминала часть строительных лесов, но была изготовлена из толстых бревен. Распиливаемое бревно затаскивалось наверх и укладывалось на поперечные бревна. Двое рабочих стояли наверху над бревном и дергали одну ручку пилы, а вторая пара стояла внизу и дергала вторую ручку пилы. Работа была адской и весьма ответственной. Кроме того, на кордоне была конюшня, на чердак которой завозили сено (в начале прямо на лошади, для чего был устроен трап в виде толстого настила из бревен и досок). Трап на сеновал был необходим по причине весенних наводнений. В этом случае коней поднимали по трапу на сеновал (к весне сено почти заканчивалось и сеновал был свободен), где лошади были в безопасности. На территории конюшни находились 2 амбара, в которых хранились овёс для лошадей (высевали на территории гослесфонда и заготавливали его сами лесники и рабочие кордона), запчасти, инструменты и продукты. Недалеко от конюшни располагались стога сена жителей кордона. Ввиду небольшой площади, свободной от леса, стога стояли скученно, и случись пожар, сгорело бы сено всех сельчан. Я не помню о случаях воровства сена друг у друга. Так же, в некотором отдалении от домов, вплотную, примыкая, друг к другу, стояли сараи. Крыши сараев были накрыты липовой корой или соломой. На этих крышах, находя какое-то пропитание, нередко вырастали островки довольно высокой травы.
В доме дедушки у двери висел телефон, он был параллельным с еще несколькими домами из разных кордонов и мы поднимали трубку, если было 4 звонка. После разговора надо было крутануть ручку, расположенную сбоку и положить трубку на рычаг. Чтобы позвонить, надо было снять трубку и крутануть ручкой с остановками столько раз, сколько положено звонков сделать абоненту, в соответствии со списком, висевшим возле телефона. Рядом с кордоном находился питомник, где выращивались лесные сеянцы. В специально выстроенном помещении питомника хранились щиты для затенения всходов, лопаты, мотыги, лесная сеялка, плуг, молотилка, веялка, мульчирователь и еще разные приспособления.
При мне был построен дом для помощника лесничего. Старшим по должности в Черноозерском кордоне некоторое время являлся помощник лесничего Чурсин Г. А. Но, по словам жителей, он был слаб к спиртному и чарам женского пола. Приказом по Уфимскому горлесхозу № 19 от 01 февраля 1954 года он был снят с должности. Сняли его за то, что задним числом выписал лесной билет на сенокошение гражданке Шишкиной после фактического её задержания на месте нарушения объездчиком М.А. Мухарямовым и лесником А.М. Федоровым и составления ими акта о лесонарушении. Кроме того, в ходе служебного разбирательства выяснилось, что вместо личных денег за строительство для себя жилого дома Г.А.Чурсин выдавал плотникам бесплатно государственную древесину.
На Черноозерском кордоне была одна общественная белая баня[21], где мылись семьями строго по очереди. За вечер мылись несколько семей. Несмотря на то, что топка была в предбаннике, в парной было жарко, т.к. кто-нибудь из членов семьи или следующий клиент подтапливал баню.
Вокруг кордона росли сосняки, посаженные в 30 – 40 годы. Они и сейчас украшают эти места, но сильно загажены мусором от местных садоводов и приезжих отдыхающих.
Скотину, сколько помню, пас один и тот же, невысокий (из-за горба) пастух, дядя Петя Салякаев. Однажды он не вернулся в кордон, тело нашли растоптанным быком. Ходили слухи (не знаю насколько основательные), что с ним расправился сродственник, чтобы завладеть квартирой.
Дед отличался крестьянской сметкой. Однажды он попросил меня найти и подать из верхнего ящика комода складной ножик, а я увидел там пачку денег, перетянутую резинкой. Не часто приходилось в детстве видеть столько денег сразу, и я пересчитал их. В пачке лежал 101 рубль. Я сказал деду, что он ошибся и один рубль в пачке лишний. Дед хитровато прищурился и подарил рубль мне. Позже он рассказал, что таким образом выявлял не чистых на руку родственников. Они предполагали, что дед просчитался, и прибирали рубль себе.
Дед рассказывал байку о том, как помещик подбирал себе помощника. Он пригласил претендентов, отличавшихся сообразительностью, поставив перед каждым миску с горячим супом из жирной гусятины, сказал им, что помощника выберет позже. Те быстро смекнули: “Кто как ест, так и работает”, но суп-то был обжигающе горячим. Каждый начал перемешивать суп ложкой и дуть в миску. Но супа было много, он оставался горячим, пришлось, есть обжигаясь. Только один претендент осторожно окунал хлеб в миску, затем также осторожно брал суп ложкой, не размешивая и дул на ложку, затем осторожно проглатывал. Так он, отставая от соседей, постепенно съел всю жирную верхнюю часть. Оставшаяся без жира часть супа быстро остыла, а он быстрее всех доел остатки. Но в принципе, все съели суп почти одновременно. После ужина барин велел прийти утром, а на завтрак предложил претендентам мясо с сухарями. А как есть сухари, если горло обожжено? Только один (догадайтесь, который?) спокойно всё съел.
Помнится притча-загадка на сообразительность. Лесник зашёл в сарай. В одном углу которого лежали кошка с котом, во втором углу – кошка с 2 котятами, в 3 углу находилась кошка с 3 котятами и в последнем углу расположилась кошка с 4 котятами. Вслед за лесником забежала его собака и кошка с 4 котятами выпрыгнула в ближайшее окошко, а остальные, попрыгали на насест. Спрашивается, сколько было ног в сарае до того, как вбежала собака, а сколько осталось после?[22]
У Роза абий (Бурханова в девичестве, позже – Гилязова) была загадка про сильнодействующее снотворное из 6 букв. Если отнять первую букву, то слово превращалось в то, о размере которого мечтают некоторые девушки завидев жениха. Если же отнять ещё одну начальную букву, то получалось слово, которое думал этот жених, глядя на свою девушку. Если отнять ещё одну начальную букву, то оставалось слово из трёх букв, означавшее их представление о совместной семейной жизни. А если отнять ещё одну первоначальную букву, то получалось слово, показывающее, какой будет их семейная жизнь на самом деле[23].
Ещё в семье любили сравнивать современное (тогдашнее) высокое начальство с байкой о мулле, который не то, что проповеди читать наизусть, но и здоровался с людьми читая текст по книге. Может быть по этой причине, я, страдая слабостью памяти, никогда не рвался в начальство.
Хобби Махмута Абдрахмановича – разведение пчел, он ежегодно выписывал журнал “Пчеловодство”, его пасека в лучшие годы достигала полусотни пчелосемей. Сколько помню, чаще всего упоминаемой фамилией в семье была Ладягин, это был пчеловод помогавший деду и делом и советом. Его сын – Володя, также до последнего дня помогал дедушке, а потом и моему отцу. Я как-то познакомил деда с работником, занимавшимся вопросами пчеловодства в нашем министерстве, великолепным человеком – Энгелем, он тоже какое-то время помогал деду и держал пчёл с зимовкой на улице. Но не в обиду ему сказано, дед счёл Энгеля теоретиком.
Дед был зачинателем разведения садовых культур на Черноозерском кордоне. В его доме росли огромные фикус и лимон. Последний, правда не плодоносил, но был красив, особенно зимой.
Кстати, внук его (то бишь я) беззастенчиво поворовывал с приятелями яблоки с участка собственного деда (больно уж вкусные они были на берегу Черного озера, не то, что за столом). У него было много чёрной смородины. Собирать которую было утомительным занятием. Но зато потом, в награду за труд, разрешалось собрать и поесть красной или белой смородины, закусить нежной малиной. Райским объедением была растёртая малина, смешанная с молоком, иногда с добавкой сахарного песка.
На Чёрном озере водилось много рыбы. Мы, местная ребятня, вылавливали щурят с помощью так называемой “волшебной палочки”. Это коротенькая палочка и леска с большим крючком. Всматриваясь с мостков в воду, осторожно подводили к рыбе с боку леску с крючком и резко поднимали палочку. Здесь, главным было терпение, неосторожная поспешность спугивала щурят и те молниеносно скрывались от неудачника. Именно здесь я научился плавать и нырять. Учитывая, что я был худющим, кожа да кости, без капли жировки (сейчас наоборот – сало да жир), то плыть далеко не мог и предпочитал нырять, поэтому дед сунул мне для плавания сухую доску. С нею я плавал по озеру и вдоль и поперёк. Это было незабываемое чувство торжества разума над силами природы.
У дедушки всегда были гости, да и я каждое лето проводил там. На его большой деревянной лодке мы плавали по Чёрному озеру, собирая кувшинки и камыши. На окраине кордона на этом озере рабочие отмачивали лыко для изготовления мочала (тогда в ходу были только естественные мочалки, об искусственных и не слыхали). Немного дальше находилась Красивая поляна. Позже на ней добывали ГПС для строящейся объездной дороги и поляна превратилась в большой пруд, на берегу которого вдоль автотрассы были выстроены площадка для отдыха водителей и кафе “Енот”.
С фронта дед привез немецкие настенные часы с механизмом № 702550. На них имеются фирменные надписи “Original Mautle” и “Divina”. Они до сих пор исправно ходят, только дед заводил их 2 раза в месяц, а мне приходится 3 раза заводить.
Одним из его привычек было своеобразно “кхыкать” дразня дворняжек и кошек.
Ишкуатова Марьям Кинзябаевна (17.12.1901–20.09.1974), уроженка дер. Ибрагимово Кармаскалинского района.
Имя её отца, имеет вариант написания Киньябай. Её дед имел имя Ишкуат, откуда и пошла фамилия. Отцом Ишкуата был Кусякбай[24], тот, в свою очередь, родился от Габбаса[25]. Отцом Габбаса был Утягул-Туря[26], его отцом был Уметбай[27], а его отцом – Мурзаш[28]. Далее родословная спускалась к Ишембету. У Ишимбета было два сына: упомянутый Мурзаш и Саетбай[29]. От последнего вверх идёт родословная моей матери – Ибрагимовой Райсы. Вниз же дальнейшая родословная идёт следующим образом: Ишембет[30], Йомран, Айкымбирде[31], Туктар[32] бий, Хани, Фирузишах[33], эмир Курган (Амир шах).
По семейным преданиям, западнотабынский род Йомран находится в родстве с Тимуром, создателем государства со столицей в г. Самарканде. Но древо рода , как видно, прослежено до Эмира Кургана (Амир шаха). Он считается потомком Тимура (Тамерлана), а значит, является одним из потомков Тумен хана.
Дедушке повезло с женой (а мне – с бабушкой). Марьям Киньзябаевна была замечательная женщина, пользовавшаяся уважением, граничащим с любовью, всех односельчанок. Она полностью соответствовала своему имени, т.к. была очень душевной и обаятельной женщиной. Отличалась не только великодушием, сердобольностью, но и повышенной опрятностью и любовью к чистоте, у неё постоянно под рукой были тряпки для протирки стола и мебели[34].
Родные вспоминают, как я обещал, что когда вырасту, куплю любимой бабушке красное пальто в яких цветочках (пальто в те годы были серые и чёрные, а цветастыми были лишь платья, но мечтательность малыша была выше серой реальности).
Помню, как в доме собирались старушки – соседки и родственницы. Сидели не спеша потягивая чай из блюдечек, которые держались на растопыренных трёх пальцах. Некотрые, словно жонглёры, залихватски удерживали блюдечко двумя пальцами. Пока, не спеша ведя беседу, пили чай из одного самовара, пыхтел второй, за которым присматривала самая младшя старушка или енгяй (сноха).
Однажды зимой бабушка с дедушкой собрались в гости, а присматривать за скотиной и домом оставили меня. Я пил чай, а т.к. не умел готовить суп, но знал, что время варки мяса около 2 часов, то и готовил одно мясо. Короче, когда через несколько дней бабушка с дедушкой вернулись, от ведра с мясом остались рожки, да ножки. Видел бы читатель удивление на лице экономных стариков.
У бабушки были братья:
Абдулгалим (родился в 1891г. в дер. Ибрагимово, позже проживал в г. Уфе). 19.03.1931 г. был арестован и посажен на 3 года (по меркам того времени это был небольшой срок). У него были дети: Мархаба, Гайфулла, Василя, Ямиля, Зайтуна.
Брат Абдулхалик (1902 года рождения), как и старший брат был колхозником, арестован 05.03. 1931 г. и сослан на 5 лет. После возвращенрия работал пильщиком, 03.03.1938г. вновь был арестован, вновь приговорён на 5 лет, но уже больше не вернулся из концлагерей. Его дважды сажали и дважды репрессировали (09.08.1989г. и 07.10.1993г.). Его сын Фарит стал в последствии бульдозеристом. Я помню, как он приезжал с помощником в Черноозёрский кордон на гигантском (по тем временам) бульдозере. Бульдозер не имел гидравлики и отвал приподнимался тросами через блоки над кабиной. Опускался вниз под действием собственного веса. У него с женой Газимой выросли 3 (4) дочери: Зияда, Зиля, Зифа, Фаина и сын Радик.
Брат Абдулгазиз проживал в дер. Малаево. Сын Абдулгализа – Галинур проживает в Ишимбае.
Сестрёнка Шакира с мужем Абдуллой жила в Сибири, затем в Карламане. В Кумертау живёт её дочь – Язиля.
Сестрёнка Сагида вышла замуж за Кудакаева Бадгетдина. Сыну Раилю после окончания Московского нефтяного института, дали квартиру в Белебее, где он проживал с матерью. Он умер от отравления. Сагида абий обменяла квартиру на Прибельский, где и умерла. Её дочь Амина работала театральным критиком, живёт в Москве. Дочь Газима жила в совхозе Карламан (ныне дер. Константиновка Кармаскалинского района), где и умерла в начале 2008 года. От Газимы остался сын Булат, живущий в доме матери, отстроенном и расширенном им. У него с женой Фанисой растут сыновья Азат и Ирек. Ещё одна дочь Сагиды – Римма проживает в Белгороде с мужем Борисом.
Брат Марьям Кинзябаевны – Закуан[35], 1894 года рождения был арестован 05.03.1931г. и отсидел 10 лет. В начале в Узбекистане, после чего был сослан на лесозаготовки в Белорецкий район, где и остался жить. Там, не далеко от Тирляна, живут его потомки. Из его детей были репрессированы Масхар (работал на кожзаводе, во время обыска, при аресте отца, в доме нашли остатки хрома[36]), Рашида (была ограблена при работе базаркомом и не смогла выплатить государству и людям утраченную сумму).
Сестрёнка Марьям Кинзябаевны – Зухра вышла замуж за богатого Кашфуллу[37]Галиева. Зухра страдала от плохого зрения и других болезней, видимо по этой причине рано умерла. Как тогда было часто принято у мусульман, Кашфулла женился на одной из её сестрёнок – Фатиме[38]. Их сын Яхья[39](1916 года рождения) до войны работал в уголовном розыске. На фронте он был тяжело ранен и умер в госпитале в г. Туле 09.08.1943г. (копия одного из его писем прилагается). Кашфулла умер ещё до войны и Фатима вышла замуж за его работника – Габдулбарыя[40]Исанбаева. Они долго жили в конезаводе № 119[41]. Она подарила Габдулбарыю трёх сыновей: Габдрашита[42] (умер в 17 лет), Габдрахима и Габдулхая. У Габдулхая и его жены – Сакины, живших в доме родителей и ухаживающих за ними, родились дети Фарит, Айрат и Гузель. Внук Фатимы и Габдулбарыя – Фарит[43] Исанбаев пошёл по стопам Яхьи. Он ушел в отставку из уголовного розыска по выслуге лет в звании майора. Айрат работал водителем погрузчика в различных организациях. Гузель вышла замуж за работника милиции. У неё подрастают сын и дочь.
К всеобщему сожалению, 20 сентября 1974 года Марьям Кинзябаевна умерла от рака желудка. Так же, как и дед, похоронена на кладбище дер. Улукуль (за железной дорогой северо-западнее станции Карламан).
Мухарямов Талгат Махмутович (дер. Бишаул-Унгарово[URL=#_ftn44][44][/